Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Грязнова Алла,, Президент Финансового университета при Правительстве РФ, Первый вице-президент Международной гильдии финансистов, Президент Аудиторской палаты России, заслуженный деятель науки РФ, доктор экон. наук

  • Все статьи автора

«Кадров с дипломами финансистов много, а настоящих высококвалифицированных специалистов не хватает»

Февраль 2013

В ноябре 2012 г. известный финансист Алла Георгиевна Грязнова отметила двойной юбилей — 75 лет со дня рождения и 55 лет трудовой деятельности. Эти даты совпали с 20-летием Финансовой академии при Правительстве РФ, созданной А. Г. Грязновой и ставшей общепризнанным «флагманом финансово-банковского образования», одним из самых престижных вузов России. Поздравляя Аллу Георгиевну с юбилеем, журнал «Депозитариум» воспользовался случаем и попросил ответить на вопросы своих читателей.

Алла Георгиевна Грязнова — крупный ученый с мировым именем. Ею опубликованы многочисленные фундаментальные научные труды, учебники, статьи на русском и иностранных языках. Подготовлены 42 кандидата и 22 доктора экономических наук. Десятки тысяч выпускников помнят своего любимого ректора и педагога — строгого, мудрого и справедливого. Именно по ее инициативе в вузе были организованы творческие вечера «В гостях у ректора», интеллектуальные студенческие клубы, благотворительный московский музыкальный фестиваль для ветеранов войны и труда «Это было недавно, это было давно» и др.

Достижения Аллы Георгиевны в научной, педагогической, воспитательной и общественной деятельности сложно переоценить. Она удостоена высоких государственных наград: орденов «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, ордена Дружбы народов; благодарностей Президента и Правительства РФ. Неоднократно удостаивалась почетных званий «Лучший финансист России», «Лучший ректор года», «Лучший менеджер» и др. За плодотворную меценатскую деятельность имя А. Г. Грязновой занесено в Почетную книгу «Меценаты столетия». Ей вручены высокие общественные награды: ордена «Слава России» и «Персона эпохи», орден Петра Великого I степени, орден Ломоносова и др.

— Алла Георгиевна, как Вы оцениваете состояние российской системы финансового образования и его качество? Можно ли считать образование, которое дают наши финансовые вузы, конкурентоспособным?

— Это сложный вопрос, и ответ на него не может быть однозначным. В сфере финансового образования я нахожусь почти 60 лет — с 1953 г. Видела и взлеты, и падения его качества и престижа. С полной ответственностью могу сказать, что в советское время это образование не считалось престижным, но, бесспорно, было качественным, отвечавшим и фундаментальным потребностям, и практической направленности. Непрестижность финансового образования была обу­словлена установкой на построение коммунизма и свертывание товарно-денежных отношений. Отсюда бесперспективность профессии финансиста. Неслучайно в финансовые институты был порой недобор, а талантливые ребята стремились поступить в технические вузы. В финансовые вузы часто попадали по случайному стечению обстоятельств, из-за близости вуза к месту жительства, по совету родителей или друзей. Да и зарплата финансистов была очень маленькая.

Но вот что касается качества обучения, то оно всегда было на очень высоком уровне, а в техникуме и вузе, в которых мне посчастливилось учиться, могу оценить его на «отлично».

Неслучайно среди обучавшихся вместе со мной студентов — будущие главы министерств, ведомств и регулирующих органов Валентин Павлов, Виктор Геращенко, Вячеслав Шахов, Юрий Чулков, руководители промышленных гигантов, многие председатели как российских, так и зарубежных банков с российским капиталом.

К сожалению, в период перехода страны на рельсы рыночной экономики произошли процессы, которые привели к резкому падению качества финансового образования. В связи с массовым возникновением коммерческих финансовых структур (вместо трех государственных банков было создано более 2000 коммерческих банков, вместо двух страховых организаций — «Госстрах» и «Ингосстрах» — возникло почти 2000 страховых компаний и т. д.) резко возросла потребность в финансистах. Спрос значительно превысил предложение. На этом фоне как грибы после дождя начали появляться коммерческие институты, активно стали готовить таких специалистов технические вузы, хотя ни преподавательских кадров, ни методического обеспечения они не имели. Да и для профильных государственных вузов власть умудрилась на том этапе ввести ограничение для подготовки квалифицированных кад­ров: было предписано иметь платных мест не более 25% от контрольных цифр.

