Casual
РЦБ.RU

Мировой финансовый кризис: способы преодоления

31 октября 2008

Интервью с Владимиром Тихомировым – главным экономистом ФК «Уралсиб»

РЦБ: Владимир Игоревич, в чем причина возникновения мирового финансового кризиса и где его истоки? Считаете ли Вы правильным популярное сегодня мнение, что кризис начался, когда последовали многочисленные невыплаты по ипотеке в США, либо это только верхушка айсберга назревавших проблем?

В. Т. В настоящее время происходит типичный циклический кризис, повторяющийся с определенной регулярностью. Раньше подобные процессы происходили в развитых экономиках, а в последние 20-30 лет они стали принимать мировой масштаб. Все циклические кризисы вызваны дисбалансами в ценах, образованием так называемых "пузырей" в определенных сегментах и последующей коррекцией этих цен. Истоки текущего кризиса находятся в завершении предыдущих: кризиса азиатского финансового сектора и кризиса новых технологий в развитых странах (прежде всего в США) в период 1997-2000 гг. Тогда диспропорция цен и дисбаланс между потреблением и инвестициями привели к сильному росту цен в этих сегментах и, соответственно, началу их резкой корректировки. Ответом центробанков на этот кризис стало существенное снижение ставок и повышение объема ликвидности в мировой финансовой системе для того, чтобы избежать резкого снижения цен, перерастающего в дефляцию, так как этот процесс очень сложно остановить и он наносит очень большой ущерб экономике (может не только помешать экономическому росту, но и привести к рецессии, что происходило во время Великой депрессии). Поэтому к 2002-2004 гг. резко снизились учетные ставки (прежде всего в США). Это вызвало большой приток дешевой ликвидности на мировые рынки и породило текущий кризис. С 2004-2005 гг. произошел достаточно резкий рост стоимости активов в различных сегментах: на фондовых рынках (особенно росли сильно акции развивающихся стран), в недвижимости, с начала и до июля 2008 г. росли цены в сырьевом сегменте. Данный кризис является корректировкой этих ценовых диспропорций, прежде всего на рынке недвижимости и сырья. Действительно, он начался на рынке ипотечного кредитования в США, однако "пузыри" на рынке недвижимости существуют и в других странах (развитых и развивающихся, в том числе и в России). Необеспеченность ряда ипотечных ценных бумаг стала лишь поводом для кризиса.

РЦБ: Вы говорили о том, что текущий кризис был вызван принятыми мерами во время предыдущего (в 1997-2000 гг.). Не случится ли так, что значительные усилия, осуществляемые для поддержания ликвидности в текущей ситуации, также вызовут в дальнейшем негативные последствия?

В. Т. Есть 2 традиционных классических подхода к преодолению подобных кризисов: неолиберальный и кейнсианский. Сторонники неолиберального подхода утверждают, что для восстановления финансовой системы и корректировки возникших ценовых "пузырей" необходимо ужесточать дисциплину, прежде всего бюджетную, добиваться снижения как государственного, так и корпоративного долга, повышать, а не снижать ставки и уменьшать предложение ликвидности. При этом если данные меры будут сопровождаться банкротствами компаний, которые оказались слабыми и не подготовленными к кризису, значит, так и должно быть.

Согласно теории английского экономиста Джона Кейнса, который помог вывести американскую экономику из Великой депрессии в 1930-х гг., необходимо предпринимать прямо противоположные меры: обеспечить доступность кредитования, поскольку подобные кризисы, как правило, всегда начинаются с банковского сектора - с кризиса доверия, а затем и кредитного кризиса. В результате кредиты становятся недоступными для всего спектра предприятий реального сектора экономики, что приводит к резкому снижению экономической активности. Во избежание замедления темпов роста экономики и рецессии сторонники Кейнса предлагают "накачивать" экономику деньгами, снижать ставки, делать доступными кредиты, определенный период времени не обращать внимание на возникновение бюджетного дефицита, потому что поддержание экономических связей и уровней потребления в экономике намного важнее.

