РЦБ.RU
  • Автор
  • Кашкин Антон, Начальник Управления корпоративных действий инвестиционного банка BCS Financial Group

  • Все статьи автора

Законодательные новации в проведении корпоративных действий российскими эмитентами: позитивный Закон № 282-ФЗ

Май 2013

Накануне нового года Президент России подписал Федеральный закон от 29.12.2012 № 282-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», который стал приятным подарком для большинства инвесторов российского рынка ценных бумаг. В полном соответствии со своим названием закон вносит изменения в более чем 20 федеральных законов и кодексов. Нововведения затрагивают широкий спектр правовых отношений как на рынке ценных бумаг, так и за его пределами.

Несмотря на то что наиболее ожидаемые инвесторами изменения вступают в силу только с начала 2014 г., уже сейчас многие брокеры интересуются новыми положениями, чтобы правильно «продать» их своим клиентам. В числе наиболее значимых изменений — принципиально новый порядок установления дат закрытия ре­естра для выплаты дивидендов и сокращение сроков их выплат акционерам. Уже вступившие в силу изменения касаются листинга и делистинга, выкупа акций и обязательной передачи голосов.

В данной статье будут рассмотрены изменения, вносимые в Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ст. 2) и Федеральный закон от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ст. 3).

С точки зрения условий участия акционеров в корпоративных действиях эмитентов внимания заслуживают 5 новаций:

- Принципиально новый порядок установления эмитентом даты закрытия реестра1 для выплаты дивидендов (вступает в силу с 1 января 2014 г.).

- Сокращение сроков выплаты дивидендов конечным владельцам акций (вступает в силу с 1 января 2014 г.).

- Частичная отмена обязательного раскрытия информации о конечных владельцах депозитарных расписок, выпущенных на акции российских эмитентов (вступает в силу с 1 января 2014 г.).

- Введение нового основания для акционеров требовать у эмитента выкупа принадлежащих им акций (вступает в силу с 2 января 2013 г.).

- Отмена обязательной передачи права голоса на собрании акционеров от продавца покупателю в случае сделок, которые были рассчитаны в период между датой фиксации реестра и датой собрания (вступает в силу 2 января 2013 г.).

Особо следует отметить, что первые 4 нововведения не только крайне позитивны для неконтролирующих акционеров, но практически полностью соответствуют их наиболее смелым, хотя и весьма долгим ожиданиям. Последнее изменение можно охарактеризовать как нейтральное, поскольку оно, по сути, лишь приводит требования закона в соответствие уже существующим обычаям делового оборота.

Рассмотрим каждую из новаций в сравнении с существовавшим ранее регулированием и рыночной практикой его применения.

Принципиально новый порядок установления эмитентом даты закрытия реестра для выплаты дивидендов

Существующий в настоящее время порядок установления закрытия реестра удобен прежде всего эмитентам и контролирующим акционерам, имеющим представителя в совете директоров (СД), но никак не миноритариям. Особое неприятие у последних вызывает то, что дата фиксации реестра может быть объявлена эмитентом день в день или даже задним числом. Пункт 1 ст. 51 Закона «Об акционерных обществах» устанавливает лишь, что «дата составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, не может быть установлена ранее даты принятия решения о проведении общего собрания акционеров».

Само решение о проведении собрания и определении даты фиксации принимает СД2. Такое решение является существенным фактом, информацию о котором эмитент обязан раскрыть в течение 1 дня с момента его наступления3. Однако моментом наступления данного существенного факта считается дата составления протокола заседания СД4, который в соответствии с п. 4 ст. 68 Закона «Об акционерных обществах» составляется не позднее 3 дней после проведения СД. Если сложить все приведенные сроки, получается, что, не нарушая требований закона, эмитент может объявить о закрытии реестра для выплаты дивидендов практически через неделю после его наступления. Хотя, как правило, закрытие реестра задним числом, если оно имеет место, объявляется эмитентом не позднее чем на следующий день. Эмитенты объясняют такую практику тем, что совет директоров собрался поздно вечером, а протокол удалось составить только на следующее утро. Несмотря на безупречность, такое обоснование по-прежнему вызывает удивление у миноритарных инвесторов, в первую очередь у иностранных.

