Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Плугарь Наталия, Генеральный директор ЗАО «ВТБ Капитал Управление Активами»

  • Все статьи автора

«На рынке должно быть больше стимулов, возможностей, инструментов»

Ноябрь 2012

Одной из инфраструктурных основ российского финансового рынка является система коллективного инвестирования. Она призвана выполнять функции финансового посредничества по трансформации сбережений в инвестиции, способствует увеличению мощности отечественного финансового рынка и расширению его емкости. О состоянии и перспективах отечественного рынка коллективных инвестиций мы беседуем с Генеральным директором ЗАО «ВТБ Капитал Управление Активами» Наталией Плугарь.

— Наталия Владимировна, Вы стали лауреатом премии «Репутация года — 2012» в номинации «За вклад в развитие отрасли коллективных инвестиций». Какие именно свои личные достижения Вы соотносите с этой наградой?

— На этот вопрос попробую ответить в конце беседы.

— Хорошо, тогда начнем с разговора о рыночных позициях «ВТБ Капитал Управление Активами»? Какова стратегия и задачи компании?

— Когда российский рынок коллективных инвестиций только начал развиваться, управляющие стремились к интенсивному развитию: старались заниматься всеми возможными видами доверительного управления, привлекать как можно больше клиентов. В результате года за два до кризиса был накоплен довольно большой потенциал, и возникла совсем другая тенденция: компании стали разукрупняться и выбирать конкретную специализацию, чтобы поделить риски, минимизировать расходы.

Кризис 2008—2009 гг. смешал все карты. Управляющие компании поняли, что, разукрупняясь, они действительно добились разделения рисков, но никто при этом не думал о том, может ли организация, имеющая узкую специализацию, быть обеспечена бизнесом постоянно и в достаточной степени. Кризис очень наглядно показал, что не может. Что, например, компании, управляющей только пенсионными накоплениями, очень трудно все время оставаться на плаву.

Рынок то взлетает, то падает. В периоды падения можно остаться без доходов и вознаграждений. Поэтому сегодня компании начали движение в другую сторону: наблюдается тенденция обратного укрупнения, компании расширяют свои направления, пытаются разработать конструкции, в которых один вид управления активами сможет в неудачные годы поддерживать другие направления.

Мы эти этапы пропустили. Компания начала развиваться только в 2007 г., мы не успели принять решение о специализации и сразу оказались в стадии укрупнения.

Думаю, что развитие рынка управления активами пойдет следующим путем: одну часть рынка займут несколько крупных универсальных компаний, вторую — средние и мелкие специализированные компании. Например, рынок закрытых ПИФов все время жил относительно спокойно, даже в кризис. Если фонд не ценнобумажный, то он более предсказуем и может нормально развиваться. Небольшая компания, обслуживающая 1—2 таких фонда, будет спокойно работать вне зависимости от кризисов.

— Так какова Ваша стратегия в этом раскладе?

— Ее можно сформулировать кратко: быть лучшей компанией в своем сегменте. Мы идем к этой цели хорошими темпами, увеличиваем активы. Сейчас не наблюдается активного притока клиентов и активов в открытые фонды, что нормально в посткризисной ситуации. Но есть приток по пенсионным накоплениям, закрытым фондам и частным инвестициям. Не вижу полной стагнации рынка, о которой пишут журналисты. Просто мы все пытаемся переоценить возможности рынка, его доходности.

Помню, как в 2006—2007 гг. (я тогда работала в Банке УРАЛСИБ) люди стояли очереди, чтобы купить паи. Уже чувствовалось, что спад неминуем, но клиенты не хотели этого слышать. Частные инвесторы ведь всегда запаздывают с решениями. Тот задел поддержал индустрию даже в момент, когда рынок рушился. Потом был резкий скачок назад, ведь клиенты входили в рынок, рассчитывая на его рост, а был уже кризис. То есть рынок совершал очень резкие движения, поэтому сейчас идет переоценка возможностей бизнеса.

На данный момент сложно говорить о возможности активной положительной динамики именно на рынке открытых ПИФов. Но в целом ничего не потеряно, рынок управления активами развивается, и все у него впереди.

Количество потребительских кредитов увеличивается. Это тенденция. На следующей стадии всегда начинается рост инвестиций. Зарплаты в стране продолжают расти, экономика развивается (пусть и не такими стремительными темпами, как перед кризисом). Поэтому я думаю, что через несколько лет снова возникнет большой интерес к коллективным инвестициям со стороны домашних хозяйств. Нашей отрасли надо готовиться к этому. Но делать все нужно обдуманно, готовиться к тому, что появятся новые инвесторы.

— Каким образом к этому следует готовиться?