Добавьте к этому осложнившуюся ситуацию с преподавательскими кадрами, так как многие опытные специалисты перешли в коммерческие структуры, где зарплата была в несколько раз выше, чем в государственных вузах.

Итог: кадров с дипломами финансистов много, а настоящих высококвалифицированных специалистов не хватает.

Введение ЕГЭ, переход на многоуровневую систему высшего образования также происходит не всегда продуманно.

На сегодняшний день в целом качество российского финансового образования оставляет желать лучшего. В то же время ощущается явная дифференциация вузов. Так, из стен Финансового университета продолжают выходить специалисты, которые востребованы на рынке труда. Видимо, необходимо значительно повысить уровень требований при аттестации вузов, закрывать неэффективные вузы. Назрел процесс слияния и поглощения ради повышения качества образования, обеспечения оптимального соотношения в выпуске специалистов с уровнем высшего образования магистра, бакалавра, со средним профессиональным образованием и др.

— Вы получили образование в советском вузе. Что Вы знали тогда о состоянии западной науки о финансах? Происходила ли у Вас когда-либо ломка научных взглядов?

— Мне в жизни крупно повезло: я получила образование в прекрасных учебных заведениях. В 1955 г. окончила с отличием Московский финансовый техникум, а в 1959 г. получила диплом с отличием Московского финансового института. Здесь я встретила умных, талантливых педагогов, которые были влюблены в свои предметы и старались привить эту любовь нам. У каждого из них за плечами был богатый опыт работы. И в техникуме, и в вузе царила добрая, творческая, демократичная атмосфера. На семинарах, в научных кружках поощрялись дискуссии. Преподаватели учили нас формировать свою точку зрения и аргументированно ее отстаивать. Часто отсылали к первоисточникам на изучаемом в вузе иностранном языке.

О состоянии западной науки о финансах, о практических вопросах финансовой и банковской системы ведущих капиталистических государств нам на лекциях и семинарах рассказывал замечательный профессор В. Н. Журавлев, а о сложных международных валютно-кредитных отношениях мы узнавали на занятиях талантливой Л. Н. Красавиной. Более того, мы сдавали зачеты и экзамены по экономике зарубежных стран, по финансам, по денежному обращению и кредиту ведущих зарубежных стран. Поэтому жесткой ломки профессиональных научных взглядов я не испытала, а лишь видела практическое подтверждение полученных в вузе знаний при зарубежных поездках. А вот ломка социально-экономических представлений о капитализме действительно происходила. И весьма существенная.

— Считаете ли Вы, что современная передовая экономическая наука адекватно описывает финансовые рынки? Какие ученые являются для Вас авторитетами?

— К сожалению, по моему мнению, на данный момент не создано универсальной экономической теории, адекватно описывающей финансовые рынки. Отсюда и сложность предсказать их динамику, риски и взрывы. Хотя надо отдать должное ученым, которые, изучая этот сложнейший многослойный и многофакторный объект, сделали немало серьезных научных разработок, адекватно описывающих отдельные финансовые инструменты, факторы и направления развития. Но пока они представляют собой добротную научную мозаику, а не стройную экономическую теорию.

Из авторитетных отечественных ученых в этой области выделю Лидию Красавину, Якова Миркина, Виктора Полтеровича и Бориса Рубцова, а из зарубежных — Бена Бернанке, Пола Вулфовица, Роберта Мертона и Джозефа Стиглица.

— Высказывается мнение, что сегодня государство играет в отечественной экономике слишком большую роль. В каких пропорциях должны существовать «невидимая рука рынка» и государственная экономическая политика? Какова должна быть система целей госрегулирования в экономике России?