Каждая из этих точек зрения имеет свои плюсы и минусы; сейчас зарождается новый подход, соединяющий воедино оба имеющихся. Согласно нему неолиберальный подход следует применять на первой стадии кризиса, когда в силу появления ценовых "пузырей" "разгоняется" инфляция и центральные банки начинают бороться с ней классическими методами, повышая ставки и снижая доступность кредитов. На втором этапе, когда начинается снижение цен и возникает кредитный кризис, центральные банки, напротив, разворачивают обратную политику, снижая ставки и спасая банковский сектор. Это как раз то, что мы видим сейчас.

Азиатский кризис, также получивший название кризиса МВФ по причине значительной роли Международного валютного фонда на первом этапе развития кризиса, преподнес экономистам всего мира хороший урок. МВФ, проводивший в начале азиатского кризиса жесткую неолиберальную политику, загнал тогда азиатские экономики в глубокую рецессию с огромным всплеском безработицы, практически полным разрушением банковских систем, колоссальным снижением экономической активности. По этой причине в настоящее время к неолиберальному подходу в мире относятся достаточно осторожно. Нельзя отрицать, что меры неолиберального подхода нужны, и они работают, но только при определенных условиях. Когда же кризис начинает развиваться быстро, как сейчас, первенство отдается кейнсианскому подходу: расширение государственного вмешательства, предоставление дополнительной ликвидности, чтобы не допустить сильного нарушения экономических связей, глубокой рецессии, безработицы и сопровождающих кризис социально-экономических проблем.

РЦБ: Лидером падения среди рынков различных стран в настоящий момент является российский фондовый рынок. Означает ли это, что в прошлом акции российских компаний были переоценены? По какой причине отечественный рынок акций оказался наименее устойчивым?

В. Т. Россия в мировом разделении труда играет очень незначительную роль: мы по-прежнему вовлечены в мировую экономику в основном как поставщики сырья, причем львиную долю этого сырья составляют энергоресурсы в "сыром" виде. В области их переработки, а также в сфере зависимости и взаимозависимости с другими экономиками мы до сих пор стоим особняком. Безусловно, Россия важна для мировой экономики как один из ключевых поставщиков энергоресурсов, но не более того. Специфика нашей страны заключается в том, что, в отличие от многих развивающихся рынков, Россия долгое время являлась крупным экспортером капиталов, т. е., по сути, мы генерировали приток доходов от экспорта в значительно больших размерах, чем могла поглотить мировая экономика. По этой причине объемы иностранных вложений в отечественную экономику оставались и остаются очень низкими относительно инвестиций в другие страны. Российская экономика с точки зрения мирового сообщества очень специфична. Если сравнивать ее с экономиками других крупных развивающихся стран, таких как Китай, Индия, Бразилия, то мы увидим существенную разницу. Китай долгое время рос за счет импорта капитала и технологий, поэтому взаимосвязь между китайской экономикой и экономиками других стран более тесная, нежели у России. Во-первых, в Китае, в отличие от России, находятся весьма существенные объемы прямых инвестиций, которые невозможно быстро вывести в период кризиса. Во-вторых, экономики других стран в значительно большей степени зависят от импорта товаров из Китая и, соответственно, китайская экономика намного более зависима от импорта технологий и составляющих компонентов из развитых стран. То же самое, правда, в меньшей мере, относится к Бразилии и Индии. Российский же фондовый рынок оставался и продолжает оставаться в большей степени спекулятивным рынком, именно это отчасти объясняет, почему наш рынок упал сильнее других. В то же время слабая взаимосвязь с мировым финансовым рынком является и положительным моментом, поскольку нас последствия финансового кризиса затронут в меньшей степени. Помимо слабой интегрированности российской экономики в мировую, в качестве одного из основных факторов, обусловивших столь быстрый уход спекулятивного капитала с нашего фондового рынка и из экономики в целом, следует отметить политический фактор: за последние 2,5 мес. из-за конфликта с Грузией наши отношения с Западом значительно изменились. В результате этого многие инвесторы, и прежде всего американские, занимающие лидирующие позиции на мировых фондовых рынках и чутко реагирующие на изменение направленности внешней политики своей страны, вывели с российского рынка большие объемы средств.

Сейчас внешнеполитическим фактором также выступает отношение Запада к России как к потенциальной сверхдержаве, а следовательно, внешней угрозе, что, несомненно, сказывается на настроениях инвесторов.

