Casual
РЦБ.RU

Структурная форма финансирования в Казахстане: реформа законодательства и практика применения

Февраль 2005


    Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и накопление избыточных ресурсов в Казахстане создали в настоящее время <окно возможностей> для максимизации эффекта от применения структурной формы финансирования1. Благодаря изменению законодательства и практики применения секьюритизации Казахстан как страна с удобной юрисдикцией может занять самостоятельную нишу на рынках капитала.

    Cтруктурная форма финансирования имеет неисчерпаемый потенциал в условиях развивающихся и переходных экономик прежде всего как источник более дешевого заемного капитала и способ управления рисками. Однако при этом считается, что основным источником подобного финансирования являются международные рынки капитала, играющие особую роль международных финансовых организаций и что структуры финансирования создаются с использованием оффшорных юрисдикций преимущественно англосаксонской системы права. И это не случайно, поскольку из-за низкого уровня институционального развития, традиционной ориентации на внешние рынки долгового капитала и слабости внутренних финансовых рынков, а также относительной новизны структурной формы в странах гражданской системы права у большинства развивающихся государств нет внутреннего рынка структурного финансирования.
    К исключениям относятся Индия, Гонгконг, Южная Корея, Малайзия, Индонезия, Таиланд, Южная Африка и страны Латинской Америки, где существует ограниченный внутренний структурный рынок, хотя в последнее время делаются шаги в сторону его универсализации и расширения.
    В Казахстане в результате проведения последовательных реформ в финансовом секторе, экономике и законодательной сфере и формирования за последние несколько лет объемных внутренних источников капитала имеется уникальное сочетание условий для органичного развития структурной формы финансирования внутри страны. Главным предназначением структурной формы финансирования, на наш взгляд, должна стать ее роль как наиболее адекватного рыночного механизма, способного экономически эффективно перераспределять растущие внутренние инвестиционные ресурсы в капиталоемкие базовые отрасли и инфраструктуру2.

    Внедрение структурной формы финансирования позволит расширить границы инвестиционных возможностей в Казахстане и перейти к качественно новому этапу развития финансового сектора страны.

    В последнее время структурные инструменты, обеспеченные экспортными поступлениями, включая первую в стране секьюритизацию активов3, становятся все популярнее среди казахстанских эмитентов структурного долга на международных рынках капитала. Вместе с тем именно внутренний рынок может дать импульс для более активного применения структурной формы финансирования в Казахстане.
    Первым шагом в этом направлении должно стать создание законодательных основ для секьюритизации универсальных типов активов, включая активы реального сектора4. После этого планируется подготовить законодательные основы для проектного финансирования и структур частно-публичного сотрудничества5, базирующихся на технике проектного финансирования. Секьюритизация обеспечит платформу для рефинансирования активов проектно-финансовых компаний (специальных юридических лиц) на рынке капитала и придаст проектному финансированию необходимую ликвидность, что откроет качественно новые возможности для реализации проектов <с нулевого цикла> (green-field projects) за счет частного сектора на основе проектного финансирования.
    Структурная форма финансирования за счет внутреннего рынка капитала, банковского сектора, институтов развития позволяет решать вопросы, касающиеся рыночных механизмов и способов финансирования капиталоемких проектов в ключевых для жизнеобеспечения страны отраслях, в которых возможны непрерывные, предсказуемые и стабильные денежные потоки (жилищно-коммунальный сектор, городская и социальная инфраструктура, транспорт и телекоммуникации, электроэнергетика, нефтедобыча и горнодобывающая отрасль), а также определяет роль и участие государства в этом процессе.
    Внедрение структурной формы финансирования позволит расширить границы инвестиционных возможностей в Казахстане и перейти к качественно новому этапу развития финансового сектора страны.
    Напротив, отсутствие адекватных современным условиям форм финансирования будет и впредь способствовать излишней концентрации рисков в финансовой системе, препятствовать реализации проектов в реальном секторе экономики и привлечению к нему накопительного сектора казахстанского финансового рынка.

