Casual
РЦБ.RU

Удобно, надежно, дешево

Июнь 2013

Интервью с представителями Центрального банка РФ, Национального расчетного депозитария и участников сделок РЕПО Банка России: Кириллом Вергуновым, Заместителем директора Департамента операций на финансовых рынках Банка России; Марией Черемисиной, Вице-президентом НКО ЗАО НРД; Иваном Багреем, дилером отдела РЕПО Инвестиционного Банка «ВЕСТА» (ООО); Андреем Гаврисевым, Начальником Управления ценных бумаг АКБ «Российский капитал» (ОАО); Валдой Дьяковой, Директором Департамента финансовых рынков АКБ «Российский капитал» (ОАО); Евгением Мазилиным, Начальником Управления активно-пассивных операций КБ «РИАЛ-КРЕДИТ» (ООО); Вадимом Павловым, главным трейдером отдела оперативного управления балансом ОАО «Сбербанк России»; Варварой Пономаревой, Начальником отдела операций на рынке РЕПО «ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) ЗАО»; Вадимом Прокопышаком, Директором Департамента торговых операций ОАО «ОФК Банк»

Российские банки получили дополнительную возможность управлять ликвидностью, уменьшая при этом рыночный риск, — через запущенный Банком России рынок трехстороннего РЕПО с корзиной ценных бумаг. Агентом по управлению обеспечением выступает Национальный расчетный депозитарий. Участники круглого стола, организованного НРД, собрались, чтобы обсудить условия первых сделок, обозначившиеся проблемы и планы на будущее в этом сегменте.

Уважаемые коллеги, в апреле этого года Банк России, НРД и компания Bloomberg запустили проект трехстороннего РЕПО с корзиной ценных бумаг. Как вы оцениваете дальнейшие перспективы новой услуги?

Иван Багрей: Банк «ВЕСТА» начал делать сделки уже на второй день после появления такой возможности. Уверен, что проект будет очень востребован на рынке, поскольку он во многом облегчает жизнь портфельным управляющим и трейдерам денежного рынка. Пока проект еще строится, совершенствуется. Но будущее у него большое.

Валда Дьякова: С точки зрения фронт-офиса это очень удобная услуга. Основная проблема в настоящий момент — это учет. И пока мы решаем ее собственными силами.

Автоматизации нет?

Валда Дьякова: Нет. И это серьезная проблема, которая нас останавливает от участия в этих сделках в полном объеме. Конечно, хотелось бы перевести большую часть облигационных портфелей на трехстороннее РЕПО, но, к сожалению, пока что мы этого сделать не можем — именно из-за проблем дальнейшего учета.

Какие, по вашему мнению, тут могут быть решения?

Валда Дьякова: Либо будут проводиться встречи, на которых банки — участники этого рынка поделятся своим опытом с точки зрения автоматизации, либо участники рынка пойдут каждый своим путем и будут создавать системы автоматизации по-своему (но, на мой взгляд, это не совсем правильный путь).

Наверное, через какое-то время, когда обсуждаемый сервис уже пройдет рыночную обкатку, НРД должен будет еще раз собрать участников рынка, чтобы обсудить трудности, которые возникли в рабочем процессе, выработать какие-то решения, обменяться опытом. Будет это полезно?

Валда Дьякова: Это вопрос сроков. Вполне возможно, что если сделки трехстороннего РЕПО начнут делать многие банки, то вряд ли они будут их учитывать в том же Excel. Наверняка автоматизаторы разных банков пойдут каждый своим путем, и мы разойдемся в разные стороны. Эти вопросы надо решать централизованно, совместно с разработчиками АБС.

Может быть, тогда завести какой-то формат обсуждения в онлайн-режиме?

Валда Дьякова: Это было бы удобно. Не знаю, насколько другие банки готовы в этом принимать участие и делиться своими наработками. Не всегда автоматизаторы делятся такой информацией.

Мария Черемисина: Два участника сказали одно и то же. О чем идет речь? Так как введены новые инструменты и новые технологии, которых раньше на рынке не было (трехстороннее РЕПО — это торговля именно корзиной бумаг, торговля, при которой возможна замена бумаги в сделке), то настройка учетных и бухгалтерских систем под эти инструменты и технологии занимает у участников достаточно большое количество времени и ресурсов.

Вадим Прокопышак: Такая настройка занимает 99% времени.

Мария Черемисина: Данный проект действительно является значительным этапом развития денежного рынка, потому что в России введено полноценное понятие корзины ценных бумаг. Cтала возможна замена ценных бумаг в сделке РЕПО. Два года эта норма существовала в ст. 51.3 Закона «О рынке ценных бумаг». Естественно, эти операции ни у кого не автоматизированы. К сожалению, подготовиться заранее было сложно, поскольку понятно, что, пока такие операции не проводятся, никто их автоматизировать не будет.

Отвечу сразу всем участникам: НРД действительно занимается этой проблемой, мы ее знаем. Любой из участников может обратиться к нам с вопросами. Поступающие вопросы направляются технологам.

Также у нас происходят регулярные встречи с учетными подразделениями. Мы встречались с бизнес-аналитиками двух самых крупных вендоров — компаниями «Диасофт» и «Центр Финансовых Технологий». Для них был проведен специальный семинар по технологиям РЕПО и произошедшим на рынке изменениям.