— Согласна, что роль государства в экономике часто гипертрофирована, однако не могу согласиться с мнением, что рынок сам способен решить все проблемы. Что касается пропорций между «невидимой рукой рынка» и государством, то они не являются const., а меняются в зависимости от уровня развития и текущего состояния экономики. Немаловажное значение имеет исторический опыт развития страны. Цель госрегулирования состоит в создании оптимальных условий для функцио­нирования всех сегментов рынка, своевременного внесения необходимых корректировок на нормативно-правовом и системном уровнях.

Могу привести свежий пример непоследовательного поведения государства. В аудиторской деятельности с 2010 г. введена система саморегулирования. Создано 5 саморегулируемых организаций (СРО) с обязательным членством. Они должны освободить государство от избыточных функций и госрасходов, самостоятельно на высоком профессиональном уровне обеспечить функционирование аудиторов, разработать стандарты, кодекс независимости, кодекс этики. Наконец (и это, пожалуй, главное), создать систему контроля качества работы всех аудиторов и аудиторских организаций — членов СРО и регулярно проводить такие проверки.

Что касается государственного регулятора, то он, казалось бы, должен осуществлять контроль за работой самой саморегулируемой организации (СРО) в целом, т. е. оценить разработанную СРО систему контроля качества, порядок и эффективность ее применения. Не прошло и двух лет с момента перехода на работу в режиме саморегулирования, как государство решило, что надо взять под свой государственный контроль не только СРО, но и все общественно значимые организации, входящие в СРО. В результате в Росфиннадзоре было решено подготовить за счет средств государственного бюджета до 300 новых сотрудников и 1 раз в 2 года проверять такие организации. СРО же намерено проверять эти организации 1 раз в 3 года. Возникает вопрос: когда же общественно значимые организации будут проводить аудиторскую деятельность, если их постоянно будут терроризировать проверками то СРО, то Росфиннадзор? Все СРО вынуждены были поставить этот вопрос перед Госдумой.

— Что Вы думаете о природе кризиса 2008 г. и текущей рецессии?

— Это исключительно важный и сложный вопрос. Причины мирового финансово-экономического кризиса весьма многочисленны, но их можно, на мой взгляд, объединить в 5 групп.

Первая группа причин связана с закономерностями развития — цикличностью и глобализацией. Цикличность — характерная черта развития. Мы знаем о циклах солнечной активности, об экономических циклах, связанных с техническим прогрессом. В послевоенные годы длительность циклов составляет 8—10 лет. Получила всеобщее признание теория длинных волн в экономике, открытая нашим соотечественником Н. Д. Кондратьевым. Однако это вовсе не означает, что смена одного цикла другим обязательно проходит через кризисные потрясения. Для этого должны сложиться особые условия.

Что касается современного кризиса, то он разразился на фоне синхронизации цикличности динамики мировой и национальных экономик развитых стран «Великой триады». Глобализация мировой экономики и мировых финансов происходила на общем фоне роста политической нестабильности, вооруженных конфликтов в разных частях мира, постоянных террористических угроз, коррупции, движения антиглобалистов, резкой критики результатов глобализации, увеличивающей разрыв между странами «Золотого миллиарда» и голодающим населением слаборазвитых государств. Все это усиливало неустойчивость мировой экономики, глобального движения капитала, привело к сильнейшей деформации движения ссудного капитала по международным каналам.

Рост глобального монополизма способствовал подавлению конкуренции.

Крупные финансовые игроки стали все чаще идти на необоснованные риски, легко манипулируя сотнями миллиардов долларов, перебрасывая их из одной сферы в другую, вызывая глубокие потрясения на финансовых рынках и ведя к искусственному банкротству. Иными словами, глобальный монополизм нейтрализует рыночные механизмы саморегулирования через конкурентную борьбу.