СОЗДАНИЕ ОСНОВ СТРУКТУРНОЙ ФОРМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ: СИНТЕЗ КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ

    До сих пор казахстанское законодательство не различало структурную форму, вследствие чего единственной альтернативой для казахстанских компаний было создание оффшорных структур финансирования в удобных иностранных юрисдикциях. Однако гражданско-правовая система Республики Казахстан не содержит непреодолимых препятствий для адаптации структурной формы внутри страны точно так же, как и в других странах гражданской системы права.
    Так, всем юридическим критериям структурного финансирования отвечает опыт европейских стран, в последние годы успешно адаптировавших в гражданской системе права классические элементы секьюритизации, изначально присущие англосаксонским юрисдикциям благодаря институту траста. Наиболее удачной считается итальянская модель секьюритизации, которая соответствует отраслевым стандартам6, удобна в применении и предусматривает возможность секьюритизации универсальных типов активов, т. е. активов как финансового, так и нефинансового сектора. Принятие итальянского Закона № 130 <О секьюритизации> от 30 апреля 1999 г. послужило тому, что к концу 2003 г. объем внутреннего рынка секьюритизации вырос с 0 до 40 млрд долл. США (2-е место в Европе после Великобритании - страны классической англосаксонской юрисдикции)7.

    Наиболее удачной считается итальянская модель секьюритизации, которая соответствует отраслевым стандартам, удобна в применении и предусматривает возможность секьюритизации как финансового, так и нефинансового сектора.

    В практике структурного финансирования особое место занимают отраслевые стандарты. Под таковыми понимаются критерии рейтинговых агентств, национальное и международное законодательство и судебная практика, национальные и международные стандарты финансовой отчетности, государственное регулирование и общепринятая отраслевая практика8.
    Отраслевые стандарты в области структурного финансирования могут по форме различаться в разных странах под влиянием, например, особенностей гражданского или обычного права (modus operandi). Но, по сути, они унифицированы гораздо больше, чем это может показаться на первый взгляд, и фактически представляют собой единообразный свод правил (modus vivendi), которым надлежит руководствоваться как в процессе разработки национального законодательства и регулирования в этой области, так и в практике применения структурной формы. Каждая структурная сделка уникальна, тщательно и всесторонне исследуется рынком и становится частью глобальной отраслевой практики. В этом смысле отраслевые стандарты структурной формы финансирования экстерриториальны и обязательны к применению.
    В основе структурной формы финансирования лежит уступка прав требования на основании <купли/продажи> (outright transfer, или true sale) или <с целью создания обеспечения> (transfer by way of security) специальному юридическому лицу (special purpose vehicle, SPV), функции которого ограничены законом и условиями сделки, а также юридическое обособление уступленных активов (segregation). Финансирование производится под обеспечение активов, выделенных в пользу инвесторов, вкладывающих в долговые инструменты специального юридического лица, <без обращения либо с ограниченным обращением взыскания> (non-recourse/limited recourse) на первоначального владельца активов, именуемого <оригинатор>, или <спонсор>, который является получателем экономической выгоды от финансирования.
    Потребности современной финансовой отрасли нашли отражение в проекте Конвенции Комиссии ООН по международному частному праву (ЮНСИТРАЛ) <Об уступке прав требования в международной торговле>9. В частности, проект Конвенции обеспечил юридическое признание трансграничных и иностранных прав требования. Значение Конвенции ЮНСИТРАЛ для Казахстана состоит в том, что присоединение к ней стран региона позволит эмитентам из этих стран использовать преимущества казахстанского законодательства в области структурного финансирования и структурную форму как естественную основу регионального рынка, что совпадает с целями создания в Казахстане регионального финансового центра. С этой точки зрения законодательство Республики Казахстан в области структурного финансирования должно быть совместимым с положениями ЮНСИТРАЛ.
    Таким образом, при подготовке казахстанского законодательства о секьюритизации мы опирались на отраслевые стандарты структурного финансирования, внешние источники права и прецеденты в этой области, и прежде всего на итальянскую модель, а также на действующее казахстанское законодательство.
    Казахстанское законодательство о секьюритизации упростит практику в области проектного финансирования и придаст последнему необходимую ликвидность, так как позволит рефинансировать активы проектно-финансовых компаний (специальных юридических лиц) и соответственно банков - участников проектно-финансовых синдикатов на рынке капитала за счет секьюритизации будущих денежных потоков по долгосрочным контрактам на сбыт продукции (trade receivables) проектно-финансовых компаний.
    Задачу реформирования законодательства в области проектного финансирования, близкого к законодательству о концессиях, предстоит решать на следующем этапе проекта. Законодательные изменения должны быть направлены на создание внутри страны структур обеспечения, необходимых для финансирования на условиях <без обращения/с ограниченным обращением взыскания> на активы спонсора и для расширения действия проектного финансирования в область проектов социальной инфраструктуры, а также предусматривать создание структур частно-публичного сотрудничества там, где особенности проекта диктуют необходимость разделения рисков проекта с государством.
    В результате будут созданы адекватные современному уровню развития и потребностям экономики страны, основанные на рыночных принципах и отраслевых стандартах правовые, организационные условия для реализации проектов в капиталоемких базовых и инфраструктурных отраслях за счет средств частного сектора при участии государства и государственных организаций (рис. 1).