Также следует отметить, что в соответствии с п. 4 ст. 42 нынешней версии Закона «Об акционерных обществах» «список лиц, имеющих право получения дивидендов, составляется на дату составления списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о выплате соответствующих дивидендов», а описанная практика объявления закрытия реестра задним числом применима ко всем корпоративным действиям, в которых есть фиксация реестра (выкупы, преимущественные права и др.).

Конечно, далеко не все акционерные общества объявляют дату фиксации для выплаты дивидендов задним числом. Большинство эмитентов голубых фишек на протяжении многих лет анонсируют проведение годового общего собрания акционеров (ГОСА) и вне­очередного общего собрания акционеров (ВОСА) за несколько недель или месяцев, а некоторые даже назначают ГОСА и закрытие реестра к нему на примерно одни и те же даты. Однако делают они это не только из-за стремления завоевать доверие инвесторов, но в том числе и потому, что обязаны соответствовать правилам LSE, на которой торгуются депозитарные расписки, выпущенные практически на все ликвидные российские акции5.

Понятно, что изменить сложившийся годами и прочно укоренившийся порядок принятия решения по дате фиксации и ее опубликованию законодателю было бы сложно, поэтому он решил проблему нетривиально, хотя и не без учета международного опыта. В новой версии Закона «Об акционерных обществах» компетенция утверждения «даты, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов», передается от СД собранию акционеров. При этом «решение в части установления даты, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов, принимается только по предложению совета директоров общества»6. В новой версии закона также установлено, что «дата, на которую в соответствии с решением о выплате дивидендов определяются лица, имеющие право на их получение, не может быть установлена ранее даты принятия такого решения (общим собранием акционеров, ОСА. — А. К.) и позднее 20 дней с даты его принятия, а в случае выплаты дивидендов по акциям, обращающимся на организованных торгах, — ранее 10 дней с даты принятия решения о выплате дивидендов (ОСА. — А. К.) и позднее 20 дней с даты принятия такого решения»7. Естественно, отменяется и упомянутое ранее требование выплаты дивидендов лицам, имеющим право на участие в ОСА8, на котором они одобрены9.

Таким образом, с начала 2014 г. для акционерных обществ вводятся две различные даты фиксации: первая дата — для составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании; вторая дата — для составления списка лиц, имеющих право на получение дивидендов. При этом раскрытие информации и порядок утверждения для первой даты остаются неизменными, в то время как для второй даты все введенные нормы принципиально новые. К положительным аспектам изменений относится также и то, что дата фиксации для выплаты дивидендов (вторая дата) больше не сможет оказаться сюрпризом для акционеров, поскольку она будет включена в бюллетень для голосования как один из вопросов повестки дня.

В свою очередь, повестка дня ОСА, как известно, устанавливается решением СД10 о проведении собрания не позднее чем за 35 дней до проведения собрания11 и не может быть изменена или дополнена на самом собрании12. И хотя эмитент не обязан публично раскрывать формулировки вопросов, поставленных на голосование (таких как размер рекомендованных дивидендов или точная дата фиксации для их выплаты), акционер сможет ознакомиться с ними из предварительно разосланных бюллетеней13 или лично обратившись в общество14.

К недостаткам нового порядка установления дат фиксации можно отнести лишь то, что он не применим ни к каким иным корпоративным действиям, кроме дивидендов. Закрытия реестров для участия в выкупах, преимущественных правах, собраниях акционеров, распределениях ликвидационной стоимости, добровольных конвертациях и др., как и прежде, могут объявляться день в день или задним числом.

Сокращение сроков выплаты дивидендов конечным владельцам акций

Другим не менее приятным для инвесторов изменением в дивидендном цикле стало сокращение сроков выплаты денежных средств конечным акционерам. Последнее изменение этих сроков датируется концом 2010 г. Тогда в результате принятия Федерального закона от 28.12.2010 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования выплаты дивидендов (распределения прибыли)» был определен максимальный период, в течение которого дивиденды должны быть выплачены эмитентом. Установленный срок — 60 дней с даты собрания акционеров, на котором было принято решение об их выплате. Однако на практике в этот срок эмитенты выплачивали дивиденды только акционерам, имеющим счет в реестре, и номинальным держателям, которые, в свою очередь, переводили дивиденды своим депонентам, в числе которых оказывались очередные номинальные держатели. Таким образом, цепочка номинального держания могла увеличить срок доставки дивидендов до конечного владельца акций до нескольких недель. Клиентские же регламенты многих депозитариев вообще не конкретизировали срок, в течение которого доходы по ценным бумагам должны быть зачислены депонентам, или устанавливали слишком длительные сроки.

