Casual
РЦБ.RU

Актуальные вопросы налогообложения операций с финансовыми инструментами срочных сделок

9 декабря 2008

Сегодня в условиях финансового кризиса производные финансовые инструменты должны играть все большую роль для российских и иностранных компаний, позволяя хеджировать различные риски (ценовой, валютный, кредитный, процентный и т. п.). Однако до сих пор не все компании, которые действительно нуждаются в использовании финансовых инструментов срочных сделок, на практике выходят на срочный рынок. Это связано, в том числе, с недостаточно развитым законодательным регулированием операций с производными финансовыми инструментами.

С введением главы 25 Налогового кодекса РФ (далее - НК) в 2002 г. был закреплен порядок налогообложения сделок с производными финансовыми инструментами, который не претерпел существенных изменений с того времени. Но в связи с развитием срочного рынка в России действующие правила налогообложения не всегда способны в полной мере урегулировать вопросы, возникающие в процессе заключения сделок на срочном рынке. Поэтому проблема изменения действующего порядка налогообложения стоит сегодня довольно остро.

НК оперирует понятием финансовые инструменты срочных сделок (далее - ФИСС). В соответствии с НК под ФИСС понимают соглашения участников срочных сделок (сторон сделки), определяющие их права и обязанности в отношении базисного актива, в том числе фьючерсные, опционные, форвардные контракты, а также соглашения участников срочных сделок, не предполагающие поставку базисного актива, но определяющие порядок взаиморасчетов сторон сделки в будущем в зависимости от изменения цены или иного количественного показателя базисного актива по сравнению с величиной указанного показателя, которая определена (либо порядок определения которой установлен) сторонами при заключении сделки.

Организация при заключении срочной сделки, предполагающей реальную поставку базисного актива, может квалифицировать ее либо как сделку с ФИСС, либо как сделку на поставку базисного актива с отсрочкой исполнения. При этом критерии квалификации срочной сделки в качестве сделки с ФИСС должны быть закреплены в учетной политике компании.

На практике нередко встречаются ситуации, когда в соответствии с первоначальными условиями договора предполагалось произвести фактическую поставку предмета сделки, но на момент исполнения сделки стороны договорились произвести лишь денежные взаиморасчеты без поставки базисного актива. НК не содержит положений, которые бы регулировали действия налогоплательщиков в такой ситуации, однако Министерство финансов РФ в своих разъяснениях не раз указывало на отсутствие обязанности налогоплательщика переквалифицировать такую сделку в беспоставочный ФИСС.

Финансовые инструменты срочных сделок подразделяются для целей налогообложения на ФИСС, обращающиеся на организованном рынке, и ФИСС, не обращающиеся на организованном рынке. Действующий в настоящий момент порядок налогообложения срочных сделок позволяет учитывать убытки по операциям с ФИСС, обращающимися на организованном рынке, вместе с основной налоговой базой налогоплательщика. В свою очередь убытки по необращающимся ФИСС могут лишь уменьшать налоговую базу по таким же ФИСС в текущем периоде или в течение последующих 10 лет. При этом такой порядок применяется в отношении всех участников срочного рынка без исключения. Данное ограничение представляется не вполне оправданным для профессиональных участников рынка.

Так как основная масса сделок с производными финансовыми инструментами совершается на внебиржевом рынке, такие сделки зачастую более эффективно признавать в качестве заключенных для целей хеджирования. Это связано с тем, что финансовый результат от сделки хеджирования суммируется с налоговой базой, формируемой по хеджируемой сделке.

Под "операциями хеджирования" понимаются операции с ФИСС, совершаемые в целях компенсации возможных убытков (недополучения прибыли), которые могут возникнуть в результате неблагоприятного изменения цены или иного показателя объекта хеджирования. К объектам хеджирования относятся активы и (или) обязательства, а также потоки денежных средств, связанные с указанными активами и (или) обязательствами или с ожидаемыми сделками.

НК предусматривает обязанность налогоплательщика обосновывать хеджирующий характер совершаемых сделок. Для этого необходимо составить расчет в отношении каждой отдельной сделки хеджирования с указанием следующих данных:

  • описание операции хеджирования, включающее наименование объекта хеджирования, типы страхуемых рисков, планируемые действия относительно объекта хеджирования (покупка, продажа и т. п.), финансовые инструменты срочных сделок, которые планируется использовать, условия исполнения сделки;
  • дата начала и окончания операции хеджирования, ее продолжительность, промежуточные условия расчета;
  • объем, дата и цена сделки с объектом хеджирования;
  • объем, дата и цена сделки с финансовыми инструментами срочных сделок;
  • информация о расходах по осуществлению данной операции .

При этом в налоговом законодательстве не раскрывается, в какой детализации должен быть подготовлен расчет, подтверждающий, что сделка с ФИСС направлена на сокращение возможных убытков (недополучение прибыли). В связи с этим существует риск, что расчет, предоставленный налогоплательщиком, может быть оспорен налоговыми органами.