    Предполагается, что реформа законодательства и практики применения структурной формы финансирования в Казахстане позволит:
  • проводить сделки на основе секьюритизации и проектного финансирования внутри страны;
  • обеспечить защиту инвесторов в соответствии с международными стандартами в этой отрасли;
  • укрепить государственное регулирование данного сектора;
  • заложить основы для частно-публичного сотрудничества в области проектного финансирования;
  • стимулировать дальнейшее развитие законодательства и практики доверительно-трастовой деятельности, производных инструментов;
  • открыть новые возможности региональной кооперации в финансовом секторе на основе удобного казахстанского законодательства и поднимет казахстанский финансовый рынок на качественно новый уровень развития.

    РЕФОРМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКИ СЕКЬЮРИТИЗАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ

        При секьюритизации риски активов обеспечения дифференцируются от рисков их оригинатора, что достигается средствами обычного права благодаря институту траста, но требует специального законодательства о секьюритизации, предназначенного для достижения той же самой цели средствами гражданского права. Согласно отраслевым стандартам секьюритизации риски активов обеспечения (будущих денежных потоков по правам требования) должны быть отделены не только от рисков их оригинатора, но и от рисков специального юридического лица, приобретающего эти активы за счет средств от выпуска ценных бумаг, обеспеченных активами.
        Риск (рейтинг) ценных бумаг, обеспеченных активами (asset-backed securities, ABS), таким образом, перестает быть зависимым от рисков (рейтинга) их оригинатора. За исключением кредитного усиления, риски активов полностью переходят к держателям облигаций специального юридического лица, т. е. финансирование осуществляется на условиях <без обращения взыскания> на продавца активов (оригинатора).
        Ценные бумаги, обеспеченные активами, к которым относятся, в частности, бумаги, обеспеченные ипотекой (mortgage-backed securities, MBS), отличаются от любых других видов ценных бумаг тем, что в их основе лежит уступка прав требования (assignment of receivables) на будущие денежные поступления по этим правам требования. Так, они отличаются от применяемых в Казахстане ипотечных облигаций (mortgage bonds)10, схожих с немецкими Pfandbriefe и англосаксонскими covered bonds, поскольку в их основе лежит залог.
        Другими словами, облигации, обеспеченные залогом, не предусматривают отделение рисков обеспечения от рисков заемщика, не диктуют более высокий рейтинг и не являются источником внебалансового финансирования11. Характерно, однако, что более высокий рейтинг такие инструменты могут получать при использовании элементов секьюритизации (structured covered bonds). Эти инструменты наиболее применимы и популярны в странах, где эмитенты, как правило, имеют собственный инвестиционный рейтинг уровня AAA, таких как немецкие земельные банки, и где существует благоприятное залоговое право.