Соответственно, если у ваших разработчиков возникают какие-то сложности, то вы можете нам об этом сообщить. НРД и дальше будет устраивать такие семинары, но для этого нам необходимо знать потребности клиентов, чтобы мы приглашали конкретного разработчика под конкретную проблему. Встречи и семинары для бизнес-аналитиков, автоматизаторов обычно проводят технологи, потому что там обсуждаются специфические вопросы по структуре таблиц, полей и т. д. Вся контактная информация представлена на сайте НРД.

Когда НРД готовит семинар по определенной теме, то на главной странице сайта размещается соответствующий баннер. Плюс мы стараемся рассылать приглашения всем специалистам, которых интересует тема автоматизации операций РЕПО.

Теперь давайте вернемся к вопросу оценки перспектив рынка трехстороннего РЕПО.

Вадим Павлов: У нас очень позитивный настрой в этом плане. Мы думаем, что в результате через этот вид операций будет происходить финансирование всех отечественных банков.

Особых проблем у нас нет. Думаю, что где-то в течение двух-трех месяцев все операции с Банком России мы станем делать именно по схеме трехстороннего РЕПО с корзиной. Такие операции — это новый взгляд на обеспечение. Похоже на переход от физики Ньютона к физике Эйнштейна. Обеспечение перестало быть незыблемой вещью.

Как у нас раньше было? Когда сделка открывалась, то обеспечение под нее было постоянным. Если обеспечение хотели менять, то сделку просто закрывали, затем открывалась новая сделка до конца срока. Сейчас обеспечение не является постоянной величиной. Оно меняется. В связи с этим возникают сложности, но все они решаемы. Так что в ближайшее время все будем на этом рынке.

Евгений Мазилин: Мы начали делать сделки на рынке РЕПО с первого дня и заключаем их каждый день.

Мария Черемисина: Действительно, «РИАЛ-КРЕДИТ» — один из участников, совершающих большое количество сделок.

Евгений Мазилин: В принципе появление такой возможности стало крайне позитивным как для нашего банка, так и для других банков. Я удивил многих своих коллег, сообщив, что теперь для заключения сделок РЕПО с Банком России не нужно иметь лицензию профучастника фондового рынка, не нужно быть членом фондовой секции биржи. Для нас это стало серьезным выходом, потому что лицензии профучастника биржи у нас нет. Ее получение — дело затратное и по времени, и по другим условиям. Поэтому я оцениваю перспективы рынка трехстороннего РЕПО очень позитивно.

В настоящий момент сделки РЕПО мы делаем на коленках, бэк-офис вообще никак не организован. На днях к нам приезжал представитель вендора. Он предложил комплексный продукт: обрабатывать и операции РЕПО, и другие сделки. Сейчас работаем в этом направлении.

Замена обеспечения — это тоже очень интересно. Мы попробовали сделку такого типа. Все прошло удачно.

Варвара Пономарева: Тут уже много было сказано и по поводу внутренних систем, и насчет того, что наконец-то допуск к системе рефинансирования Банка России появился у маленьких банков, которые по каким-то причинам не хотят получать лицензию проф­участника биржи.

Хотела бы отметить два момента. Трехстороннее РЕПО — стандартный продукт. Весь мир давно совершает сделки трехстороннего РЕПО через крупных клиринговых участников. И очень позитивно, что Россия тоже присоединилась к странам, где это происходит. Это правильное направление. Мы движемся в русле мировых тенденций.

Также следует указать на то, что с появлением трехстороннего РЕПО у участников рынка появилась возможность более правильно и более гибко использовать обеспечение, в том числе не блокируя обеспечение на длинные сроки, получать длинное финансирование (о чем неоднократно говорил Центральный банк, когда развивал этот продукт). Продукт очень нужный для банковской системы в целом. Соответственно, перспективы у него хорошие.

Вадим Прокопышак: Выше прозвучали правильные вещи, и они уже очевидны для тех, кто пользуется услугой трехстороннего РЕПО. Если бы данная услуга не была перспективной и востребованной, мы бы не наблюдали нарастающий интерес как со стороны регулятора, так и системообразующих банков. Так что, по-моему, с перспективностью данного проекта все очевидно.

Автоматизация — это всегда тяжело. У многих банков в полном объеме не автоматизированы даже текущие операции. Но автоматизация — это база, без которой невозможно ни увеличение количества операций, ни их видов, а соответственно, и невозможен рост бизнеса. Какие-то банки решат вопрос собственными силами, с помощью локальных «заплаток», какие-то воспользуются услугами вендоров. Надеемся, что НРД будет содействовать доработкам систем вендоров, чтобы свести их стоимость к минимальной для конечных пользователей.

Что касается возможности менять обеспечение, это, безусловно, большой плюс как с точки зрения управления ликвидностью, так и с позиции торговых операций. Для нас важна возможность заключать сделки РЕПО с еврооблигациями на срок больше овернайт, а также продавать бумаги, временно находящиеся в корзине.

О каких преимуществах использования РЕПО Банка России с корзиной ценных бумаг можно говорить по итогам проведения первых сделок?

Иван Багрей: Нельзя сказать, что мы воспользовались всеми возможностями продукта РЕПО с корзиной, потому как, опять же, учет не налажен, а на коленке учетные операции вести не хотелось. Поэтому мы пробовали различные варианты сделок, но без изменения обеспечения: разные корзины, разные опционы. Однако всегда работали с одним выпуском бумаг, бумагами одного эмитента, чтобы не иметь проблем с учетом. В принципе все происходит довольно быстро, все устраивает.