Комплекс поправок, вводимых в законы «Об акционерных обществах» и «О рынке ценных бумаг», не только сокращает существовавшие ранее сроки, но и наводит порядок в процессе выплаты дивидендов на всех этапах от перечисления денег эмитентом до их зачисления последним в цепочке депозитарием акционеру. Так, Закон № 282-ФЗ дополняет Закон «Об акционерных обществах» пунктом, определяющим сроки следующим образом: «Срок выплаты дивидендов номинальному держателю и являющемуся профессиональным участником рынка ценных бумаг доверительному управляющему, которые зарегистрированы в реестре акционеров, не должен превышать 10 рабочих дней, а другим зарегистрированным в реестре акционеров лицам — 25 рабочих дней с даты, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов»15. А для того чтобы указанные сроки соблюдались профучастниками, в Законе «О рынке ценных бумаг» за любым депозитарием (включая центральный) закреплена обязанность «передать выплаты по ценным бумагам своим депонентам, которые являются номинальными держателями и доверительными управляющими — профессиональными участниками рынка ценных бумаг, не позднее одного рабочего дня после дня их получения»16. В свою очередь, выплаты по ценным бумагам иным депонентам указанные депозитарии должны передать не позднее 5 рабочих дней после дня их получения. При этом на депозитарии (исключая центральный) возлагается ответственность за доставку дивидендов акционерам не позднее 15 рабочих дней с даты перечисления им этих дивидендов центральным депозитарием17.

Помимо этого, новые версии законов также уточняют некоторые параметры, касающиеся истребования дивидендов акционерами, которым они не были выплачены, и условия восстановления неистребованных акционерами дивидендов в чистой прибыли общества.

Изменения сроков в дивидендном цикле акционерного общества представлены на рис. 1 и 2.

Частичная отмена обязательного раскрытия информации о конечных владельцах депозитарных расписок, выпущенных на акции российских эмитентов

Максимально подробно этот вопрос рассмотрен в статье «Требования к раскрытию информации о конечных владельцах депозитарных расписок: практическая реализация»18. Кратко стоит отметить, что обязательное раскрытие информации, введенное вместе с принятием Федерального закона от 07.12.2011 № 414-ФЗ «О центральном депозитарии», было весьма негативно воспринято инвестиционным сообществом, а принятый Закон № 282-ФЗ отменил его наиболее спорные и нереализуемые требования, а также санкции за их неисполнение.

Введение нового основания для акционеров требовать у эмитента выкупа принадлежащих им акций

Согласно прежней версии Закона «Об акционерных обществах» акционеры — владельцы голосующих акций имели право требовать у общества выкупа принадлежащих им акций в случаях, если они на собрании акционеров голосовали против или не принимали участия в голосовании по следующим вопросам: реорганизация общества, совершение крупной сделки, внесение в устав общества изменений и допоелнений, ограничивающих их права19. В свою очередь, общество было обязано потратить на выкуп акций у таких акционеров не более 10% от стоимости СЧА на дату проведения собрания в случае принятия положительных решений по указанным вопросам. Принятые поправки дополняют приведенный список вопросов новым пунктом «Обращение с заявлением о делистинге акций общества и (или) эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в его акции»20.

До начала 2013 г. компетенция принятия решения о листинге или делистинге акций общества не была определена в Законе «Об акционерных обществах», что позволяло эмитентам не только принимать такие решения, не посоветовавшись с акционерами, но даже информацию о принятии таких решений раскрывать только по факту исключения бумаг из котировального списка биржи21.

Известно, что включение акций в котировальные списки бирж и исключение из них существенным образом влияют на цену таких акций, а это, в свою очередь, может быть использовано недобросовестными эмитентами или контролирующими акционерами, намеревающимися избавиться от миноритариев. Для этого в соответствии с существовавшим прежде порядком эмитент должен лишь выждать не менее 6 месяцев после делистинга и спровоцированного им падения цен и направить оставшимся акционерам предложение о выкупе, выбрав наиболее подходящее для ситуации основание из всех пунктов ст. 84 Закона «Об акционерных обществах». Неприятная необходимость шестимесячного ожидания объяснялась тем, что «цена приобретаемых ценных бумаг на основании обязательного предложения не может быть ниже их средневзвешенной цены, определенной по результатам организованных торгов за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения»22. В то время как «в случае, если ценные бумаги не обращаются на организованных торгах или обращаются на организованных торгах менее чем шесть месяцев, цена приобретаемых ценных бумаг не может быть ниже их рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком»23, с которым эмитенту всегда было проще найти общий язык, чем с рынком.