— С моей точки зрения, нашему рынку не хватает финансовых инструментов. Если говорить об инвестировании пенсионных денег, то там инструментов крайне мало. Все приходится делать посредством 20 бумаг из котировального списка А1. Плюс облигации (чуть больше 100 эмитентов) и депозиты. И это все. Конечно, линейку инструментов надо развивать.

Частично задача решается в рамках проекта по созданию международного финансового центра. Хорошо, что такой проект существует, потому что через него проф­сообщество получило возможность доносить свое видение до руководства страны, до других участников процесса. И уже есть результаты: например, отменен НДС по вознаграждениям на финансовом рынке. Сейчас активно обсуждаются возможности стимулирования инвестиций физических лиц в рынок ценных бумаг, и в Минфине есть понимание, что эти меры необходимо разрабатывать и применять. По всей вероятности, будет введена льгота по долгосрочному держанию ценных бумаг. Возможно, после 3 лет владения ценными бумагами ставка подоходного налога будет снижена или обнулена.

На рынке должно быть больше стимулов, возможностей, инструментов.

Сейчас много говорят о стимулировании физических лиц к пенсионным накоплениям. Ведь распределительная пенсионная система всем, образно говоря, дает по рублю, практически независимо от стажа и зарплаты. Всегда удивляюсь, зачем нужно собирать столько документов, восполнять недостающие до стажа годы и т. д., если в результате все получают приблизительно одинаковую пенсию: в Москве это примерно 14—15 тыс. руб. Давно пора задуматься о стимулировании накоплений, как это сделано в американской системе. В США пенсионная система позволяет гражданам выбирать способ накопления, избавляет от налогов, т. е. всячески способствует накоплению. Но не дает возможности пользоваться пенсионными деньгами раньше срока. То есть в принципе уйти с этого рынка можно, но тогда придется заплатить все налоги.

На разных площадках сейчас обсуждается возможность пойти по такому же пути. Речь о специальных накопительных долгосрочных фондах, куда можно вкладывать средства без уплаты налогов, о брокерских или банковских счетах, на которых можно копить на пенсию. Хочется надеяться, что эти инструменты скоро появятся на нашем рынке.

У нас не используется еще один интересный инструмент — рентные фонды. Доход здесь генерируется от сдачи в аренду жилья или коммерческой недвижимости (торговой, офисной). Это постоянный доход, и его можно получать, вкладывая не очень большие деньги. Такой инструмент работает даже в кризис, потому что и жилье, и коммерческая недвижимость востребованы всегда. Но этот инструмент пока совсем не развит. В большинстве зарубежных стран в пенсионных фондах находится до 80% такой недвижимости. Именно она является основным источником дохода фондов. И в такие инвестиции могут вкладывать средства не только пенсионеры, но и все граждане. Подобного рода инвестиции хороши тем, что могут помочь даже в самые тяжелые периоды, тем более когда недвижимость растет в цене.

Не знаю, почему этот удобный во всех отношениях финансовый инструмент не получил у нас распространения. А ведь этот ресурс позволяет убить сразу двух зайцев: во-первых, вывести из тени рынок аренды жилья (сейчас «белого» рынка рентного жилья нет — отсутствуют стандарты, типовые условия, прозрачное ценообразование, доходы не декларируются и т. д.); во-вторых, за счет средств, собранных под такой фонд, можно покупать жилье, отдавать его в аренду и получать доход. Тут можно ввести различные механизмы, в том числе аренду с правом выкупа, секьюритизацию. Все это сейчас помогло бы развитию рынка коллективных инвестиций.

— Как Вы оцениваете нынешнее состояние индустрии коллективных инвестиций? Каковы основные задачи, трудности и риски? Достаточна ли законодательная база?

— Основная проблема — пенсионная реформа, точнее, ее отсутствие. Проект, который предложило Министерство труда, не критикует только ленивый, и критика эта справедлива, потому что предложение сводится, по сути, к сворачиванию реформы. Кроме того, ставится вопрос об увеличении пенсионного возраста. Чтобы получать пенсию, предлагается проработать 35—40 лет. Но как может это сделать женщина к 55 годам? Получается, что трудовую деятельность ей придется начинать в 15—20 лет и при этом не учиться, не уходить в декретный отпуск, не рожать, не воспитывать детей. Много вопросов.

Существующая система должна меняться, тут вопросов нет, но не таким образом. Беда в том, что у нас не было стратегии пенсионной реформы. Был только закон, который смогли реализовать. Но не была разработана стратегия дальнейшего развития, все осталось на уровне отдельных шагов и мер.