Скажу о самом большом преимуществе этих сделок. У меня (думаю, как и у многих трейдеров) зачастую возникают сложности при необходимости продать ту или иную бумагу собственного портфеля, находящуюся в сделке прямого РЕПО. Я думаю, что самое главное в трехстороннем РЕПО — это возможность очень быстро и очень легко управлять обеспечением по сделке.

И второе, о чем сегодня уже говорили: очень важно, что в формате трехстороннего РЕПО действительно можно не привязываться к сроку овернайт. Появляется возможность строить планы в пределах недели или месяца, привлекая у Центробанка деньги на такой срок. Опять же, оперативно планируя, какой объем ликвидности будет нужен, можно работать с обеспечением в пределах дня, не испытывая никаких проблем.

Банк России теперь анонсирует переход с предоставления банкам кредитов овернайт на кредиты с более длинным сроком. Думаю, что новый продукт способен в этом помочь.

Андрей Гаврисев: Мы делаем не так много сделок трехстороннего РЕПО, но очень активно включились в этот процесс. Из главных плюсов этого формата могу назвать прежде всего возможность замены бумаг и исключение человеческого фактора как причины ошибок. Например, трейдер, вводя в систему 100 тыс. ценных бумаг, может случайно набить лишний ноль и затем искать 900 тыс. бумаг, чтобы рассчитаться по сделке прямого РЕПО с Центральным банком. При трехстороннем РЕПО с корзиной необходимо набрать только сумму в руб­лях. Простота использования продукта — самый главный плюс.

Коллеги, может быть, уместным было бы сразу и недостатки назвать?

Андрей Гаврисев: Тогда здесь нужен еще представитель Bloomberg, чтобы совместно обсуждать эти вопросы.

А как вам Bloomberg отчетность сдает? Что вызывает неудобство?

Андрей Гаврисев: Мы далеко не все данные видим. Bloomberg нам ничего не присылает. Депозитарий получает отчетность — ее используют подразделения, которые занимаются оформлением операций. Для создания отчета для трейдера получаемые формы отчетности крайне неудобны.

Вам как трейдеру достаточно той информации, которая отображается в терминале?

Андрей Гаврисев: Хотелось бы, чтобы фронт-офис сразу видел, что идет сделка с такой-то бумагой по такой-то рыночной цене. Чтобы эти данные содержались в одном отчете, а не в трех, как сейчас.

Отчетность можно обсуждать достаточно долго, это дело весьма специфичное. Есть ли еще что-то, нуждающееся в улучшении со стороны НРД, и какие преимущества еще не были названы?

Вадим Павлов: Странно, что не называют дешевизну продукта.

Мария Черемисина: В любом случае привлечь деньги от Банка России всегда дешевле, чем откуда-то еще.

Вадим Павлов: Это точно.

Валда Дьякова: Привлечение ликвидности от Банка России происходит при помощи корзины и стандартной операции РЕПО. Оперировать корзиной ценных бумаг намного легче. Легче и дешевле.

Вадим Павлов: Можно я попробую прокомментировать то, что сказал Иван Багрей? Вы сказали, что пробовали работать в новом формате РЕПО только с бумагами одного эмитента, не пробовали работать с корзиной бумаг. И делали так для облегчения учета. Но при операциях с корзиной в учете ничего не поменяется.

Иван Багрей: Да, потому что мы хотели избежать ситуации, когда по одной сделке будет обеспечение из двух-трех бумаг. Насколько я знаю, наши системы внутреннего учета это не смогут отразить.

Мария Черемисина: Проблема даже не столько в том, чтобы в одной сделке учесть две-три бумаги, сколько в том, как автоматизировать заполнение различных форм отчетности.

Вадим Павлов: Сбербанк России до настоящего времени сделок трехстороннего РЕПО не проводил. В тестовых операциях мы участвовали, но на реальные торги еще не выходили. Процесс уже перешел в стадию испытаний. Сейчас будет испытана автоматизированная система бэк-офиса. После этого, думаю, Сбербанк приступит к операциям. Бэк-офис оказался морально не готов к полному изменению философии по управлению обеспечением. Сейчас нам интересно мнение остальных участников рынка. Пока набираемся опыта, учимся на чужих ошибках.

Мария Черемисина: Так приходите на рынок! Появляется новый взгляд. Пока не сделаешь саму сделку трехстороннего РЕПО, многое непонятно. Поэтому все-таки призываем вас попробовать. Тем более что специально для вас мы сделали возможность всю отчетность разделить на две части.

Скажу для остальных участников. Может быть, кто-то не в курсе. Если банк хочет разделить потоки отчетности (отделить отчеты по системе управления обеспечением и отчеты по клирингу), то он может отправить нам письмо об этом в свободной форме.

В чем там проблема? В том, что в ином случае все отчеты идут вместе, загружаются и обрабатываются. Для того чтобы получить нужные документы быстро, можно отправить НРД такое письмо. После чего на отдельный код банка будут приходить отчеты только по клирингу и системе управления обеспечением. Это отчеты 007, 009, 118 и 018.

Валда Дьякова: Я правильно понимаю, что мы можем получать отчетность сегодняшним днем, чтобы у нас была возможность онлайн-конт­роля — сопоставления отчета, полученного от вас, и своей управленческой отчетности?

Мария Черемисина: Конечно.

Валда Дьякова: Проблема в том, что, получая отчетность на следующий день, уже сложно что-либо исправить.