РЦБ: Чтобы предотвратить обвал фондового рынка, ФСФР предпринимала беспрецедентные меры. Например, несколько раз биржам запрещалось открывать торги, когда перед этим падал рынок в США. Не считаете ли Вы, что эти действия чрезмерны и введение такого жесткого регулирования может усилить недоверие инвесторов к фондовому рынку России?

В. Т. Данные меры носили достаточно краткосрочный характер (1-2 дня) и не оказывали существенного влияния на динамику рынка в целом. При этом, несомненно, имел место определенный положительный эффект от действий ФСФР. Когда на рынке назревала паника и котировки буквально рушились, приостановка торгов была вполне разумной мерой, поскольку падение рынка было вызвано в первую очередь не продажами крупных западных инвесторов, а действиями российских спекулянтов. В противном случае серьезные потери понесли бы неспекулятивно настроенные инвесторы, включая иностранных. Поэтому инвесторами, занимающими средне- и долгосрочные позиции, приостановки торгов были восприняты положительно.

В то же время следует понимать, что стратегически закрытие рынка на продолжительное время вряд ли способствует решению реальных проблем -- все равно будут производиться сделки вне рынка или на зарубежных площадках, котировки акций будут следовать за определенным трендом, и приостановка торгов вряд ли способна что-то изменить.

РЦБ: За последние полгода многие частные инвесторы потеряли значительную долю своих средств, вложенных в акции. Возможно, что многие из них, получив подобный негативный опыт, не станут в дальнейшем осуществлять подобные вложения, даже когда ситуация стабилизируется? Могут ли регулятор и профессиональные участники рынка ценных бумаг что-нибудь предпринять для ускорения данного процесса?

В. Т. Как показывает опыт предыдущих кризисов, сейчас вряд ли можно что-либо сделать. На рынке происходит значительная коррекция стоимости активов, и убедить инвестора в том, что эти активы в будущем вырастут, практически невозможно, несмотря на то что исторический опыт показывает обратное.

РЦБ: Нынешнюю экономическую ситуацию в России многие сравнивают с 1998 г. При этом аналитики утверждают, что в настоящее время в нашей стране накоплены значительные золотовалютные резервы, которые позволят удержать рубль и избежать дефолта. Насколько стабильнее в действительности выглядит экономика при сопоставлении показателей бюджета и золотовалютных резервов РФ в 1998 и 2008 гг.?

В. Т. На мой взгляд, в данном случае никакого сравнения с кризисом 1998 г. быть не может. Это совершенно разные процессы, вызванные различными причинами. Финансовый кризис 1998 г. в России был отголоском азиатского кризиса, который имел собственные внутренние причины. Азиатский кризис и уход инвесторов из развивающихся экономик, в том числе из российской, стали поводом для отечественного кризиса конца 1990-х гг. Истинной же его причиной стала безответственная кредитно-денежная политика правительства: страна очень быстрыми темпами наращивала государственный долг, привлекая средства для финансирования быстрорастущих обязательств бюджета на нерыночных и практически невыполнимых условиях. Это был кризис государственных финансов и государственного долга, который так или иначе все равно произошел бы, и азиатский кризис послужил лишь катализатором. В сущности, кризис 1998 г. происходил, когда российская экономика уже около 8 лет находилась в глубокой рецессии, существовало множество социальных проблем и отсутствовал "запас прочности" (резервы). Если сравнивать тот кризис с нынешним, следует отметить, что текущий кризис является для России скорее привнесенным и не имеет глубоких внутренних причин. Более того, благодаря тому, что мировой финансовый кризис произошел именно сейчас, российская экономика смогла избежать намного более разрушительного и глубокого кризиса, который мог бы случиться спустя определенное время. В то время когда в мире была дешевая ликвидность, российский частный сектор активно наращивал свой внешний долг, который за 2005-2007 гг. практически утроился. При этом большая часть этого долга - краткосрочные кредиты (от 1 года до 2 лет), и если бы глобальный кризис сейчас не случился и период дешевых денег продолжался еще 1-2 года, то уровень долговой нагрузки частного сектора привел бы к массовому банкротству компаний реального сектора экономики. Благодаря глобальному финансовому кризису, приведшему к ужесточению условий кредитования и увеличению ставок, процесс безудержного роста внешнего долга был остановлен, и наши частные компании и банки были вынуждены пересмотреть свою политику и систему управления рисками, в том числе рисками долговыми. В сущности, для нас глобальный финансовый кризис послужил положительным внешним фактором, способствующим корректировке политики российского частного сектора. В ближайшее время мы будем наблюдать консолидацию, более продуманную политику управления финансами как со стороны правительства, так и со стороны компаний и существенное повышение стандартов риск-менеджмента.