    ЗАКОНОПРОЕКТ <О СЕКЬЮРИТИЗАЦИИ>

        Классические элементы секьюритизации одинаковы независимо от типа юрисдикции, что предопределяет единообразие отраслевых стандартов секьюритизации в мире.
        Схематически сделка секьюритизации на условиях <купли/продажи> (true sale) на основе казахстанского законодательства выглядит следующим образом (рис. 2)12:


        1. Оригинатор уступает права требования по обязательствам своих дебиторов специальному финансовому предприятию (СФП).
        2. СФП заключает соглашение с представителем держателей облигаций (ПДО)13 и с сервисной компанией, обслуживающей сбор и поступление денежных средств от дебиторов по уступленным правам требования.
        3. Сделка получает внешнее кредитное усиление и рейтинг.
        4. С момента государственной регистрации ценных бумаг, обеспеченных активами (или в иной момент в зависимости от особенностей юрисдикции), возникает специальный режим закона <О секьюритизации> (РЗС), который предусматривает ограждение уступленных активов от обращения на них взыскания и фиксацию взаимоотношений оригинатора с его общими кредиторами по поводу уступленных прав требования.
        5. СФП выпускает ценные бумаги, обеспеченные активами (правами требования).
        6. Оригинатор получает справедливое возмещение за уступленные права требования.
        7. Дебиторы продолжают платежи по своим обязательствам, переведенным в СФП.
        8. Представитель держателей облигаций/ платежный агент обслуживает денежные потоки от дебиторов и связанные с ними платежи в пользу инвесторов в ценные бумаги СФП в соответствии с условиями выпуска.
        Казахстанский законопроект <О секьюритизации> является синтетическим законодательством, модифицирующим действующее законодательство в части: 1) особого юридического статуса СФП; 2) создания специального режима выделенных активов; 3) особенностей уступки прав требования; 4) особенностей выпуска ценных бумаг СФП; и 5) особенностей регулирования. Например, отношения по поводу уступки прав требования, регулируются общими положениями гл. 19 ГК Республики Казахстан, тогда как законопроект <О секьюритизации> регулирует особенности этих отношений в связи с секьюритизацией.
        Для обеспечения юридической действительности казахстанского законодательства о секьюритизации в системе гражданского права страны с учетом действующих отраслевых стандартов были предложены изменения и дополнения в некоторые казахстанские законодательные акты, включая ГК Республики Казахстан14.
        Особенность казахстанского законопроекта состоит в том, что регулирующий орган (АФН) наделен законом <О секьюритизации> и иными законодательными актами широкими полномочиями для установления требований к сделке и в дополнение к общепринятым требованиям раскрытия информации об эмитенте, оригинаторе и сделке применяет также контроль отсутствия материального конфликта интересов и непрерывный контроль в отношении всех участников сделки, наделенных фидуциарными полномочиями. Последние два критерия стали императивными в США при регулировании сложных сделок структурного финансирования в дополнение к традиционному для SEC принципу раскрытия информации15. Те же самые критерии изначально были заложены в итальянском законодательстве о секьюритизации (регулирование Банка Италии), на основе которого создавался казахстанский законопроект, в котором специальное юридическое лицо является регулируемой финансовой организацией, именуемой в Казахстане специальным финансовым предприятием, или СФП (special purpose finance enterprise, SPFE).

        Казахстанский законопроект <О секьюритизации> отвечает всем принятым в отрасли требованиям к сделке, обеспечивая как адекватную защиту инвесторов, так и универсальность активов, пригодных для секьюритизации.