Вторая группа причин связана с целевой установкой капиталистической системы хозяйствования, когда на первый план выдвигается борьба за прибыль и сверхприбыль, а деньги приобретают особую значимость. Пагубную роль в приближении кризиса сыграло гипертрофированное восприятие оценочной и регулирующей роли рынка, который якобы способен определять справедливую цену товаров, верно оценивать финансовые активы, гибко реагировать на потребительский спрос, автоматически включая механизм саморегулирования. В результате произошел отрыв ценообразования от «классического» формирования цены. Деньги стали делать деньги. Разрастались «мыльные пузыри», в результате чего выколачивались огромные прибыли на биржевых спекуляциях ценными бумагами. Массы свободных денег стали осуществлять давление на мировые финансовые рынки, вызывая безудержный рост фиктивного капитала. Это особенно ярко проявилось в ценообразовании на нефть.

Третья группа причин непосредственно связана с финансовым сектором: с одной стороны, с устаревшей системой регулирования мировой финансовой системы, а с другой стороны, с развитием финансового инжиниринга, породившего множество производных финансовых инструментов и секьюритизацию — начиная от простых процентных опционов и заканчивая более сложными кредитно-дефолтными свопами, структурированными производными облигациями, обеспеченными долговыми обязательствами.

Кризис Бреттон-Вудских финансовых учреждений, созданных в конце Второй мировой войны, и отсутствие адекватных современному уровню развития наднацио­нальных институтов регулирования движения финансовых потоков не позволили отследить грозящую катастрофу на мировом мезо- и макроуровне.

Четвертая группа проблем связана с менеджментом и аудитом. Используя ситуацию, в которой доллар является не только национальной валютой США, но и общепризнанной мировой резервной валютой, Америка привыкла жить в долг. Внутренний долг сравнялся с годовым объемом ВВП, а внешний превысил его почти в 3 раза. В условиях огромной массы свободных денег, снижения налогов на корпорации, возможности получить кредит под низкий процент, а если нужно, то и включить печатный станок, резко снизилось качество и эффективность менеджмента, причем происходило это на фоне все возрастающих доходов менеджеров. Власть денег развратила современное общество, отодвинув морально-этические нормы на задний план.

Пятая группа проблем связана с теоретико-методо­ло­гическими установками развития экономики и функционированием финансовой системы, основой которых является неолиберализм, монетаризм. Справедливо оценивая огромное значение свободы, неолибералы полагают, что свободное развитие экономики требует невмешательства государства. Макроэкономисты монетарного толка отводят приоритетное значение борьбе с инфляцией, рассматривая ее как явление, связанное с монетарными факторами. Нельзя сказать, что такого взгляда придерживается большинство экономистов. Многие жестко и, на мой взгляд, справедливо критикуют такие экономические воззрения, отстаивая классический подход к инфляции как многофакторному явлению, корни которого лежат в воспроизводственном процессе, а среди факторов, стимулирующих инфляционный рост, считают неправильным игнорировать факторы немонетарного характера, которые в определенных условиях становятся даже превалирующими.

Мировой экономический кризис показал ошибочность таких теоретических установок неолибералов, их преодоление потребовало вернуться к традиционной классике, вспомнить о роли государства.

— А почему в России сначала спокойно был воспринят финансовый кризис?

— Действительно, восприятие мирового финансово-экономического кризиса в России вначале было достаточно спокойным. Это связано с тем, что страна в последнее десятилетие успешно развивалась, имела высокий темп экономического роста, стабильный профицит бюджета, постоянно увеличивающиеся золотовалютные резервы, наращивала инвестиционный потенциал, демонстрируя политическую стабильность и рост мирового признания. Все это действовало успокаивающе, да еще и была надежда на финансовую подушку безопасности.

— Однако в 2008 г. мы вынуждены были признать, что кризис не обошел нас стороной.

— Да, о глубине кризиса свидетельствуют такие данные: за сентябрь-декабрь 2008 г. на три четверти снизилась капитализация российских компаний; произошел огромный отток капитала — чистый вывоз составил 160 млрд долл.; золотовалютные резервы сократились к весне 2009 г. на 200 млрд долл., т. е. на одну треть; резкое падение (4,5 раза) испытал фондовый рынок, прекратили свою деятельность некоторые крупные инвестиционные и коммерческие банки; серьезный спад производства был отмечен в машиностроении и металлургии, строительном и туристическом бизнесе; стала заметно расти безработица, снизились реальные доходы населения; на фоне девальвации рубля началась активная долларизация экономики; инфляция в 2008 г. достигла 13,5%.

