Casual
РЦБ.RU

«Выработать общие решения профессиональному сообществу непросто»

Сентябрь 2013

Интервью с Начальником отдела депозитарного обслуживания ЗАО «Райффайзенбанк» Евгенией Климовой

Начальник отдела депозитарного обслуживания ЗАО «Райффайзенбанк» Евгения Климова рассказывает журналу «Депозитариум» о том, каких сервисов ожидают от НРД участники рынка и в каких направлениях эти сервисы могли бы разрабатываться.

— Евгения Сергеевна, как Вы оцениваете изменения, произошедшие в российской инфраструктуре с появлением центрального депозитария (ЦД)? Какие преимущества это дало Вашей компании?

— Участники финансового рынка ждали появления центрального депозитария очень долго. Вопрос о ЦД в течение долгого времени поднимался как перед регуляторами, так и перед инфраструктурными организациями. Говорилось, что ЦД нужен, причем не только иностранным, но и российским клиентам.

Мы оцениваем появление ЦД очень положительно. Во-первых, теперь наш рынок является намного более эффективным, операционно привлекательным и менее рискованным, по оценкам иностранных участников. Во-вторых, для профессиональных участников (в том числе для нас, разумеется) появление ЦД означает значительное упрощение операционной работы. Сейчас существенная часть операций клиентов проходит через ЦД, мы намного меньше контактируем с регистраторами, что значительно облегчает процесс обслуживания клиентов. С точки зрения расчетов процесс стал эффективнее, быстрее и удобнее.

Однако сейчас стоит вопрос о том, что ЦД — это не только услуги по расчетам. Да и сам Национальный расчетный депозитарий прекрасно это понимает, поэтому развивает также информационные услуги, сервисы управления обеспечением, сервисы по корпоративным действиям.

Таким образом, появление на российском рынке центрального депозитария — событие однозначно положительное. Это самый первый этап большого пути, по которому рынок должен будет идти дальше.

— Какие новые сервисы из числа предлагаемых НРД (управление обеспечением, регистрация внебиржевых сделок, информационные услуги и т. д.) Вами востребованы? Может быть, возникает потребность в каких-то дополнительных сервисах?

— Если остановиться на продуктах по управлению обеспечением, Райффайзенбанк очень положительно оценивает появление такого продукта как РЕПО Банка России с корзиной ценных бумаг, но в данный момент, конечно, есть проблемы: отсутствие хорошей системы для фронт-офиса, необходимость работы трейдера через ПО «Луч», проблемы с учетом таких операций.

Со своей стороны мы достаточно активно выражаем свою позицию для НРД — и как депозитарий, и как брокер. Положительный эффект этой деятельности состоит в том, что новые продукты уже появились. Понятно, что они не могут быть идеальными с момента появления. Они будут развиваться, и заинтересованным сторонам надо активно участвовать в их развитии, искать пути и возможности улучшения, давать свои рекомендации. Участники видят процесс иначе, нежели биржа или НРД, и им нужно выражать свое мнение. Мы как компания, представляющая международную группу, видим, как работают аналогичные сервисы на других рынках, и предлагаем способы их улучшения на российском рынке.

— Как Вы оцениваете проект создания репозитария?

— Пока репозитарий не заработал в полную силу, его эффективность вряд ли можно оценить. С точки зрения инфраструктуры работа репозитария в целом понятна. А вот у юристов, которые участвуют в разбирательствах по сделкам с производными инструментами, вопросов много. Не только к НРД, но и к регулятору. Например, как регулятор будет хранить данные репозитария, как будет организован контроль со стороны регулятора, как можно будет получать от него необходимые данные? Процесс пока не описан.

Еще один аспект в работе репозитария — участие нерезидентов. НРД подписал Меморандум о взаимопонимании с одним из европейских торговых репозитариев — REGIS-TR, который принадлежит Clearstream и Iberclear. Это создает предпосылки для того, чтобы иностранный участник мог работать, не выходя на российский репозитарий. Используя европейский репозитарий, он сможет передать информацию о сделке так, чтобы ее защита была обеспечена и по российскому законодательству. Но этот процесс еще только запущен, в деталях же четкого видения того, как эта схема будет работать, пока нет. Наши иностранные коллеги очень внимательно следят за этим процессом.

В то же время российские участники готовятся к полноценному запуску репозитария: нужно и подготовить системы, и отладить внутренние процедуры. Когда репозитарий заработает в полную силу, можно будет оценивать его работу с точки зрения удобства, эффективности и т. д.

— Что можно сказать об информационных услугах НРД?

— Основной вопрос — создание единого центра информации о корпоративных действиях. Когда готовился закон «О центральном депозитарии», была оговорена возможность того, что функции такого центра может выполнять ЦД. Это совершенно логично и удобно всему рынку. Мы как участник рынка поддерживаем официальное получение НРД такого статуса. Но после этого возникнет вопрос о том, как НРД на практике сможет обеспечить такое информирование. Мы передаем нашим клиентам информацию о корпоративных действиях в виде сообщений SWIFT на английском языке. Какие форматы информирования сможет предложить НРД? На каком языке? Мы знаем, что НРД активно развивает этот проект. Мне как специалисту, много работавшему в сфере корпоративных действий, известна его трудоемкость. Мы видим желание НРД занять эту позицию, выполнять эти функции. Но, разумеется, пока нельзя комментировать, как долго будет идти этот процесс и что получится в результате.

Полагаю, что при разработке этого проекта необходимо активно сотрудничать с эмитентами. Сведения об эмитентах следует передавать в некоем структурированном виде. Кто должен обрабатывать эти огромные массивы информации? К каким форматам следует их приводить? На эти вопросы пока нет ответа.