Злоупотребление некоторыми эмитентами описанной схемой привлекло внимание ФСФР России, что, возможно, и стало одной из причин принятия указанных поправок24. В новой версии Закона «Об акционерных обществах» делистинг акций общества и его эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, отнесен к компетенции общего собрания акционеров. При этом такое решение может быть принято только «большинством в три четверти голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров»25. Сам делистинг может состояться, только если общее количество акций, в отношении которых заявлены требования о выкупе, не превышает 10% от СЧА на дату принятия решения о делистинге26. Для случаев выкупа акций у акционеров, не поддержавших делистинг, устанавливается также отдельный метод определения цены выкупа. Такая цена не может быть ниже средневзвешенной цены акций, определенной по результатам организованных торгов за 6 месяцев, предшествующих дате принятия решения о проведении общего собрания акционеров, в повестку дня которого включен вопрос о делистинге27.

Возвращаясь от вопросов корпоративного права к более прозаичной теме проведения корпоративных действий брокерами и депозитариями в интересах своего клиента-акционера, следует отметить, что дата фиксации реестра акционеров, имеющих право на участие в голосовании по вопросу делистинга, а потом и в потенциальном выкупе, как и ранее, может утверждаться эмитентом задним числом.

Отмена обязательной передачи права голоса на собрании акционеров от продавца покупателю в случае сделок, которые были рассчитаны в период между датой фиксации реестра и датой собрания

До конца 2012 г. согласно п. 2 ст. 57 Закона «Об акционерных обществах» лицо, передавшее акции в период между датой составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и датой этого собрания, должно было выдать приобретателю доверенность или голосовать на собрании в соответствии с указаниями приобретателя. Данное правило применялось также к каждому последующему случаю передачи акций. Примечательно, что это требование впервые было введено самой первой версией закона от 26.12.1995 и на тот момент вполне соответствовало уровню развития российского рынка ценных бумаг и запросам его участников. Однако благодаря быстрому развитию инфраструктуры рынка скорость проведения трансакций существенно возросла, а вместе с этим увеличилось и количество сделок с акциями между закрытием реестра и собранием. Последовавшее бурное развитие электронной торговли еще больше увеличило количество сделок с акциями в этот период, сделав исполнение приведенного правила практически невозможным.

С другой стороны, и неточная формулировка закона порой делала исполнение его требований нереализуемым. Например, если приобретатель хотел получить только доверенность, он обращался с таким требованием к продавцу акций, который, в свою очередь, приобрел их у другого лица, а то лицо — у третьего лица и т. д. Следуя букве закона, каждое лицо должно было выдать покупателю по цепочке доверенность с правом передоверия, по которой поверенный-покупатель передоверял бы право голоса каждому следующему поверенному-продавцу. Однако согласно отечественному гражданскому праву допустимо только одно передоверие, т. е. количество лиц в цепочке не могло превышать трех. Таким образом, покупатель акций мог не получить никакой доверенности, несмотря на наличие законных оснований ее требовать, если с даты фиксации и до момента приобретения им акций они побывали более чем у трех владельцев. Описанный пример — только одна из сложностей, с которой мог столкнуться приобретатель акций.

Кроме того, следует отметить, что иностранные участники российского рынка никогда не воспринимали это требование всерьез, поскольку оно не соответствовало международной рыночной практике: такое условие нельзя было найти в General Terms of Business (GTOB) или General Master REPO Agreement (GMRA) ни одного глобального инвестиционного банка. С другой стороны, и локальные продавцы акций всегда могли сослаться на то, что купили их у третьего лица, которое в выдаче доверенности или голосовании бюллетенями отказало. В любом случае описанная законодательная норма никогда не была решающим фактором. Единственным фактором, действительно гарантировавшим, что продавец исполнит инструкцию покупателя, были договоренности между трейдерами, которые могли вообще никак формально не закрепляться.