Мария Черемисина: НРД выдает банку отчетность сразу после каждого сеанса клиринга. Рассчитали сделки в 12 часов — и сразу выдаем клиентам все отчеты по сделкам. Можете их сразу загружать, обрабатывать.

НРД сделал отчетность по международным стандартам, по типу стандартов SWIFT, где отчеты выдаются сразу и их много. Запуск продукта показал, что российский рынок привык к другому принципу отчетности. По­этому мы дополнительно к прежнему формату отчетности в третьем квартале планируем реализовать еще один, дополнительный тип отчетов, где все операции по клирингу в конкретный день будут показаны нарастающим итогом.

Это сделано для клиентов, которые хотят осуществить дополнительную сверку. Если вы обратились за таким сервисом в НРД, то мы для вас это сделаем. Соответственно, новый формат отчета появится в третьем квартале как дополнительная возможность. Старая система отчетности при этом не отменяется.

Продолжим обсуждать достоинства и недостатки операций трехстороннего РЕПО. Мы еще не уговорили Сбербанк начать осуществлять сделки в новом формате уже сейчас.

Вадим Павлов: Возникли проблемы. Все они решаемы, просто внутренняя структура не позволяет начать операции, пока все вопросы не будут сняты.

Размер имеет значение в данном случае?

Вадим Павлов: Да. Операции Сбербанка — это сотни миллиардов руб­лей.

Кирилл Вергунов: Для Центрального банка тема трехстороннего РЕПО — это исключительно тема диверсификации каналов, по которым регулятор предоставляет деньги банковской системе. Если вдруг, не дай бог, что-то случится с нашим основным каналом, то у банков теперь есть возможность прийти к нам другим путем.

Для банков (и, кстати говоря, для биржи) это также важно, поскольку возможность замены обеспечения дает им возможность поддержать умирающие объемы фондового рынка, коль скоро большая часть бумаг лежит в залоге у Центрального банка и не торгуется, так как торговаться уже нечему.

Для банков преимущества трехстороннего РЕПО, как уже говорилось, прежде всего в дешевизне и удобстве работы с обеспечением для трейдеров. Если в залоге у Банка России лежит 50 облигаций, то трейдеру не нужно, как на бирже, заводить 50 заявок, да еще фактически подтверждать их три раза: первый раз — заведя сделку, второй раз — при отчете на исполнение первой «ноги», третий раз — при отчете на исполнение второй «ноги».

Здесь логика, скорее, близка к логике заявки на валютном рынке: завел заявку в торговую систему — и забыл. Система клиринга в трехстороннем РЕПО устроена по принципу дедлайна: к определенному времени надо обеспечить активы на счете. Не обеспечил — дефолт.

Но зато в трехстороннем РЕПО есть возможность автоматического ролловера. Она аналогична ролловеру в ситуации, когда банк, взяв внутридневной кредит у Центрального банка по ставке рефинансирования, затем переносит его через ночь. Внутридневной кредит Банка России бесплатный, но если в конце дня банк его не отдает, то Центробанк переоформляет его в овернайт — уже по ставке рефинансирования. При операциях трехстороннего РЕПО та же история. Получив ликвидность от Банка России на день, банки могут совершенно спокойно работать три дня подряд, не переживая за дефолт.

Вадим Павлов: А этот кредит предоставляется по фиксированной ставке?

Кирилл Вергунов: По ставке рефинансирования.

Мария Черемисина: А по какой бы еще ставке он мог предоставляться?

Вадим Павлов: Но у Центробанка есть условная фиксированная ставка — 6,5%.

Кирилл Вергунов: В данном случае мы говорим о штрафной ставке, и сегодня она составляет 8,25%.

Иван Багрей: Кстати, хотелось бы сказать про диверсификацию. Например, я столкнулся с тем, что, допустим, евробонд можно отдать в РЕПО двумя путями. Сейчас это можно сделать через корзину. А можно и через биржу — через внебиржевое РЕПО, но через биржу. Данная диверсификация тоже помогает.

Евгений Мазилин: Было бы удобно, работая с бумагами многих эмитентов и различными выпусками, видеть оценку своей позиции. Сейчас оценки рассчитываются в Excel, потому что на сайте Банка России публикуются дисконты, рыночные цены бумаг. Считать позицию можно и так, но было бы удобно, конечно, делать это прямо в терминале. Это не недостаток системы НРД, просто трейдерам хотелось бы получить такое дополнительное удобство.

Мария Черемисина: Мы уже разработали такую опцию. Я могу потом показать, как это будет работать.

Вадим Павлов: Это Bloomberg делает?

Мария Черемисина: Сейчас решается вопрос дальнейшего технологического развития системы трехстороннего РЕПО. И от принятого решения будет зависеть ответ на ваш вопрос. Это может быть Bloomberg, терминал биржи или разделение прав в ПО «Луч». Также это может быть веб-интерфейс, по которому банк сможет отслеживать свою позицию.

Евгений Мазилин: Bloomberg, конечно, более удобен, потому что позволяет параллельно видеть лимит, который выставляет Центральный банк.

Мария Черемисина: Мы рассматриваем альтернативные каналы.

Евгений Мазилин: Возможность видеть оценку — это вопрос непринципиальный, речь просто о дополнительном удобстве. Это не проблема, скажем так.

Мария Черемисина: Весь список инструментов, которые вы можете использовать в сделках трехстороннего РЕПО, раскрыт в специальном разделе на сайте НРД.