Надо отдать должное нашему Правительству, которое приняло комплекс мер, позволивших избежать разрушительных последствий кризиса: сделаны мощные точечные вливания в реальные секторы экономики, на 4 пункта снижен налог на прибыль, проведено трехкратное сокращение налога на малый бизнес, с 10 до 20% увеличены амортизационные отчисления, снижены процентные ставки за кредит и т. д. Более того, уже к концу 2009 г. стала заметно ощущаться деловая активность, снизились темпы инфляции.

При всех отрицательных характеристиках кризиса его справедливо стали рассматривать оптимистично, как стартовую площадку для существенных технологических изменений, как на микро-, так и на макроуровне. Модернизация экономики, становление нового технологического уклада могут стать основой для мощного движения вперед, перехода от модели догоняющей экономики к модели экономики опережающей. В России была принята Концепция социально-экономического развития до 2020 г., согласно которой запланирован переход на инновационный путь развития. Доля промышленных предприятий, осуществляющих инновации, должна возрасти до 40—50%, доля инновационной продукции — более чем в 10 раз, а доля высокотехнологичного сектора и «экономики знаний» в ВВП — до 17—20%. Среднемесячная зарплата должна достичь 2000 долл. Важно обеспечить реализацию этих амбициозных планов.

— При этом мир живет в ожидании рецессии. Надо ли нам к ней готовиться?

— Безусловно. Но здесь я согласна с Президентом Международной гильдии финансистов А. Л. Кудриным, который, выступая в октябре 2012 г. на Международной финансовой неделе, отметил, что мы глубоко проанализировали уроки мирового финансового кризиса и смогли лучше подготовиться к возможной рецессии. Развивается экономика, реализуются социальные программы, наблюдается минимальный за последние годы уровень инфляции, принято бюджетное право и т. д. Готовиться к рецессии надо, но бояться — нет.

— Актуально ли для России решение проблемы бедности?

— Проблема, бесспорно, исключительно актуальная, и ее решение требует комплексного, системного подхода. Это эффективная борьба с коррупцией, модернизация экономики, повышение производительности труда, введение прогрессивной системы налого­обложения, налога на роскошь, усиление соотношения зарплаты и качества работы и т. д. Иными словами, это подъем экономики и на этой базе улучшение благосостояния всего населения с учетом необходимости решения демографических проблем (материнский капитал, строительство детских садов, улучшение жилищных условий многодетных семей и пр.), выполнение обязательств перед старшим поколением путем повышения пенсий с учетом состояния здоровья пенсионера, обеспечение трудоспособного населения рабочими местами и достойной заработной платой. По каждому из этих направлений могут и должны быть разработаны конкретные меры с указанием количественных и временных параметров: контроль за реализацией такой комплексной социально значимой программы с личной персональной ответственностью исполнителей.

— Существует ли единая модель рыночной экономики или возможны национальные модели, в том числе восточные?

— Единой модели рыночной экономики не существует. Страны находятся на разных уровнях экономического развития, имеют разные политические системы, разные исторические традиции, менталитет. Все эти и многие другие факторы непременно надо учитывать при разработке оптимальной рыночной модели.

— Кем из своих выпускников Вы особенно гордитесь?

— Очень многими! Ведь за более чем полстолетия научно-педагогической работы в родном финансовом вузе подготовлены десятки тысяч высококвалифицированных финансистов-практиков, научных работников. Многие достигли больших высот в бизнесе, на государственной службе. Успешным бизнесменом стал умный, честный, талантливый студент Михаил Прохоров, который теперь ступил на политическую стезю. Должность Вице-премьера и полномочного представителя Президента в Северо-Кавказском федеральном округе занимает выпускник из той же студенческой группы Александр Хлопонин. Пенсионный фонд РФ возглавляет Антон Дроздов. Министром финансов стал выпускник 1985 г. Антон Силуанов, Министром по основным направлениям интеграции и макроэкономике ЕЭК — Татьяна Валовая. Внеш­экономбанк возглавляет Владимир Дмитриев, ЮниКредит Банк — Михаил Алексеев, Банк «Возрождение» — Дмитрий Орлов. И этот список можно продолжать.