Что касается общей макроэкономической обстановки, то она несравнима с ситуацией 1998 г.: сейчас иной запас прочности по резервам, совершенно другие обязательства бюджета, обеспеченные резервным фондом на случай существенного снижения цен на нефть и притока средств в бюджет, монетарная политика более консервативна. Безусловно, мировой финансовый кризис затронет российскую экономику, но, по моему мнению, ситуация в нашей стране будет более положительной, нежели во многих других развитых и развивающихся странах.

РЦБ: Насколько вероятна девальвация рубля? Следует ли искусственно сдерживать его снижение? С одной стороны, это приведет к росту инфляции, но, с другой стороны, улучшит торговый баланс и может благоприятно сказаться на экономике в целом. Какой из вариантов будет наиболее оптимальным?

В. Т. Это достаточно сложный вопрос. История показывает, что искусственное поддержание курса валюты - это тупиковый путь, так как часто после определенного периода времени монетарные власти сдаются либо по причине нехватки резервов, либо из-за спекулятивного давления. Как правило, валюта все равно корректируется в соответствии с рынком. Что касается текущей рыночной ситуации, то пока я не вижу большой угрозы для резервов. Действительно, за последние 2,5 мес. произошло снижение золотовалютных запасов на 70 млрд долл., но больше половины этой суммы приходится на снижение курса евро по отношению к доллару. Поскольку резервы публикуются в долларовом эквиваленте, более слабый евро влияет на снижение общего объема резервов в долларах. Действительно, для поддержания курса рубля, помимо самих золотовалютных резервов, были задействованы средства, которые в другой ситуации были бы использованы для увеличения ЗВР. Всего, по моим оценкам, с августа 2008 г. около 60 млрд долл. было потрачено на антикризисные меры, в том числе на поддержание национальной валюты.

Мы уже пережили тот период, когда с рынка в первые 2-3 мес. уходит спекулятивный капитал, т. е. "горячие" деньги, нацеленные на получение быстрой прибыли. К тому же процесс ухода иностранных инвесторов с российского рынка был существенно усугублен падением крупнейших инвестиционных банков США, которые закрывали свои позиции, чтобы повысить собственный уровень ликвидности. Это усиливало падение финансовых рынков и отток капитала с них.

Если ЦБ РФ решит изменить свою денежно-кредитную политику и ослабить рубль, снизится доверие к национальной валюте. В новейшей истории России был период, когда на протяжении 10 лет компании и население делали сбережения исключительно в долларах. Уровень долларизации экономики был очень высок, из-за чего страдала вся банковская и кредитная система страны, поскольку кредитования практически не было. Если сейчас рубль ослабеет, мы, скорее всего, увидим бегство внутреннего капитала из рубля в доллар. Причем в отношении населения это может выразиться бегством из рублевых депозитов в банках в наличные долларовые сбережения. Таким образом, может произойти значительный вывод средств из экономики, что, безусловно, усугубит проблемы как в банковском, так и в реальном секторе. Также падение доверия к национальной валюте способно стать одним из ключевых факторов усиления социальной и политической нестабильности в стране. Изменение валютной политики может серьезно подорвать доверие населения к власти и банковской системе России. Поэтому положительных последствий ослабления рубля, таких как сохранение золотовалютных резервов, поддержание отечественных производителей и т. д., намного меньше, нежели отрицательных. Помимо всего прочего, если рубль существенно ослабеет, то в определенный момент Центральный банк уже не сможет полностью "отпустить" его, так как начнутся паника и ажиотажный спрос на иностранную валюту, и тогда потери резервов будут намного более значительными, чем в текущей ситуации. Исходя из этого, я не думаю, что монетарные власти будут стремиться к ослаблению рубля. Безусловно, ситуация также будет зависеть от внешнеполитических факторов, цен на нефть и, соответственно, от того, какими будут наш торговый баланс и счет текущих операций. Если ситуация будет развиваться по пессимистичному сценарию и в течение ближайших нескольких месяцев мы получим отрицательный торговый баланс и отрицательный счет текущих операций, то не исключено, что денежные власти все-таки решатся изменить свою политику и сделать рубль более слабым, но в ближайшее время этого не ожидается.