        Казахстанский законопроект <О секьюритизации>, на наш взгляд, отвечает всем принятым в отрасли требованиям к сделке, обеспечивая как адекватную защиту инвесторов, так и универсальность активов, пригодных для секьюритизации, т. е. активов как финансового, так и нефинансового сектора.
        Максимально возможная защищенность инвесторов в финансовые инструменты, созданные на основе закона <О секьюритизации>, достигается путем особых благоприятных последствий уступки прав требования в отношении дебиторов оригинатора и третьих лиц по сравнению с обычной уступкой. То есть с момента государственной регистрации облигаций СФП права требования, приобретаемые им, а также поступления по этим правам и иные права и активы, являющиеся составной и неотъемлемой частью условий выпуска ценных бумаг СФП, выгода по которым предназначена в пользу инвесторов в эти ценные бумаги, либо возникающие в процессе управления денежными потоками в сделке секьюритизации, отделены от каких-либо иных активов (segregated) и ограждены от взыскания со стороны любого лица, за исключением держателей облигаций (ring-fenced). Законодательно обеспечивается действительность уступки как существующих (existing receivebales), так и будущих прав требования (future receivables, или future flows). Таким образом, достигается необходимая гарантия прав требования, приобретаемых СФП, от банкротства оригинатора (bankruptcy remoteness), что является основным критерием секьюритизации.
        СФП может быть создано как оригинатором, так и третьими лицами, включая представителя держателей облигаций, но все ключевые решения в его деятельности принимаются с участием независимого директора, назначаемого представителем держателей облигаций. Соблюдение этого требования позволяет исключить так называемую фактическую консолидацию СФП с оригинатором и обеспечить соответствие принятым в отрасли юридическим критериям секьюритизации16.
        Деятельность СФП законодательно ограничена, кроме того, СФП является финансовой организацией и подлежит регулированию со стороны финансового надзорного органа. Поступления по правам требования в сделке секьюритизации законодательно защищены целевой направленностью (destination prinicple) их использования. Соблюдение этого принципа призвана обеспечить особая фидуциарная структура сделки, включающая СФП, представителя держателей облигаций и другие обслуживающие сделку стороны. Обслуживающие сделку стороны, как правило, являются лицензированными профессиональными организациями, чаще всего доверительно-трастовыми подразделениями банков. В зависимости от особенностей сделки фидуциарные функции может выполнять и оригинатор (инкассо поступлений по правам требования).
        Законопроект уточняет раздельный учетный режим активов СФП в связи с проведением сделки секьюритизации, тем самым максимизируется защищенность выделенных активов от гипотетического банкротства СФП или третьих лиц, не смешивая (non-commingling) активов.
        Налогообложение СФП производится на нетто-основе, т. е. после завершения очередной сделки секьюритизации (погашения ценных бумаг СФП). Решены вопросы, связанные с НДС при уступке прав требования в сделке, а также вопросы прав на взаимозачет встречных требований (offsetting rights). Для стимулирования инвестиций в ценные бумаги, обеспеченные активами, необходимо также учитывать возможность предоставления льгот при налогообложении инвесторов в структурные инструменты, исключения двойного налогообложения и упрощения порядка взимания налога у источника выплаты для иностранных инвесторов, а также признания убытков при секьюритизации нестандартных кредитов.
        Уточняются и усиливаются требования при регистрации облигаций СФП и иные регулирующие требования к сделке секьюритизации. Например, законопроект вводит критерий однородности (homogeneity) активов (прав требования), который является главным критерием секьюритизируемости активов. Под однородностью понимается однородная экономическая природа секьюритизируемого актива, обеспечивающая ему непрерывность, стабильность и предсказуемость будущих денежных поступлений (денежных потоков).
        Предполагается, что на уровне нормативно-правовых актов будут определены меры пруденциального регулирования в отношении оригинатора (в случае если оригинатором является банк или небанковская финансовая организация) и отдельных категорий инвесторов, вкладывающих в облигации СФП. Также будут определены порядок обслуживания денежных потоков в сделке секьюритизации, а также положение внешнего и внутреннего кредитного усиления как части особенной структуры сделки секьюритизации. За основу государственного регулирования сделок секьюритизации в Казахстане будут приняты минимальные необходимые стандарты, стимулирующие развитие отрасли.

        Облигации, обеспеченные залогом, не предусматривают отделение рисков обеспечения от рисков заемщика, не диктуют более высокий рейтинг и не являются источником внебалансового финансирования.