На практике одна операция может хеджироваться рядом сделок с ФИСС, и при этом корреляция сделки ФИСС с хеджируемой сделкой не всегда очевидна. Эти факторы могут затруднять подготовку такого расчета.

В условиях текущей экономической обстановки в стране и мире чаще стали возникать ситуации, требующие досрочного прекращения ФИСС (например, требуется досрочно погасить кредитное обязательство, что в свою очередь приводит к необходимости прекращения сделки с ФИСС, которая могла хеджировать валютные риски по данному кредиту). Кроме того, высока вероятность возникновения ситуаций дефолта у контрагента по ФИСС. Возможность создания резерва по сомнительным долгам в отношении задолженности по срочным сделкам напрямую не предусмотрена НК. Данные условия повышают налоговую неопределенность по операциям с ФИСС.

Еще одной важной темой является переоценка ФИСС для целей налогообложения. Налоговая база по операциям с ФИСС определяется на дату исполнения самого ФИСС. В случае длительного характера срочной сделки (более одного отчетного периода) требования и обязательства, возникающие в отношении базисного актива по таким ФИСС, подлежат переоценке на отчетную дату в связи с изменением цены или иного количественного показателя базисного актива.

Так, требования (обязательства) по ФИСС, выраженные в иностранной валюте, подлежат переоценке в связи с изменением официальных курсов иностранных валют к рублю. Требования (обязательства) по срочным сделкам, предусматривающим куплю-продажу базисного актива, подлежат переоценке в связи с изменением рыночной цены базисного актива за исключением поставочных форвардных сделок (кроме валютных ценностей).

Необходимо отметить, что обязанность производить переоценку требований (обязательств) по ФИСС представляется не всегда обоснованной с экономической точки зрения в отношении опционных контрактов. Опционы предоставляют собой лишь право на заключение сделки в будущем, следовательно, если они фактически не будут исполнены, то встает вопрос об оправданности включения в состав расходов сумм отрицательной переоценки таких ФИСС. Однако Минфин в своих разъяснениях настаивает на необходимости переоценки требований и обязательств в отношении опционных контрактов. Естественно, уже не раз предлагалось внести изменения в действующее законодательство с целью отмены этой меры.

Что касается правил трансфертного ценообразования, фактическая цена ФИСС, обращающихся на организованном рынке, будет считаться рыночной, если она находится в интервале между минимальной и максимальной ценами сделки, зафиксированными на дату совершения операции.

Однако на бирже сделки с ФИСС могут проводиться не каждый день, поэтому при отсутствии у организатора торговли информации об интервале цен на дату заключения соответствующей сделки для указанных целей налогоплательщики используют сведения организатора торговли об интервале цен ближайших торгов, состоявшихся до дня заключения соответствующей сделки. Необходимо отметить, что положениями ст. 305 НК не предусмотрено ограничения периода, в котором можно искать цену сделки. При этом, безусловно, встает вопрос об актуальности найденной цены, которая приходилась на существенно удаленную по времени дату. Это особенно важно на текущем рынке, которому характерны существенные колебания цен.

Порядок определения рыночной цены ФИСС, не обращающихся на организованном рынке, несколько сложнее. Фактическая цена сделки с такими ФИСС считается рыночной, если она находится либо в интервале между минимальной и максимальной границами цен аналогичных (однородных) ФИСС, обращающихся на организованном рынке, либо в пределах 20%-го отклонения от средневзвешенной цены аналогичных (однородных) ФИСС, обращающихся на организованном рынке. При этом НК не дает указаний, как действовать в ситуации, когда на дату заключения сделки с необращающимся ФИСС торгов по аналогичному (однородному) инструменту не было.

В силу разнообразия внебиржевых ФИСС бывает затруднительно найти на рынке аналогичный инструмент. Тем более, в НК нет определения аналогичного (однородного) ФИСС. В связи с этим законодатель предусмотрел еще один способ определения рыночных цен необращающихся ФИСС: фактическая цена ФИСС не должна отклоняться более чем на 20% в сторону повышения либо понижения от расчетной цены необращающегося ФИСС. При этом в НК сказано лишь, что расчетная цена определяется в зависимости от конкретных условий заключенной срочной сделки, особенностей обращения и цены базисного актива, уровня процентных ставок на денежные средства в соответствующей валюте и иных показателей, информация о которых может служить основанием для такого расчета. Такая формулировка не дает налогоплательщикам четких правил определения расчетной цены, в результате чего самостоятельный расчет налогоплательщика может быть оспорен налоговыми органами. Стоит также отметить, что хотя НК не предусматривает обязанность закрепления в учетной политике для целей налогообложения методов определения расчетной цены, целесообразно было бы предусмотреть такой порядок в учетной политике.

Следует отметить, что действующее российское налоговое законодательство не в полной мере адресует весь спектр различных производных финансовых инструментов, обращающихся на рынке. Так, например, вне поля зрения налогового законодательства остались такие инструменты срочного рынка, как сделки своп. В июле 2008 г. Минфин выпустил письмо , в котором разъяснил правила налогообложения процентных свопов. Так, Минфин отмечает, что процентный своп не может быть квалифицирован как сделка с отсрочкой исполнения, так как он изначально не предполагает поставку базисного актива. В настоящий момент обсуждается расширение перечня операций прямо упомянутых в определении ФИСС в НК, в том числе включение понятия сделок своп.