РЦБ: Считаете ли Вы достаточными меры по поддержанию финансового сектора и экономики в целом, предпринятые Правительством РФ? Все ли действия, на Ваш взгляд, были правильными?

В. Т. Действительно, было принято очень много мер, большинство из них было направлено на стабилизацию и поддержание достаточного уровня ликвидности в банковской системе. В принципе, я считаю их абсолютно правильными, поскольку ни одно правительство не заинтересовано в крушении своей банковской системы, потому что после этого о рыночной экономике придется забыть. Поэтому поддерживать банки нужно в первую очередь. Однако делать это следует аккуратно и достаточно жестко, т. е. не помогать всем банкам без разбора, а поддерживать только системообразующие, подпитывая процессы консолидации в банковском секторе. Это именно то, что делается сейчас. Банкам еще не выделены все средства, о которых было заявлено. Должно пройти некоторое время, прежде чем мы увидим определенные результаты, такие как снижение ставок на рынке межбанковского кредитования и сдвиги в кредитовании реального сектора экономики. Некоторые шаги уже сделаны, но реально оценить их эффект пока не представляется возможным. В целом я бы охарактеризовал предпринятые меры как необходимые и правильные.

РЦБ: В связи с кризисом в Европе стали поднимать вопрос о новой системе экономического регулирования, в частности о расширении функций Европейского центрального банка. Может ли данный кризис явиться началом формирования новой экономической системы в мире, а также внести изменения в валютную и денежно-кредитную политику большинства стран? Продолжится ли мировая тенденция усиления роли государства в регулировании экономики?

В. Т. Думаю, что тенденция усиления роли государства в регулировании экономики будет продолжаться. Я уже упоминал о кейнсианской теории; одна из основных ее идей - усиление роли государства в экономике на определенный период с целью вывода ее из кризиса. Сейчас это происходит во всех направлениях. Уже ведутся разговоры о выделении компаниям прямых кредитов, поскольку многие банки боятся кредитовать предприятия. Усиление государства будет происходить в виде его входа в качестве акционера или собственника в ключевые системообразующие компании. Изменение роли государства произойдет и в области регулирования финансового рынка посредством ужесточения требований к участникам фондового рынка, жестких мер в налоговой сфере (например, борьба с оффшорами уже в мировом масштабе), не исключено, что будут сделаны определенные шаги по регулированию валютных рынков. Я считаю, что в сложившейся ситуации увеличение влияния государства в экономике - вполне естественный процесс, поскольку оно в итоге оказывается основным спасителем банковского и финансового секторов и экономики в целом. Государство предоставляет значительные ресурсы, и вполне понятно, что оно хочет получить контроль над тем, как они используются. На данный момент наращивание роли государства в экономике - процесс вполне положительный, другой вопрос, что будет дальше, и сможет ли государство при стабилизации экономической ситуации добровольно уменьшить свою роль или поддастся соблазну остаться ключевым игроком. С учетом специфики нашего государства и при том, что еще до кризиса мы видели значительное усиление роли государственных компаний, после кризиса есть риск сильного огосударствления экономики.

РЦБ: Какие страны, на Ваш взгляд, наиболее сильно пострадают от кризиса?

В. Т. Я бы выделил 2 группы стран, которые могут стать главными жертвами кризиса. Во-первых, это страны, которые развивались благодаря существенному наращиванию внешнего долга, как государственного, так и частного. Это страны Восточной Европы, в частности Венгрия, страны Балтии, Латинская Америка. Россия имела бы все шансы попасть в эту группу, если бы кризис случился немного позже.

Другая группа - страны, экономика которых сильно "завязана" на международной торговле, доля экспорта которых по отношению к ВВП очень высока. Прежде всего это относится к странам Азии, экономики которых в основном ориентированы на экспорт. Несмотря на то что в последнее время их внутренние рынки значительно выросли, не думаю, что объемы внутреннего рынка способны возместить потери экспортеров. В первую очередь речь идет Китае, в поддержании стабильности и роста экономики которого экспорт играет ключевую роль. Не случайно в антикризисной программе, которая недавно была принято китайским руководством, один из ключевых пунктов - это поддержка экспортеров и переориентация их другие регионы, главным образом речь идет о Ближнем Востоке и Африке.