В итоге более логичным выходом из сложившейся ситуации была бы передача разбирательств по вопросам истребования голосов между контрагентами им же самим, т. е. добровольное включение пункта о передаче голосов в договор купли-продажи акций по желанию сторон и исключение этого требования из федерального закона. Именно это и было закреплено в новой версии Закона «Об акционерных обществах», причем необходимость применения указанного требования к каждому последующему случаю передачи акций была естественным образом отменена28. Следует ожидать, что после принятия поправок условие о передаче голосов можно будет встретить только в договорах о продаже контрольных или значительных пакетов акций между мажоритарными акционерами или в договорах, заключаемых в рамках структурированных трансакций. В случае же активной торговли на бирже или внебиржевом рынке включение условия о передаче голосов в правила биржи или договор купли-продажи акций вряд ли представляется оправданным.

Как видно из проведенного анализа, изменения, вносимые недавно принятым законом в проведение корпоративных действий российскими эмитентами, действительно позитивны для неконтролирующих акционеров. Особенного одобрения заслуживают усилия законодателей, направленные на защиту и расширение прав миноритариев, повышение их информированности о корпоративных действиях на ранних стадиях. Такая оценка законодательных нововведений явно контрастирует с предыдущей статьей автора, в которой опять же с точки зрения участия в корпоративных действиях эмитентов были критически оценены некоторые нормы Федерального закона от 07.12.2011 № 414-ФЗ «О центральном депозитарии» и сопутствующего ему Федерального закона от 07.12.2011 № 415-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О центральном депозитарии”»29.

Однако большая часть спорных требований законов № 414-ФЗ и № 415-ФЗ была отменена, а нововведения Закона № 282-ФЗ существенным образом повысили привлекательность российского рынка. Таким образом, есть основания надеяться, что создание международного финансового центра в Российской Федерации продвигается не только согласно планам Правительства, но и в соответствии с ожиданиями инвесторов.

Вместе с тем по-прежнему остается широкий круг нерешенных проблем, которые требуют такой же детальной доработки законодательной базы и развития инфраструктуры. В первую очередь это полный запрет на объявление дат фиксации реестра акционеров зад­ним числом для любых корпоративных действий, введение аналога EX Dividend Date на Московской Бирже и глубокая модернизация процесса голосования на собраниях акционеров, а именно: отказ от бумажных доверенностей и бюллетеней и переход на электронные системы голосования, аналогичные, например, Proxy Edge.

Следующим шагом могло бы стать введение возможности передачи права участия в любом корпоративном действии лицом, оказавшимся в реестре акционеров на дату фиксации права, другому лицу. Так, для сделок с локальными бумагами Великобритании, открытых на дату фиксации, CREST автоматически передает подписные права, права на участие в выкупах и некоторых других корпоративных действиях от продавцов покупателям. В России же до сих пор участие в выкупе или преимущественном праве в интересах контрагента по любой сделке, открытой на дату фиксации, остается фактически незаконным. Модернизация этих и многих других аспектов проведения корпоративных действий на российском локальном рынке в числе прочих необходимых изменений позволит ему наконец стать международным финансовым центром. А этого пока еще продолжает ожидать подавляющая часть его участников.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Яков Миркин
Инвестиции: макроэкономические вызовы
Какую модель экономики мы создали за четверть века? Это экономика сверхконцентраций собственности и огосударствления. Экономика вертикалей, олигополий, ресурсы сверхконцентрированы в Москве, малый и средний бизнес — подавлен.
Константин Угрюмов
Софинансирование ИПК — улучшение качества жизни россиян не только в будущем, но и сейчас
Банк России и Минфин РФ согласовали концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Гражданам предложат копить себе на пенсию самостоятельно. Вопрос в том, какое количество россиян согласится участвовать в новой пенсионной системе.
Александр Баранов
Solvency II для НПФа
Согласно Информационному письму Банка России - в первой половине 2017 года будет разработана дорожная карта внедрения Solvency II на российском страховом рынке. В статье описан опыт использования стандартов Solvency II для частных пенсионных фондов в ЕС, обсуждается возможность применения Solvency II для российских НПФов.
Светлана Бик
Долгосрочные институциональные инвестиции в инфраструктуру россии на основе концессии: итоги 2016 года
В 2005 г. в РФ появилась возможность финансирования инфраструктуры за счет концессионной модели, которая является основной формой ГЧП для реализации крупных проектов. За прошедшее время к финансированию подключились и НПФы. Отличительной особенностью является присутствие в схеме финансирования концессионных облигаций.
Все публикации →
  • Rambler's Top100