Casual
РЦБ.RU

Объединение преимуществ

Июль 2012

Интервью с Президентом ЗАО «ДКК», Вице-президентом, Директором по корпоративным вопросам, рискам и правовому обеспечению НКО ЗАО НРД Марией Красновой; Заместителем Председателя Правления, членом Правления НКО ЗАО НРД Степаном Томляновичем; Старшим вице-президентом, Директором по стратегическому планированию НКО ЗАО НРД Борисом Черкасским; Вице-президентом, Директором по операционной деятельности НКО ЗАО НРД Андреем Шляппо; Директором Департамента клиентских отношений НКО ЗАО НРД Сергеем Аристовым; Директором Департамента исследований и развития НКО ЗАО НРД Еленой Гусаловой; Директором Департамента депозитарного и информационного обслуживания ЗАО «ДКК» Еленой Чекулаевой; Советником директора Департамента депозитарных операций НКО ЗАО НРД Сергеем Берневегой

Одной из основных стратегических задач на 2012 г. является интеграция бизнесов НРД, ДКК и Расчетной палаты РТС. Компания, создающаяся в результате интеграции, призвана получить статус центрального депозитария и стать лидирующим депозитарно-расчетным институтом среди центральных депозитариев стран СНГ. Создание объединенной компании позволит сформировать для участников рынка оптимальную линейку услуг, содержащую наиболее качественные сервисы объединяемых компаний, повысить эффективность деятельности и снизить издержки клиентов за счет появления единого интерфейса и возможности рассчитывать все сделки с единого счета. Представители НРД и ДКК в начале июля провели круглый стол, на котором обсудили, как проходит процесс интеграции компаний.

Коллеги, расскажите подробнее о тех процессах, которые проходят в рамках интеграции. Какие задачи решаются прежде всего, какие риски возникают и как вы с ними планируете бороться?

Борис Черкасский Старший вице-президент, Директор по стратегическому планированию НКО ЗАО НРД

Во-первых, следует отметить, что в тот момент, когда была объявлена интеграция, нами сразу были приняты меры, обеспечивающие ее прозрачность. Менеджменту НРД была поставлена задача предоставлять клиентам всю необходимую информацию о проекте. Во-вторых, нами сразу было заявлено: никакие важные сервисы не будут утеряны. Кроме того, мы оговорили, что для нас главное — не сроки, не заранее объявленные даты, а клиенты. Нам важно, чтобы их бизнес сохранялся, чтобы была обеспечена плавность перехода. При этом мы, безусловно, верим в выполнимость наших обещаний, стараемся им следовать и, конечно, прислушиваемся к тому, что говорят клиенты.

Сергей Аристов Директор Департамента клиентских отношений НКО ЗАО НРД

Тема, которую мы сегодня обсуждаем, напрямую связана с появлением на нашем рынке Закона «О центральном депозитарии», поскольку объединение НРД и ДКК — это образование центрального депозитария по факту. А получение объединенной структурой статуса центрального депозитария — это придание данному факту юридической легитимности.

Мария Краснова Президент ЗАО «ДКК», Вице-президент, Директор по корпоративным вопросам, рискам и правовому обеспечению НКО ЗАО НРД

Уже произошло достаточно много событий, в том числе практического характера. Если на предыдущем круг­лом столе, состоявшемся нынешней зимой1, мы в основном обсуждали планирование, подготовку, формулирование технических заданий, то сейчас речь уже идет о вполне конкретных практических шагах. И по мере приближения событий, связанных с присвоением НРД статуса центрального депозитария, все больше и больше ощущается потребность в том, чтобы была сформулирована и донесена до клиента информация о том, как и когда будут происходить конкретные практические действия: когда будут объединяться счета НРД и ДКК, когда будет получен статус центрального депозитария, когда будут открыты лицевые счета для номинального держателя центрального депозитария, как будут обеспечены перемещения активов из реестров в центральный депозитарий. Практически всеми участниками процесса эти вопросы уже осознаны. Планируются конкретные действия, рассчитываются возможности систем, возможности сотрудников, правила взаимодействия и т. д.