Поэтому сейчас важно, чем закончится история с обсуждением проекта стратегии развития национальной пенсионной системы. Конечно, пенсионные накопления дают значительный стимул для развития рынка ценных бумаг и составляют его существенную часть. Это может способствовать развитию и инструментов, и инфраструктуры. Если в пенсионной системе останутся только те деньги, которые накоплены на данный момент, то это не большие суммы. Если даже в течение 100 лет ежегодно откладывать 100 руб., то накопленная сумма не покажется вам серьезной, будь она инвестирована на самых выгодных условиях. Таким образом, накопительную компоненту надо развивать.

— А с увеличением возраста выхода на пенсию Вы согласны?

— С моей точки зрения, возраст выхода на пенсию надо поднимать. Ведь по факту все равно 80% пенсионеров у нас продолжают работать. Это говорит о том, что работать они могут, и не только в смысле физических возможностей. Женщина в 55 лет находится на пике карьеры. А мужчина в 60 лет?.. Нашему президенту исполнилось 60, так он же в расцвете сил.

Так что пенсионный возраст может быть поднят в том или ином виде, в этом нет ничего страшного. Это может быть сделано не сразу, но вопрос уже стоит на повестке дня. Только надо вводить действенные стимулы для того, чтобы люди продолжали работать. И четко могли рассчитать, как влияет время, отработанное после достижения пенсионного возраста, на размер прибавки к пенсии. Чтобы понимали, какой срок добавляет какую сумму, и чтобы эти суммы были ощутимы.

На пенсионном рынке много инструментов стимулирования, которые можно задействовать, — например, пенсии супружеским парам. Сообщество управляющих компаний готово помочь развитию этого рынка.

Мы также много говорим об инфраструктурных инструментах, но этот рынок до сих пор не начал развиваться.

— Имеются в виду инфраструктурные облигации?

— Да. Или концессионые бумаги, но вопрос в любом случае нужно решать. Пока все стоит на месте. Мне кажется, что часть бюджетных расходов такова, что вполне возможно вместо или вместе с ними вкладывать деньги рынка коллективных инвестиций. Хотя, конечно, тогда должна появиться возможность контролировать и расходы, и себестоимость, и доходность проекта. Почему, допустим, не сделать часть трассы «Москва — Петербург» платной, и чтобы плату получали будущие пенсионеры? Совсем неплохой проект.

Инфраструктурных проектов в России много, в них вполне могут участвовать пенсионные деньги, и это вполне могло бы стать также преградой для коррупции. Потому что когда тратятся не бюджетные средства, а деньги конкретных клиентов, то подход к ним совсем иной.

Управляющие компании готовы и обсуждать такие проекты, и участвовать в них. Но в таком случае со стороны государства должна быть готовность делиться доходом от таких проектов и информацией о них.

С удовольствием занялись бы подобными проектами.

— Следует ли повышать уровень финансовой грамотности населения и кто должен это делать?

— Вопрос многогранный. Мне кажется, что заниматься этим должны все, причем начиная со школы. До инвестиций еще нужно дойти. Сначала детей необходимо учить составлять бюджет. Многие взрослые этого делать не умеют, что очень наглядно проявляется, когда у человека возникает необходимость взять кредит. Очень мало людей, которые закладывали бы в домашний бюджет свои доходы и расходы, определяли статьи возможной экономии и т. д.

В Германии семьи живут иначе. Там, покупая, например, бытовую технику, они сразу закладывают в бюджет, что куплена стиральная машина, срок ее работы составляет 7 лет, значит, все те годы, пока работает купленная машина, надо собирать деньги на новую. И вносят это в свой финансовый план. Для обычной русской семьи поломка стиральной машины каждый раз случается так же неожиданно, как снег зимой. По­этому начинать учить планированию и бюджетированию надо со школы.

Заниматься повышением финансовой грамотности должны и профучастники рынка, и они это делают: разъясняют, консультируют, проводят бесплатные семинары. Мы тоже занимаемся такой работой. Но нужна еще и помощь государства. Должны создаваться телевизионные программы, но не научные обсуждения, а простые, понятные, говорящие о базовых вещах: что такое финансовая пирамида, какой может быть реальная доходность и по каким инструментам и т. д. Когда подобной деятельностью начинают заниматься участники рынка, у людей все время присутствует ощущение, что они скрыто рекламируют свои услуги. Хочется участия незаинтересованных структур.

Финансовая грамотность — это не только правильность выбора инструментов для вложений, здесь много аспектов. Человек с малых лет должен понимать, откуда берутся деньги, как их надо тратить, в каких количествах и в какие сроки.

Наш рынок еще маленький. Но это не повод для уныния. Каждый год я езжу в Люксембург, где находится самая крупная биржевая площадка, торгующая паями инвестиционных фондов. Есть там и соответствующая СРО, в которой объединены несколько тысяч управляющих со всего мира. Сейчас рынок паев дает стране значительную часть бюджета, поскольку фонды и регистрируются, и размещаются в Люксембурге. То есть там очень быстро построили эффективный локальный финансовый центр, хотя лет десять назад ничего еще не было.