Для того чтобы ввести эти форматы, да еще и сподвигнуть эмитентов их использовать, усилий участников инфраструктуры, скорее всего, недостаточно. Должно быть выработано регуляторное решение, создана законодательная база. Это достаточно сложный процесс, который затронет не только финансовый рынок. Потому что если на финансовом рынке сейчас работает около 1300 участников, то акционерных обществ в России более 200 тыс. И большинство из них раскрывает информацию о своей деятельности.

— В настоящее время НРД активно занимается проектом создания центра информации по корпоративным действиям. Планируется сначала проработать некие общие контуры проекта, а затем уже заниматься его детальным обсуждением вместе с рынком и регуляторами. В том числе совместно прорабатывать технологии. Вашей компании как участнику рынка было бы комфортно идти именно таким путем?

— Конечно. Это еще одно положительное следствие присутствия на рынке центрального депозитария.

На финансовом рынке много участников, отличающихся по масштабу бизнеса, по бизнес-моделям, так что и интересы у них тоже разные. Выработать общие решения профсообществу непросто. Поэтому проф­участники выступают за то, чтобы ЦД стал платформой для генерации общих проектов. В частности, как мне кажется, участники рынка должны быть единодушны в желании видеть ЦД центром предоставления корпоративной информации.

ЦД имеет доступ к регулятору, может обращаться в профильные министерства и обсуждать принципиальные вопросы. Если ЦД к тому же еще соберет экспертные мнения участников, то процесс пойдет правильно.

Еще один важный аспект: поступающая из центра корпоративная информация должна быть официальной и финальной. Важный вопрос в предоставлении такой информации: кто несет ответственность за ее предоставление? По моему убеждению, в отстроенном процессе предоставления корпоративной информации должна быть четко определена система ответственности. Например, эмитент ответственен перед ЦД, центральный депозитарий — перед участниками, участники — перед клиентами. Эта цепочка должна быть четко прописана.

Жизнь показала, что без центрального депозитария создание центра корпоративной информации невозможно. Появление ЦД позволило перевести давнюю мечту участников рынка в плоскость реальных действий. Думаю, все участники рынка будут рады принять участие в данном проекте, развивать его и поддерживать. Все в этом заинтересованы. Мы со своей стороны тоже готовы предоставить свое видение процесса создания такого центра.

Корпоративные действия — сложная область, в ней заложено много рисков. Российский рынок в этом аспекте очень непрост, особенно для иностранного клиента. Речь может идти не только об информации. Каждый эмитент имеет возможность выставлять свои требования к участникам, к документам. Данная область сейчас отрегулирована очень слабо. Правила проведения корпоративных событий регулируются законодательством лишь в базовой части, дальше начинается видение юристов конкретной компании. Наверное, нужна некоторая унификация этих правил, чтобы рынок стал более понятным.

Инфраструктурной организации надо сначала информировать клиента об определенных корпоративных действиях. Затем следует обеспечить его права, а это может быть очень тяжело. Эмитенты выдвигают много условий относительно сроков подачи документов, их видов, процедур подачи. Этот аспект работы необходимо сделать более простым, более удобным, в том числе для иностранцев.

Когда иностранный инвестор покупает бумагу, он видит финансовые показатели компании и рыночную историю самой бумаги. Но он никогда не узнает, что от него может потребоваться, если данная компания решит проводить, скажем, выкуп акций или предоставить право на их преимущественное приобретение. Эта не­определенность создает огромный пласт работы.

Не берусь сказать сейчас, как именно надо решать эти задачи. Но решать их надо. Хотя это вопрос уже не совсем к НРД.

Со всех сторон мы слышим, что одна из основных проблем российского рынка — корпоративное управление. И каждая организация имеет реальный шанс улучшить свое корпоративное управление. Конечно, если она в принципе хочет быть публичной, повышать свою акционерную стоимость, привлекать серьезных акционеров, в том числе иностранных. Но при этом она должна быть заинтересована и в том, чтобы информация о корпоративных действиях дошла до акционеров достаточно быстро и в удобном для них виде. К сожалению, пока проблемы в этой сфере на нашем рынке не решены.

— Каковы результаты работы депозитарного подразделения Райффайзенбанка? С какими проблемами Вы сталкиваетесь? Каковы ваши краткосрочные и среднесрочные цели?

— Как депозитарий мы были достаточно успешны в плане доходности. Этот бизнес приносит банку деньги и сейчас активно развивается. Более того, кастодиальный бизнес демонстрирует хорошие показатели в рамках всей группы (российский Райффайзенбанк, как известно, входит в группу Raiffeisen Bank International), т. е. во всех странах, где присутствует RBI.

Кастодиальный бизнес достаточно сложен: он требует хорошей экспертизы рынка и весьма технологичен. У нас сейчас нет специалистов, которые выполняли бы чисто операционную или механическую работу. Процессы в значительной степени автоматизированы. Поэтому сотрудник должен, во-первых, очень хорошо знать работу рыночных механизмов, во-вторых, хорошо понимать процесс с точки зрения технологий, систем и интерфейсов. Важно не только хорошо работать в этой системе, но и видеть, как можно эту работу улучшить. Фактически каждый сотрудник участвует в автоматизации операционных процессов. Мы со своей стороны получаем в этом направлении серьезную поддержку со стороны менеджмента, том числе от дирекции информационных технологий. Происходят активные инвестиции и в сотрудников, и в технологии. В результате у нас работают хорошие специалисты и хорошие системы.

Рынок не позволяет останавливаться. Все время надо развиваться.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100