Я горжусь, что нам удалось создать элитный финансовый вуз, в который поступают талантливые ребята, а мы даем им профессиональные знания и стараемся раскрыть их потенциал в других областях. В результате из стен вуза выходят разносторонне развитые специалисты.

Когда я как Вице-президент Международной гильдии финансистов, готовя Международную финансовую неделю «МОСИНТЕРФИН-2012» и «День финансиста», предложила своим выпускникам подготовить выставку «Финансисты творят…», они представили большое количество своих работ: это были сборники стихов, повести и рассказы, портретные фотогалереи, картины. Очень приятно было слышать, что эти таланты раскрылись и расцвели именно в студенческие годы.

21 декабря 2012 г., когда многие ждали конца света, мы, выпускники родного финансового вуза, отмечали юбилей — 75-летие Виктора Владимировича Геращенко — Геракла, как все его называют за мощь профессионального интеллекта, честность и чистоту помыслов, верность Родине, семье, друзьям. Смотрю в зал — абсолютное большинство моих родных выпускников. Такое счастье быть причастной к их удачной профессиональной судьбе и карьерному росту!

Подходит Михаил Алексеев, крупный ученый, банкир-практик, Председатель Правления ЮниКредит Банка, и говорит: «Уважаемая Алла Георгиевна, приглашаю Вас 22 января 2013 г. в Галерею классической фотографии на мою профессиональную выставку», — и передает приглашение «Портреты. Михаил Алексеев». Я, конечно, благодарю и обещаю прийти, а он говорит: «Тем, что я всерьез увлекся фотографией, я обязан Вам. На нескольких студенческих мероприятиях Вы попросили меня сделать фотографии для выпуска студенческой газеты “Финансист”. Это положило начало моему увлечению и превратилось в хобби».

— В чем заключается смысл профессии финансиста? Какой набор качеств должен иметь хороший финансист? В чем удовольствие от такой работы?

— В широком смысле слова финансист — это человек, который занимается формированием, анализом, учетом и контролем денежных потоков. Поэтому к этой категории относятся специалисты по финансовому менедж­менту, страхованию, финансовые аналитики, банкиры, бухгалтеры, оценщики, аудиторы, ревизоры.

19 августа 2011 г. был подписан Указ Президента РФ о введении нового государственного профессионального праздника — Дня финансиста — как признание высокой значимости данной профессии в условиях рыночной экономики и существенного вклада, который вносят финансисты в развитие страны.

Хороший финансист — это высококвалифицированный специалист в своем направлении деятельности. Среди набора необходимых качеств — честность, аккуратность, творческий подход, высокая степень ответственности. Удовольствие от работы финансиста состоит в осознании значимости выполняемой работы, ее творческого характера, масштабности, требующей энциклопедических знаний, больших возможностей карь­ерного и творческого роста и, наконец, относительно высокой оплаты труда.


Содержание (развернуть содержание)
«Кадров с дипломами финансистов много, а настоящих высококвалифицированных специалистов не хватает»
«Все надежды на репозитарий»
Новеллы законодательства в отношении депозитарных расписок
Требования к раскрытию информации о конечных владельцах депозитарных расписок: практическая реализация
2013-й: функционирование учетной системы рынка облигаций в обновленном законодательном пространстве
Сделки на рынке негосударственных облигационных займов за 2012 год
Регулирование фондового рынка: обзор основных изменений в российском законодательстве
Участники ECSDA: Центральная депозитарно-клиринговая корпорация (KDD), Республика Словения
Fixed income market, РЕПО Банка России с корзиной ценных бумаг и торговый репозитарий: НРД всегда на передовой
НРД начал цикл вебинаров, посвященных услугам и сервисам
Бесконечность в квадрате
Новости
События международной инфраструктуры
Перечень статей, опубликованных в 2012 году

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100