В мировой практике также есть понятие встроенного производного инструмента, т. е. срочной сделки, которая интегрирована в основную сделку. Примером тому могут служить кредиты, проценты по которым привязаны к определенному показателю, например цене на нефть, фондовому индексу и т. п. В настоящее время в связи с затруднениями с получением финансирования на обычных условиях, такие инструменты могут стать весьма актуальными на российском рынке. Однако необходимо отметить, что российское налоговое законодательство не содержит норм, позволяющих признавать такой сложный инструмент, состоящий из кредита и ФИСС. По этой причине обычно подобные сделки не рассматриваются в качестве ФИСС. Притом вычет финансового результата по этим сделкам может быть затруднен вследствие того, что уплачиваемый процент по кредиту, ставка по которому коррелирует с таким показателем, как цена на нефть, фондовый индекс и т. п., может превышать величину ставки, предусмотренную для процентов в ст. 269 НК, а именно:

  • 110% ставки рефинансирования по рублевым заимствованиям;
  • 15% по валютным долговым обязательствам.

Что касается налогообложения операций с финансовыми инструментами срочных сделок НДС, то в ст. 149 НК закреплено освобождение операций с инструментами срочных сделок от НДС. Однако при применении указанного освобождения необходимо учитывать, что в случае осуществления реальной поставки базисного актива в рамках срочных сделок НДС применяется в порядке, предусмотренном для налогообложения реализации данного вида базисного актива.

Подводя итог к вышесказанному, необходимо отметить, что в условиях мирового финансового кризиса, свидетелями которого мы являемся, рынок производных финансовых инструментов играет немалую роль, ведь с помощью инструментов срочного рынка компании способны хеджировать свои предпринимательские риски. Поэтому сегодня необходимы развитие и законодательное регулирование срочного рынка. Более развитое законодательство в отношении финансовых инструментов срочных сделок, в том числе в области налогообложения, должно послужить катализатором для дальнейшего роста рынка производных финансовых инструментов. Будем надеяться, что необходимые изменения, направленные на создание более благоприятных условий совершения сделок на срочном рынке, скоро будут внесены в законодательство.

  • Рейтинг
  • 6
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Рынок облигаций: взгляд из глубины
Взаимодействие с ФАС: современные правовые реалии
Инвестиционный арбитраж: на пути к альтернативным способам разрешения конфликтов на финансовых рынках.
Кредитный кризис: основные причины и антикризисные меры
"Норильский никель, перспективы национализации"
Россия: что делать, когда акции компаний падают?
Выкуп облигаций с организованного рынка
Актуальные вопросы налогообложения операций с финансовыми инструментами срочных сделок
Структурный инструмент для инфраструктурных проектов
Нефть: в шаге от консолидации рынка
Есть ли рецессия в России?
Тяжелое время для нефтяных компаний.
Крутой разворот
"Ad Libitum. Автопром"
Газпром и Нафтогаз: незавершившийся телесериал
Финансовый кризис или кризис финансового капитализма?
IR-идеи на кризисный 2009 год
Сколько будет стоить рубль?
Как побороть манипулирование ценами
Поведение рубля и мировых валют в средне- и долгосрочной перспективе
Обвал цен на недвижимость. Миф или реальность
Выделяем непрофильное подразделение, или как бросить "чемодан без ручки"
Аналитический метод управления активами ПИФа
Практические аспекты инвестиций в структурные продукты со встроенным кредитным риском
Модель расчета биржевой балансовой цены
Гарантия дохода – маркетинговая реклама УК?
ФСФР требует презумпцию виновности
О некоторых "деликатных" аспектах управления инвестициями
Тайные владельцы бизнеса - найти и обезвредить
Условие роста – низкие ставки
Почему «рейтинговые» требования не имеют смысла
Кайманские публичные SPC в качестве защиты конфиденциальности информации о бенефициарах.
Прогноз курса рубля
Лидеры бизнеса уверены в будущем
Клятва Гиппократа для Украины
Обесценение активов в условиях экономического кризиса: итоги 2008 года
Новые возможности реструктуризации долга: debt-for-equity swap в России
Рекомендация по акциям ритейлеров: «настойчиво избегать»
Скрытый позитив Рубини
ПИФы сохраняют максимальную привлекательность
Россия: На выходе из пике
Три топовых темы на рынке акций
Новые правила игры на корпоративном корте: уставный капитал, кредиторы, облигации
Доллар будет стоить 28,4 рубля
Курс рубля достиг потолка
Российский рынок слияний и поглощений в 2009 г
Возможен ли отказ от валютного коридора?
Мировой финансовый кризис: способы преодоления
Кризис заставил инвесторов пересмотреть свои аппетиты
Глобальный экономический спад усугубляет страновые риски России

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100