        С помощью казахстанского законопроекта <О секьюритизации> возможно осуществление не только секьюритизации на основе <купли/продажи>, т. е. с окончательным переходом прав требования по уступке к специальному финансовому предприятию, но и (потенциально) так называемой <синтетической> секьюритизации с уступкой прав требования <с целью обеспечения исполнения обязательств>.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

        Национальные законодательства о секьюритизации повсеместно развивались исходя из прагматичных соображений и с учетом индивидуальных особенностей каждой страны. Например, в Италии ключевым активом секьюритизации, ее сверхзадачей при разработке национального законодательства о секьюритизации были нестандартные кредиты (non-performing loans), в Бангладеш проект Всемирного банка по внедрению секьюритизации внутри страны осуществляется для рефинансирования микрокредитов, а повсеместно секьюритизация служит основой вторичного рынка ипотеки.
        Казахстанское законодательство о секьюритизации изначально разрабатывалось как универсальное, прежде всего ради создания условий для секьюритизации долгосрочных контрактов на сбыт (trade receivables) проектно-финансовых компаний (проектно-финансовая секьюритизация) и в контексте развития других структурных форм. Такой подход открывает качественно новые возможности для экономики и финансового сектора страны:

  • существенно расширятся границы возможностей для притока инвестиций в капиталоемкие базовые отрасли и инфраструктуру за счет внутреннего рынка капитала, с учетом современных представлений об управлении рисками и на основе международных стандартов финансовой деятельности в этой области. Одновременно за счет снижения уровня рисков и дисинтермедиации снизится стоимость финансирования и максимизируется использование более дешевого долгового капитала на условиях <без обращения/с ограниченным обращением взыскания> на оригинатора активов/спонсора проекта;
  • будут созданы условия для эффективного взаимодействия государства и институтов развития, эмитентов и в конечном счете инвесторов в ценные бумаги, выпущенные на структурной основе, в рамках прозрачных структур финансирования, находящихся под контролем рынка капитала посредством системы фидуциарных отношений;
  • казахстанский фондовый рынок, в том числе и пенсионные фонды, получит неисчерпаемый источник новых финансовых инструментов и канал перераспределения пенсионных накоплений и других избыточных финансовых ресурсов системы в ключевые отрасли казахстанской экономики, включая социальные объекты, на исключительно рыночных основах и в соответствии с самыми современными представлениями об организации финансирования;
  • предполагается, что внедрение структурных форм финансирования будет способствовать дальнейшему укреплению конкурентных позиций казахстанского банковского сектора и рынка капитала, а финансовый рынок в целом приобретет более современную и завершенную форму.
        Внедрение структурной формы финансирования и принятие следующем году закона <О секьюритизации> было названо в качестве первоочередных задач по дальнейшему развитию финансового сектора страны в выступлении Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева на IV Конгрессе финансистов Казахстана 15 ноября 2004 г. Существенную поддержку проекту оказал Всемирный банк, указав в своем последнем страновом отчете на развитие секьюритизации и других форм коллективной организации финансирования (collective investment schemes) в качестве одних из основных приоритетов дальнейшего развития финансового сектора Казахстана17.

    КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

        Александр Ерофеев - старший менеджер отдела финансового консультирования КПМГ


        Приводимая статья директора программы USAID по развитию финансового сектора Казахстана Т. Джанкобаева о работе над пакетом законопроектов о структурных формах финансирования, и прежде всего секьюритизации, может быть интересной для российской аудитории с нескольких точек зрения.
        Во-первых, для читателей, не слишком искушенных в вопросах секьюритизации, статья может служить своеобразным <ликбезом>, поскольку в сжатом виде излагает ключевые моменты этой формы финансирования, такие как создание специального финансового предприятия (СФП), ограждение рисков переводимых в него активов от рисков оригинатора (ring-fencing), <удаленность> банкротства СФП (bankruptcy remoteness) и т. д. Статья содержит также полезные ссылки на труды ведущих международных специалистов по данной проблематике.
        Во-вторых, в статье проводится важная мысль об актуальности создания правовых условий для внутренней (в противовес оффшорной) секьюритизации. Оффшорная секьюритизация (к которой относятся и недавние сделки Газпрома и РОСБАНКа) при всей ее важности пригодна лишь для привлечения финансирования под валютные активы, генерируемые за пределами страны. В то же время потенциал для внутренней секьюритизации, в том числе в национальной валюте, огромен как в Казахстане, так и (в еще большей степени) в России.
        В условиях нехватки и дороговизны традиционного кредитного финансирования внутренняя секьюритизация может стать эффективным методом финансирования российскими предприятиями долгосрочных инвестиционных проектов. С точки зрения инвестиционного сообщества, подобный механизм может дать новый привлекательный инвестиционный инструмент в условиях их явного дефицита.
        Прав автор и в том, что возможность секьюритизации является важным условием финансирования общественно значимых проектов на основе частно-публичного партнерства, необходимость внедрения которого уже давно обсуждается.
        Из прочих преимуществ секьюритизации как метода финансирования, справедливо отмеченных автором статьи, хотелось бы остановиться на наличии строгого многостороннего контроля, способствующего снижению кредитных рисков и повышению эффективности использования средств, на всем протяжении реализации таких проектов.
        Приходится с грустью отмечать, что секьюритизация, похоже, может стать еще одной областью экономических реформ, где сравнение прогресса России и Казахстана будет явно не в нашу пользу (их других таких областей можно назвать реформы банковской системы, ЖКХ, переход на международные стандарты бухучета и т. д.). Поэтому хотелось бы, чтобы долгие дискуссии специалистов о необходимости создания условий для секьюритизации привели бы к целенаправленной работе по созданию пакета новых законов и поправок к уже существующим (гражданское законодательство, закон о банкротстве и т. д.). Следует обратить внимание и на опыт соседей, у которых прохождение через парламент законопроектов, разработанных рабочей группой при казахстанском Агентстве по регулированию и надзору за финансовыми рынками и финансовыми организациями, ожидается уже в скором времени.
        Кроме того, хотелось бы отметить, что за рубежом KPMG и другие крупные аудиторско-консалтинговые фирмы активно занимаются комплексной поддержкой проектов по секьюритизации благодаря наличию у них квалификации в необходимых областях работы (финансовая экспертиза, налоговое и правовое структурирование, контакты с ведущими игроками на рынке, аудит, текущий контроль, общее управление проектом и т. д.). Мы заинтересованы в том, чтобы в подобных проектах участвовала и Россия, соответственно, готовы всячески содействовать становлению института секьюритизации, в том числе делиться со всеми заинтересованными сторонами нашим международным опытом.