РЦБ: Каков Ваш прогноз относительно продолжительности финансового кризиса в мире и в России?

В. Т. Есть разные стадии кризиса: начальную стадию, когда происходит образование "пузырей" ценовых диспропорций, мы наблюдали ее последние 1-1,5 года. Вторая стадия наиболее острая: реальная коррекция цен, падение фондовых рынков, кредитный кризис, кризис доверия, падение стоимости активов, рост безработицы, банкротства компаний и т. д. Сейчас мы находимся во второй стадии, которая может продолжаться от 2 до 6 мес., т. е. до весны следующего года. После этого, как правило, наступает процесс стабилизации, но в макроэкономике процессы продолжают развиваться еще и в понижательном направлении, иногда это сопровождается рецессией, после чего начинается стадия выхода из кризиса. Полный цикл кризиса до окончательного восстановления экономики до докризисных уровней может длиться от 3 до 8 лет в зависимости от его глубины и масштаба. Боюсь, что в текущих условиях, учитывая глобальность кризиса и сложность его регулирования, полный цикл составит от 5 до 7 лет.

  • Рейтинг
  • 6
Добавить комментарий
Комментарии (2):
Navruz
16.04.2010 15:28:15
It is wonderful.I am glad to read this article.Super!
Муслим_Студент!!!
17.05.2010 00:24:03
Я считаю вас очень умным !читаю ваши мнения и вижу что это говорит натоящий политик!
Содержание (развернуть содержание)
Рынок облигаций: взгляд из глубины
Взаимодействие с ФАС: современные правовые реалии
Инвестиционный арбитраж: на пути к альтернативным способам разрешения конфликтов на финансовых рынках.
Кредитный кризис: основные причины и антикризисные меры
"Норильский никель, перспективы национализации"
Россия: что делать, когда акции компаний падают?
Выкуп облигаций с организованного рынка
Актуальные вопросы налогообложения операций с финансовыми инструментами срочных сделок
Структурный инструмент для инфраструктурных проектов
Нефть: в шаге от консолидации рынка
Есть ли рецессия в России?
Тяжелое время для нефтяных компаний.
Крутой разворот
"Ad Libitum. Автопром"
Газпром и Нафтогаз: незавершившийся телесериал
Финансовый кризис или кризис финансового капитализма?
IR-идеи на кризисный 2009 год
Сколько будет стоить рубль?
Как побороть манипулирование ценами
Поведение рубля и мировых валют в средне- и долгосрочной перспективе
Обвал цен на недвижимость. Миф или реальность
Выделяем непрофильное подразделение, или как бросить "чемодан без ручки"
Аналитический метод управления активами ПИФа
Практические аспекты инвестиций в структурные продукты со встроенным кредитным риском
Модель расчета биржевой балансовой цены
Гарантия дохода – маркетинговая реклама УК?
ФСФР требует презумпцию виновности
О некоторых "деликатных" аспектах управления инвестициями
Тайные владельцы бизнеса - найти и обезвредить
Условие роста – низкие ставки
Почему «рейтинговые» требования не имеют смысла
Кайманские публичные SPC в качестве защиты конфиденциальности информации о бенефициарах.
Прогноз курса рубля
Лидеры бизнеса уверены в будущем
Клятва Гиппократа для Украины
Обесценение активов в условиях экономического кризиса: итоги 2008 года
Новые возможности реструктуризации долга: debt-for-equity swap в России
Рекомендация по акциям ритейлеров: «настойчиво избегать»
Скрытый позитив Рубини
ПИФы сохраняют максимальную привлекательность
Россия: На выходе из пике
Три топовых темы на рынке акций
Новые правила игры на корпоративном корте: уставный капитал, кредиторы, облигации
Доллар будет стоить 28,4 рубля
Курс рубля достиг потолка
Российский рынок слияний и поглощений в 2009 г
Возможен ли отказ от валютного коридора?
Мировой финансовый кризис: способы преодоления
Кризис заставил инвесторов пересмотреть свои аппетиты
Глобальный экономический спад усугубляет страновые риски России

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100