Сергей Аристов: Тем более что понятие «клиенты» в нашем контексте следует понимать достаточно широко. Это и депоненты, и эмитенты, и регистраторы. Нам предстоит большая работа с широким кругом клиентов.

Мария Краснова: Регистраторы — это для нас специальная аудитория, потому что поддерживаются и усиленно муссируются слухи о том, какие непримиримые противоречия существуют в отношениях регистраторов и НРД. Что НРД — губитель регистраторского бизнеса, похититель доходов регистраторов. Нам бы хотелось, чтобы такой подход изменился.

Есть два процесса: один — объединение бизнесов НРД и ДКК, другой — получение статуса центрального депозитария. Они идут параллельно?

Мария Краснова: Даже переплетаясь, скажем так. Что касается юридического статуса центрального депозитария, то, безусловно, здесь мы следуем положениям, прописанным в Законе «О центральном депозитарии» и подзаконных актах ФСФР России и Минфина. Мы, со своей стороны, обеспечиваем соответствие компании этому статусу — с технических, организационных, юридических позиций. Уже имея Закон «О центральном депозитарии» и ряд нормативных требований, которые сформулированы ФСФР России, мы осуществляем внутреннюю подготовку. Но сама возможность обращения за статусом центрального депозитария, конечно, зависит от целого ряда факторов, которые находятся вне сферы наших полномочий. Здесь мы следуем за ходом событий, который задает регулятор.

Борис Черкасский: По закону наш главный контрагент — ФСФР России, куда НРД должен подать соответствующий пакет документов. ФСФР разрабатывает и принимает нормативные документы, необходимые для получения статуса центрального депозитария. Есть и иные официальные контрагенты — например, Минфин. В данном процессе участвуют и другие структуры, хотя и не так явно: это и кастодианы, и регистраторы, которые вместе с НРД и ФСФР обсуждают последствия Закона «О центральном депозитарии», рассматривают, как он будет применяться, и оказывают влияние на подготовленные документы. Я бы сказал так: на сцене два основных игрока — НРД и ФСФР России. Но в зрительном зале тоже сидят игроки, которые принимают активное участие в действии.

Каково текущее состояние дел? Можно ли определить, к какому сроку какие процессы завершатся, ведь для рынка сроки очень важны.

Борис Черкасский: Конечно. Долгое ожидание появления центрального депозитария после того, как все принципиальные вопросы определились, не пошло бы на пользу. Однако предсказать однозначно и на несколько месяцев вперед в текущей обстановке невозможно. Всегда могут произойти абсолютно непредвиденные события (которые теперь принято называть «черными лебедями»), которые сильно изменят картину. Но пока «черные лебеди» не прилетали. Процесс с начала этого года идет достаточно гладко и предсказуемо. Конечно, медленнее, чем этого хотелось бы всем основным участникам, но тем не менее без неожиданностей.

Где мы сейчас находимся? В соответствии с законом ФСФР России должна подготовить много разных нормативных документов, которые необходимы для присвоения статуса центрального депозитария: требования к документам и к деятельности центрального депозитария и т. д.

В настоящее время подготовка проектов этих документов подходит к концу. И если ничего непредвиденного не случится, то, по моим оценкам, в течение июля проекты будут подготовлены. Затем начнется обычная бюрократическая работа с нормативными документами. Далее документы попадают в Минюст и после их утверждения опубликовываются, после чего вступают в силу.

В целом осталось немного. Какие-то документы уже приняты, какие-то сейчас находятся в Минюсте. Проекты ряда документов только еще будут опубликованы на сайте ФСФР России. Процесс идет достаточно интенсивно. Мы очень ждали утверждения положения о Комитете пользователей. Ведь пока нет документа, не могло быть и самого Комитета пользователей. А пока нет Комитета пользователей, мы не можем принимать свои документы, потому что по закону документы центрального депозитария должны быть утверждены сначала Комитетом пользователей, а потом Наблюдательным советом. Положение о Комитете пользователей было критическим звеном. Сейчас ФСФР России документ приняла, и 24 июня он вступил в силу. Соответственно, теперь мы в ускоренном темпе собираем Комитет пользователей. К нему предъявляется очень много требований, как по составу, так и по процедуре.