        Примечание
        1 В отличие от прямого долгового финансирования под общий кредитный риск заемщика (general obligation), это <метод, при котором определенные виды активов с более или менее предсказуемыми денежными потоками изолируются от их оригинатора <путем уступки прав требования и иных юридических механизмов> и используются для снижения рисков финансирования (например, валютного риска, риска исполнения обязательств и суверенного риска), обеспечивая тем самым <выделенным активам> требуемый уровень кредитоспособности>. Hew D. Structured Finance Deals: How Do They Work and Will They Work? UNCTAD, 2000.
        2 На это же обращают внимание Всемирный банк в своем отчете о новых приоритетах для казахстанского финансового сектора (см.: The World Bank. Joint Economic Research Program. Priorities for Financial Sector Reform: Selected Issues and Options. 2004. 12 ноября. http://www.worldbank.org.kz/WBSITE/EXTERNAL/COUNTRIES/ECAEXT/ /KAZAKHSTANEXTN/0,,contentMDK:20280820~pagePK:141137~piPK:141127~theSitePK:361869,00.htm, а также ЕБРР в (Transition Report 2004: Infrastructure. 2004. 9 ноября.), говоря об необходимости активизации участия частного сектора (Private Sector Participation) в инфраструктурных проектах в странах действия ЕБРР.
        3 Halyk Savings Bank of Kazakhstan (Народный сберегательный банк Казахстана). 2003. Октябрь. LIBOR + 3,5%; US$100m; 5 лет; Baa2 Moody's (выше казахстанского суверенного рейтинга).
        4 Законопроект <О секьюритизации> подготовлен рабочей группой при Агентстве Республики Казахстан по регулированию и надзору за финансовыми рынками и финансовыми организациями (АФН), созданной по решению Национального банка Республики Казахстан в декабре 2003 г. Ожидается, что законопроект поступит на рассмотрение в парламент Казахстана в начале 2005 г.
        5 Структуры частно-публичного сотрудничества (public-private partnerships) - организационная форма сотрудничества между государственным и частным сектором, предполагающая разделение ответственности за финансирование и управление инфраструктурными проектами, включая проекты социальной инфраструктуры, вместо обычных отношений между ними как между заказчиком и подрядчиком.
        6 Legal Issues in Italian Asset-Backed Securitizations. Standard & Poor's. 2001. Septеmber 20.
        7 Freshfileds Bruckhaus Deringer. Securitisation in Italy. 2002. June.
        9 Receivables Financing. Draft Convention on Assignment of Receivables in International Trade, UNCITRAL, Thirty-fourth session. Vienna, 25 June--13 July 2001.
        10 Ипотечные облигации Лариба-банка, Казахстанской ипотечной компании, БТА-ипотека, Банка ЦентрКредит.
        11 Moody's Investor Service. . April 10, 2003.
        12 Особенность казахстанского законопроекта в том, что специальное юридическое лицо в Казахстане является финансовой организацией - специальным финансовым предприятием (СФП) - и подлежит регулированию Агентства по контролю и надзору за финансовыми рынками и финансовыми организациями, как и в Италии, на основании прямого действия закона.
        13 Понятие <представитель держателей облигаций> -- аналог <фидуциарного представителя> (fiduciary representative) или <сервисного траста> (service trustee) - институционализировано в казахстанском законодательстве в 2003 г.
        14 Включая аналогично законодательству о банках и банковской деятельности и о зернохранилищах (складских зерновых расписках) п. 3 ст. 3 ГК Республики Казахстан <Гражданское законодательство Республики Казахстан> в части отношений, связанных с уступкой прав требования, банкротством и регулированием деятельности специальных юридических лиц на основании закона <О секьюритизации>.
        15 Mayer, Brown, Rowe & Maw. . May 21, 2004.
        16 E.g., Standard & Poor's. . April 2002.
        17 The World Bank. Joint Economic Research Program. . 12 ноября 2004 г.;

    • Рейтинг
    • -1
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Прогноз развития российского фондового рынка в 2005 г.
    Управляя стабильностью
    Федеральный инвестиционный форум
    ОФБУ И ПИФы: есть ли разница?
    Использование долей ОФБУ в качестве обеспечения кредита
    Использование финансового рычага при расчете стоимости активов
    "...Это серьезный урок для всех украинских банков"
    Структурная форма финансирования в Казахстане: реформа законодательства и практика применения
    Новое отраслевое решение CRM для финансовых компаний
    Chk-метод прогнозирования фондового рынка в условиях неопределенности (на примере акций российской компании SNGS)
    События
    Обращение президента ГИФА к инвестиционным и финансовым аналитикам
    Форум инвестиционных и финансовых аналитиков
    Методы анализа акций (По материалам Форума инвестиционных и финансовых аналитиков)
    Структурные продукты
    Корпоративное управление: правила цивилизованной игры на инвестиционном рынке (По материалам Форума инвестиционных и финансовых аналитиков)
    Согласованные модели кредитных рисков с рынком облигаций (По материалам Форума инвестиционных и финансовых аналитиков)
    Краткая информация о программе международной сертификации ACIIA в России
    Международная сертификация инвестиционных аналитиков ACIIA
    Перечень статей, опубликованных в журнале "Рынок ценных бумаг" в 2004 г. (№ 1-24)
    Приветственное слово
    Обзор Первой (учредительной) конференции Ассоциации центральных депозитариев Евразии
    Создание Центрального депозитария в России - это возможно?
    НДЦ: технологии и развитие
    Материал Группы 30-ти (Международный теоретический опыт создания эффективной модели расчетов и клиринга на рынке ценных бумаг)
    Итоги деятельности НДЦ за 2004 г.

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100