Варвара Пономарева: Коллеги о многом уже сказали: и о дешевизне, и о том, что резко снижаются операционные риски, связанные с заведением сделок РЕПО, и количество людей, обслуживающих операции РЕПО, может быть снижено.

Если в компании операциями РЕПО с Центральным банком занимается отдельный РЕПО-трейдер в казначействе, то эта должность в принципе может быть упразднена. Для того чтобы заводить подобные сделки, не нужно теперь обладать глубокими знаниями о том, как построен рынок РЕПО. По большому счету сделка трехстороннего РЕПО выглядит как обычная сделка межбанковского рынка депозитов с переданным в поддерживающие подразделения банка управлением обеспечением. Этот формат может значительно снизить банковские расходы на подобные операции. Это важно.

Мне также нравится, что корпоративные облигации, которые выпущены за рубежом, стало можно заводить в залог на срок больше одного дня.

Что касается недостатков, то коллеги говорили о том, что хочется разделить возможность управления обеспечением по внутренним подразделениям, профит-центрам банка. Это важно. Также хотелось бы отметить, что пока неудобно пользоваться самой системой управления обеспечением. Приходится долго и тяжело настраивать взаимодействие фронт-офиса и бэк-офиса.

То есть не нравится «Луч», не нравится то, что он тяжелый, что он на депозитарной системе? Нужно предоставить что-то более легкое, разделить существующий функционал или вставить этот функционал в терминал?

Варвара Пономарева: Да. Еще можно было бы на сайте НРД создать какой-то раздел, типа FAQ, на тему уже заданных банковским сообществом вопросов и ответов. Возможно, с рекомендациями ФСФР и Центробанка, потому что, я думаю, вопросы примерно одни и те же.

Мария Черемисина: Такой раздел на сайте НРД создан. Там размещены как стандартные вопросы и ответы, так и нестандартные, которые задают участники. Также выложены рекомендации по учету сделок трехстороннего РЕПО, представлены примеры отчетов по сделкам. Выкладываются новости, обучающие семинары. Все находится в открытом доступе.

НФА разработала рекомендации по бухгалтерскому учету сделок трехстороннего РЕПО. Были прояснены многие вопросы. Документ доступен на сайте Ассоциации.

Вадим Прокопышак: Хотел бы сделать еще одно замечание — об удобстве пользования именно для трейдера. Трейдер на следующий день после заключения сделки не видит в терминале свою позицию по обязательствам. Приходится смотреть, какие заявки были удовлетворены вчера, неделю, месяц назад, какие из промаркированных бумаг были заблокированы, и как-то аккумулировать и считать позицию. Это абсолютно неудобно, и операционный риск крайне высок.

И второе замечание тоже со стороны трейдинга. Ввод заявок через терминал Bloomberg происходит от суммы денег, а не от оценки обеспечения. Для международной практики — норма, для российского рынка РЕПО — новшество, так как рынок привык заводить заявки в систему от количества бумаг.

С точки зрения эффективного использования средств было бы удобно иметь в системе калькулятор, позволяющий рассчитать максимальный объем привлекаемых средств под промаркированные бумаги.

Мария Черемисина: Могу сказать, что калькулятор появится в июне, но в системе «Луч».

Прокомментирую первый вопрос. НРД предоставляет вечером 118-й отчет, где видны обязательства, которые банк должен исполнить. Это неудобно? Хочется, чтобы данные отображались прямо в терминале?

Вадим Прокопышак: Безусловно. Лишняя бумага нам ни к чему. И заявки, и заключенные сделки, и текущие обязательства — все должно быть в терминале.

Мария Черемисина: На первом этапе мы сделали продукт посттрейдинговым, когда позицией управляет мидл-офис. Трейдер совершил сделку — и забыл про нее. Поэтому в нашу технологию включена система «Луч» — депозитарная, бэк-офисная. Но вторым этапом разработки продукта мы хотим сделать управление обеспечением онлайновым. Будем работать дальше.

Хотелось бы рассказать о преимуществах нашего продукта. Новая технология маржирования, которая была реализована НРД, действительно позволяет банку иметь меньше обеспечения под операции рефинансирования с Банком России. Это дают однодневные дисконты, реализованное пуловое маржирование, существует автоматический возврат обеспечения при переобеспеченности. Исполнение компенсационного взноса ценными бумагами при недообеспеченности сделки — это тоже достаточно существенное преимущество. У банка не уменьшается объем привлеченных средств. Соответственно, банк может долгосрочно планировать свою позицию.

Хотела бы сказать, что с момента запуска операций трехстороннего РЕПО уже прошло какое-то время, и за это время мы уже переболели основными детскими болезнями. Система стабилизировалась. Поэтому призываем вас увеличить позиции на рынке.

Наши конкурентные преимущества (а мы все-таки надеемся, что оборот будет расти быстрее) будут реализованы в еще большей степени, когда сроки РЕПО станут удлиняться (ставка по таким операциям выше). И мы уже готовы к тому, что будет введено РЕПО с плавающей ставкой. Мы сможем перейти на эту технологию в период от трех недель до полутора месяцев и поддерживать ее. Наши преимущества наиболее очевидны на длинных сроках РЕПО.

Может быть, следовало бы немного сказать о том, кто потребитель услуги РЕПО именно с плавающей ставкой? Что именно она дает, какие дополнительные возможности?