Но Россия пока не может сделать ничего подобного, у нас очень много нерешенных вопросов. По сравнению с Люксембургом мы технологически находимся на слишком низком уровне. У нас нет хороших программ для ПИФов. Как таковые программы, конечно, существуют, но и количественно, и качественно оставляют желать лучшего. Да что говорить, если мы отчетность до сих пор сдаем в бумажном виде. И поскольку нет возможности ее обновления в режиме онлайн, нет и хорошей статистики, которая позволяла бы видеть рыночные процессы в динамике. У нас не решены вопросы торговли паями через Интернет, и сделать это сейчас нельзя из-за недостаточности регулирования.

Мы очень хотим торговать паями на первичном биржевом рынке и сейчас пытаемся реализовать этот проект. Если сможем, тогда удастся снизить зависимость УК от услуг агентов. Выход торговли паями ПИФов на биржу увеличит наши возможности и снизит траты, что удешевит продукт для конечных клиентов.

Еще один интересный проект — оценка эффективности управления. Он стал актуален после кризиса. Всем известна парадоксальная ситуация: если в кризис активы фонда упали не столь существенно, как рынок, то для нашего регулятора это, тем не менее, является показателем неудачи. Потому что встает вопрос о сохранности пенсионных накоплений.

В силу всех этих причин объективно оценить работу УК сегодня невозможно. Их можно было бы сравнивать друг с другом, но и это невозможно, потому что у одной УК под управлением 500 млрд руб., а у другой — 5 млн. У них все разное, начиная со стратегий управления, а методика для их сравнения пока не утверждена.

Рабочая группа в рамках НЛУ уже второй год занимается на бирже разработкой бенчмарков по пенсионным накоплениям, которые бы давали возможность оценить работу УК. Выполнен большой объем работы, бенчмарки на бирже уже рассчитываются, сейчас мы пытаемся их совершенствовать. Использовать их можно двумя способами: для оценки деятельности управляющих и для пассивного управления в рамках бенчмарка (это очень удобная стратегия, типологически сходная с управлением по индексу). Но в рамках данного проекта мы столкнулись с неожиданным препятствием. Оказалось, невозможно узнать ставки по банковским депозитам для юридических лиц: коммерческие банки не предоставляют такой отчетности Центробанку. И пока непонятно, как можно решить данную задачу и откуда взять эти сведения.

Думаю, что в будущем оценка управляющих будет происходить именно по бенчмаркам. Если говорить о пенсионных фондах в Америке, то каждый из них в обязательном порядке объявляет свою стратегию инвестирования: какого бенчмарка будет придерживаться, насколько его превысит. Соответствие результатов заявлениям и определяет оценку их деятельности. Система работает ясно и хорошо.

Отрадно, что в Закон о пенсионных накоплениях было внесено понятие сохранности пенсионных денег. То есть наконец описали, что реально является сохранностью пенсионных денег. Что это не сохранность неизменного количества денег на каждую минуту работы фонда, а их сохранность на момент выплаты пенсии. Это очень важно, потому что дает возможность надеяться на появление «длинных денег».

— В заключение нашей беседы Вы обещали ответить на вопрос о присуждении Вам премии в номинации «За вклад в развитие отрасли коллективных инвестиций».

— Мне очень хочется, чтобы рынок коллективных инвестиций развивался. Я трачу на это свое время, в том числе личное, и готова делать это и дальше. Для того чтобы подготовить свой проект, или провести экспертизу чужого проекта, или встретиться на рабочей группе. Наверное, полученная мной премия как раз об этом. О том, что человеку может быть интересно развитие не только собственной компании, но и рынка в целом. Чтобы были нормальные пенсии, чтобы было куда инвестировать и т. д. Хотя развитие рынка поможет развитию и моей компании в том числе, это тоже нельзя сбрасывать со счетов. (Смеется.)

Рынок же не развивается сам, его двигают люди. Когда мы обсуждали в Госдуме Закон о пенсионных накоплениях, то на заседания рабочей группы при Комитете по финансовым рынкам приходило большинство ее участников, в том числе и в выходные дни. Первое заседание, кстати, началось напряженно. Один из чиновников спрашивал: «Кто эти люди?», имея в виду участников рынка. Но уже после первого обсуждения этот человек подошел к нам, извинился и пожал руку. Потому что ему (надеюсь, и остальным) стало ясно: люди рынка пришли не лоббировать свои коммерческие интересы, а решать принципиальные вопросы и развивать общий рынок. Наверное, так и строится репутация.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100