Кирилл Вергунов: Руководство Банка России видело перед собой задачу наполнить деньгами длинную часть кривой доходности, с одной стороны. С другой стороны, в задачи денежно-кредитной политики осуществление операций РЕПО на длинные сроки не входит.

Поскольку не хотелось бы как-то влиять на денежно-кредитную политику ставками по длинным РЕПО, то грамотным видится решение по введению РЕПО сроком от одного месяца или любых операций рефинансирования на срок от одного месяца. Пока такое решение находится в процессе изучения.

Мы поговорили о достоинствах и недостатках. Теперь было бы правильно обсудить, в каком направлении необходимо двигаться НРД в развитии услуги трехстороннего РЕПО с корзиной бумаг. В целом свои предложения НРД участники уже высказали. Может, у кого-то есть что добавить?

Иван Багрей: Очень ценным было замечание о том, что действительно на второй день нигде в режиме онлайн нельзя увидеть входящую сделку.

Мария Черемисина: Мы это для себя отметили.

Иван Багрей: Пару дней назад столк­нулся с другой проблемой: расчет накопленного купонного дохода невозможно осуществить с точностью до копейки.

Мария Черемисина: В настоящий момент все исправлено.

Вадим Павлов: Дьявол, тем не менее, кроется в мелочах. Так вот, о мелких вещах. Хотелось бы иметь реальный инструмент, позволяющий оценивать обеспечение. Даже сейчас на сайте НРД есть данные только по портфелю и дисконту. Цены, по которым обеспечение реально берется в сделку, отсутствуют. Их можно искать на сайте биржи или Банка России. На сайте НРД их пока нет.

Мария Черемисина: Данные можно брать из отчетов по сделкам, по которым мы вам это обеспечение предоставляем.

Вадим Павлов: Хочется иметь информацию до сделки. Кроме того, бэк-офис просит сделать большой сводный отчет, где будут отражены все сделки и операции, которые прошли в течение дня. Понятно, что это дело будущего.

Мария Черемисина: Сделаем.

Евгений Мазилин: По поводу «Луча». Система немножко громоздкая, но привыкаешь к ней быстро. Единственное, я жду, чтобы операционные возможности «Луча» разделили, о чем уже говорилось. Тогда трейдерам будет удобнее выставлять свои данные, а бэк-офису — выгружать свою информацию.

Мария Черемисина: Что следует разделить — подачу или прием? Прием можно разделить уже сейчас, вам лишь надо написать соответствующее письмо НРД. Наверное, вы говорите про подачу?

Евгений Мазилин: Да, о подаче.

Мария Черемисина: А вы какой тип «Луча» используете — онлайн или классический? И в качества транспорта у вас электронная почта или HTTPS?

Евгений Мазилин: Классический тип и электронная почта.

Мария Черемисина: Может быть, вы сразу перейдете на новые технологии, на онлайн-режим. Там уже сейчас есть возможность запросить остатки. Единственное, что они к вам придут без дисконтов.

Кирилл Вергунов: А в чем смысл маркирования отдельной бумаги? У вас же есть система, которая работает так: совершил маркировку счета, и любая бумага, пришедшая на счет НРД, автоматически отмаркирована.

Мария Черемисина: Это если отмаркирован весь счет. Но не все маркируют 31-й раздел.

Евгений Мазилин: Можно маркировать не счет, а отдельные бумаги, по которым хочешь совершить именно сделки РЕПО.

Кирилл Вергунов: А зачем бумаги в НРД держать? Перевести бумагу — это три минуты.

Мария Черемисина: Все бумаги находятся в НРД. Но они лежат на различных разделах. В частности, есть 31-й раздел, где бумаги утром поднимаются на торги автоматически. Но при этом наша технология позволяет клиенту не делать лишние операции, потому что НРД сам подбирает бумаги из этого раздела, если они не проданы, если они на текущей позиции.

Трейдер торгует бумагами с одним портфелем, при этом в банке есть второй трейдер и у него тоже есть свои планы на эти бумаги. Они же на одном счете лежат. Для того чтобы трейдеры разделили свои операции, чтобы они определили, какие бумаги НРД сможет автоматически подобрать, а какие он не должен автоматически подбирать, — вот для этого и существует технология маркирования. Трейдер тем самым говорит: НРД может подбирать только вот эти бумаги. И тогда НРД по тому алгоритму, который закреплен в наших документах, подбирает нужные бумаги. Естественно, если делить эти бумаги между трейдерами не надо, то банк может отмаркировать весь раздел. Или открыть отдельный раздел и его отмаркировать. Мы попытались предоставить трейдерам больше возможностей.

Кроме того, у нас в планах более продвинутая технология маркирования, которая позволит реализовать, например, то, о чем говорила Варвара. Это именно возможность несколько бумаг, из которых НРД должен набрать нужный пул, пометить так, чтобы не обособлять все бумаги. Маркирование не является депозитарной операцией. Это просто пометка бумаги, что НРД ее может взять.

Варвара Пономарева: Короткая ремарка. Продукт, который создан, — т. е. система управления обеспечением (в смысле замены бумаг, их переоценки и клиринга), а также репозитарная отчетность и интерфейс — в принципе представляет собой очень удобную инфраструктуру, которая, по сути, является альтернативой биржевым трансакциям. Это классический продукт, который существует на Западе, но у нас в России его еще не было.

Разработанный НРД интерфейс (если он будет улучшен) — это отдельный продукт, который может быть использован в последующем не только в операциях с Центральным банком, но и, например, в дилерских сделках.

Мария Черемисина: Я правильно понимаю, что нам следует двигаться именно в этом направлении?

Варвара Пономарева: Да. Надо совершенствовать продукт — чтобы был удобный интерфейс, возможность сформировать собственные корзины. По большому счету ЭДО готово. Чего не хватает — это единого интерфейса, который позволит формировать собственные корзины, добавлять кредитные профили и т. д. Когда можно просто маркировать бумаги или обозначать желание взять деньги под корзину с конкретным кредитным профилем или только под конкретные (скажем, металлургические) облигации. Нужна фронт-офисная система, которая позволит формировать корзину, профиль корзины: кредитное качество, дюрация, акции, облигации и т. д. Такой продукт, я думаю, будет востребован рынком. В целом не хватает только этого интерфейса, а так продукт готов.

Вадим Прокопышак: Присоединюсь к словам Варвары. Очевидно, что функционал нового сервиса НРД намного шире, чем доступный классический функционал по операциям РЕПО. С точки зрения ликвидности в новой системе тоже одни плюсы. С позиции затрат делать трехстороннее РЕПО экономически целесообразно. Основная задача — повысить удобство пользования, начиная от трейдера и заканчивая бэк-офисом. С улучшением качества сервиса объемы сделок трехстороннего РЕПО с корзиной ценных бумаг увеличатся многократно.

Мария Черемисина: Все-таки что для НРД должно быть приоритетом в развитии проекта РЕПО? Написание своего программного обеспечения? Или чтобы мы встроились в уже существующие программы? И если встроились, то куда? От этого зависит то технологическое решение, которое мы выберем, в том числе сейчас.

Вадим Павлов: Для нас правильным решением был бы Bloomberg. Встраивайтесь в систему Bloomberg.

Вадим Прокопышак: Займу противоположную позицию. Bloomberg — иностранная система, притом достаточно неоднозначная для нашего рынка. Я думаю, что если попросить Bloomberg что-то доработать, то это может затянуться на годы. Поэтому, мне кажется, что, делая собственный продукт, НРД проще программные решения для него разработать самостоятельно. Может, взамен «Луча» будет сделан какой-то общий комплекс, который позволит полноценно поддерживать полный функционал фронт-офиса. Это будет по крайней мере быстрее, чем через Bloomberg.

Вадим Павлов: Для меня такое решение — это еще один лишний экран.

Мария Черемисина: Именно шлюзы? Или вы техническое решение не готовы комментировать?

Вадим Павлов: Если «Луч», то это еще лучше.

Варвара Пономарева: Главное — не делайте это только через биржу. Потому что трехстороннее РЕПО — это альтернатива, это второй канал, как сказал Кирилл.

Кирилл Вергунов: Это даже третий канал. Потому что есть еще Санкт-Петербургская валютная биржа.

Варвара Пономарева: Пока есть альтернатива, будет возможность и желание соревноваться, быть лучше.

Мария Черемисина: А технически? Значит ли это, что мы должны встраиваться в биржевую инфраструктуру?

Варвара Пономарева: Нет, не значит. Просто интеграция в систему биржи повлечет за собой определенные последствия для НРД: у биржи есть свои особенности, которые придется учитывать для того, чтобы ваш продукт работал. У биржи есть недостатки, которые отсутствуют у НРД. Честно говоря, я боюсь, что в результате интеграции систем функционал пострадает.

Интеграция в биржу не должна быть приоритетом. Мне кажется, НРД нужен отдельный интерфейс. Через год, когда все банки научатся учитывать трехстороннее РЕПО, взгляд на продукт поменяется. Сейчас, конечно, совершается поворот на 180 градусов, когда прекращаешь смотреть на сделку РЕПО как на сделку с конкретной бумагой. Это многим не нравится. Сейчас, когда трейдер перестает в онлайн-режиме следить за позицией, это вызывает непонимание и неприятие. Он еще не понял, что ему и не надо за ней следить. Но пройдет год и трейдер поймет, что не надо смотреть на бумагу круглосуточно, чтобы осознать, что она есть.

Вот когда это случится, тогда, наверное, банки начнут отходить от сложившегося в России понимания сделок РЕПО и интерес к продукту трехстороннего РЕПО возобновится. Может быть, я что-то революционное говорю.

Мария Черемисина: Вот сидит трейдер, и у него на мониторе Bloomberg, Московская Биржа, еще пять рынков. Вас не смущает, что появится еще один монитор, на котором интерфейс НРД, позиция по РЕПО, заключение сделок?

Варвара Пономарева: Меня не смущает.

Вадим Павлов: А меня смущает как раз.

Варвара Пономарева: Если банк будет строить свой фронт-офис таким образом, что РЕПО будет совмещать в себе и казначейские операции, и собственно операции РЕПО (которые суть не только привлечение ликвидности, но и бумаг, а также закрытие клиентских позиций), то почему бы не сделать третью систему?

Мария Черемисина: Это должен быть, наверное, «легкий клиент»?

Варвара Пономарева: Да. И это должен быть удобный интерфейс.

Кирилл Вергунов: Возвращаясь к теме рельсов с Центральным банком. История началась, если я не ошибаюсь, в 2009 г., когда Банк России начал пытаться сотрудничать с Санкт-Петербургской валютной биржей. Там сейчас тоже банки получили возможность заключать сделки РЕПО овернайт. Клиринговой организацией при этом является сама СПВБ. Но следующим шагом (это было оговорено, и пока договоренность сохраняется) предполагалось, что клиринг этих сделок будет переведен в НРД, а на питерской площадке появится вся линейка сроков.

Поэтому как направление развития нам видится возможность заведения на клиринг НРД сделок, заключенных на сторонней площадке — Санкт-Петербургской валютной бирже. Как перспектива это важно.

У нас получилось достаточно детальное обсуждение. Что еще вы хотели бы добавить, может быть, совсем не входившее в поле нынешней дискуссии?

Вадим Павлов: У Сбербанка в последнее время (в связи с большими покупками за границей) возникла проблема глобального управления обеспечением. Тем более что банки нам достались непростые, и проблема их финансирования стоит действительно остро. Ценными бумагами, которые находятся на нашем обеспечении, приходится оперировать достаточно гибко. Хотелось бы, чтобы система управления обеспечением помогала нам более быстро переводить бумаги между различными депозитариями, в том числе по Европе и России.

А между какими именно депозитариями?

Вадим Павлов: Между Euroclear и Clearstream. А также между другими, в том числе региональными. Для нас эта проблема новая, но она стоит достаточно остро.

Речь идет именно о переводе бумаг или о том, что бумаги лежат в НРД, но с ними можно проводить операции на других рынках? Чтобы получился классический клиринговый линк?

Вадим Павлов: Классический клиринговый линк — это было бы шикарно.

Мария Черемисина: У НРД есть такие планы, но они точно не ближайшие.

Кирилл Вергунов: Очень приятно, что после того, как Центральный банк приложил столько усилий, чтобы привлечь внимание к развитию рынка посттрейдинговых услуг, обсуждаемым проектам все-таки удалось сдвинуть тему с мертвой точки. Теперь тема вагонов и рельсов вышла на первый план. Вагонов может быть много и от разных компаний. Монополизм на рельсы в этом случае порождает спектр негативных последствий, которые присущи любой монопольной ситуации. Это с одной стороны.

С другой стороны, российский рынок ожидает прихода крупных международных компаний, предоставляющих различные посттрейдинговые сервисы. И в этой связи сейчас Центральному банку очень важно понять, каким должен быть российский рынок посттрейдинговых услуг, — может быть, даже не в краткосрочной, а в среднесрочной перспективе. Каким мы его хотим видеть, как он должен развиваться.

Мария Черемисина: Мы будем работать над продуктом и дальше. Это важно отметить, чтобы участники не думали, что мы запустили трехстороннее РЕПО и будем теперь следующие пять лет отдыхать. Нет, у нас большие планы по развитию.

Единственное, к сожалению, пока непонятно, как наши планы будут встроены в общую концепцию развития совместно с биржей. В настоящий момент могу точно сказать, что у НРД существуют планы по самостоятельному развитию сервисов РЕПО и превращению их дальше в междилерское РЕПО, где мы хотим предоставлять участникам возможность в едином клиринговом пуле совершать и операции РЕПО, и другие сделки, а также направлять их в НРД для расчета.

Сейчас участники рынка могут подавать на расчеты в клиринговую систему НРД сделки купли-продажи. В этом году у нас будут реализованы определенные планы по развитию клиринга. Мы добавим клиринг внебиржевых деривативов.

Основной акцент будет сделан на технологическом развитии системы управления обеспечением. Скорее всего, мы не будем в этом году добавлять новые продукты. Но я вам обещаю, что мы уделим повышенное внимание вашим замечаниям по совершенствованию запущенного продукта.

НРД будет работать над более совершенным контроллером, нежели «Луч». И мы понимаем, что нужно выдать во фронт-офисы полноценный сервис, где сотрудники будут отслеживать все данные.

Мы будем ездить к участникам рынка с маркетинговыми исследованиями и показывать усовершенствованный интерфейс. Хочется продемонстрировать интерфейс в действии, понять, действительно ли учтены все ваши замечания. Поэтому простите, что будем вас тревожить, — хотелось бы сделать именно то, чего вы ожидаете.

Также в этом году НРД сделает акцент на работу с вендорами и на развитие системы отчетности. Единственное, мы, конечно, рассчитываем на введение РЕПО с плавающей ставкой.

Вадим Прокопышак: Кирилл, можно в двух словах: что будет с плавающей ставкой?

Кирилл Вергунов: Сейчас в Банке России эта работа формализована. Создана рабочая группа по переходу к инфляционному таргетированию. Я думаю, если не во втором, то в третьем квартале все решения будут приняты: как будет выглядеть набор инструментов и когда приблизительно все это случится. Я надеюсь, что это станет понятно не позднее третьего квартала. Работа сейчас приобрела системный характер. Поэтому хочется идти от цели к средствам. Понять, куда мы хотим прийти, какие задачи при движении к этой цели решаем и каким образом мы их решаем, каким инструментарием.

Мария Черемисина: В заключение хотелось бы подчеркнуть, что НРД с удовольствием ответит на все поступающие вопросы о трехстороннем РЕПО, которые прямо относятся к нашей компетенции: как устроена система отчетов, почему она такая, как часто отчеты приходят, какова структура баз данных и т. д. Мы проводим бизнес-семинары для разработчиков, рассказываем им, что это за продукт, зачем он нужен. У нас замечательная профессиональная команда, занимающаяся разработкой и сопровождением этого продукта. Нам важно ваше мнение. Мы всегда рады вас слышать!



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100