Мария Краснова: Получено порядка 60 предложений о включении тех или иных специалистов в состав Комитета пользователей. В него будут входить представители всех структур нашего профессионального сообщества: организаторов торговли, клиринговых организаций, регистраторов.

Борис Черкасский: И естественно, наши клиенты — депоненты. Полный состав комитета — 29 человек. Так что конкурс — больше 2 человек на место.

В общем, по оптимистичным прогнозам, до конца августа мы, наверное, сможем собрать комплект документов, необходимых для получения статуса центрального депозитария. Далее по закону ФСФР России имеет право 4 месяца знакомиться с этими бумагами. Мне кажется маловероятным, что будет использован весь этот срок. Поэтому можно осторожно предположить, что где-то в ноябре-декабре, если не произойдет каких-то неожиданных событий, НРД получит статус центрального депозитария.

Но многие наши контрагенты задают вопрос: вот вы получили статус центрального депозитария и что будет в этот день? Отвечаю: в этот день ничего не будет.

Степан Томлянович Заместитель Председателя Правления, член Правления НКО ЗАО НРД2

Я бы не согласился. Будет большая вечеринка.

Борис Черкасский: Это да. Вечеринка, конечно, в этот день должна быть. Но ничего другого не произойдет. Мы как работали, так и будем работать. Как объединялись с ДКК, так и будем объединяться. Реальные изменения начнутся позже, когда мы начнем открывать в реестрах счета номинального держателя центрального депозитария. Мы должны это сделать в течение года после получения статуса. Но это уже совсем другая история.

А что будет происходить (или уже происходит) с сервисами НРД?

Елена Гусалова Директор Департамента исследований и развития НКО ЗАО НРД

Работа над услугами НРД проводится в нескольких направлениях. Мы развиваем существующие услуги и разрабатываем новые, в том числе связанные с интеграцией.

Основные интеграционные сервисы — это DVP и обмен информацией с нашими клиентами по SWIFT. В рамках внедрения услуги внебиржевых DVP-расчетов мы провели несколько встреч с клиентами, в результате чего подходы к реализации данного сервиса на некоторых этапах были модифицированы. Недавно НРД провел семинар для клиентов, где были представлены основные подходы к реализации этой услуги3. Ее запуск запланирован на октябрь текущего года.

Второй набор услуг связан с получением статуса центрального депозитария. Так, например, статус центрального депозитария открывает возможность обслуживания счетов иностранных номинальных держателей. В НРД это центральные депозитарии и международные расчетные депозитарии (ICSD). Идет подготовка к обслуживанию данных типов счетов. Это весьма специфическая категория клиентов. Разрабатывается договорная база, а также схемы оказания услуги и технология ее проведения.

Третий блок услуг не связан ни с интеграцией, ни с получением статуса центрального депозитария. Это абсолютно новые сервисы и для НРД, и для всего рынка. Один из таких сервисов — создание репозитария для внебиржевых сделок, заключенных в рамках генерального соглашения (в том числе деривативы и сделки РЕПО). Осуществляется работа по организации центра корпоративной информации. Начали прорабатывать вопросы, связанные с предоставлением услуги по расчетам DVP через систему БЭСП. (Недавно была создана нормативная база Центрального банка, позволяющая проводить такого рода операции.) Еще один новый продукт — сервис управления обеспечением — в частности, по внебиржевым сделкам РЕПО Банка России. НРД планирует запуск данной услуги уже к концу этого года.

То есть НРД разрабатывает три группы сервисов. К первой группе относятся сервисы, переводимые из ДКК, ко второй — сервисы, связанные с получением статуса центрального депозитария, и к третьей — принципиально новые сервисы.

Мария Краснова: Да, абсолютно верно.

Борис Черкасский: Я бы сказал, что сервисы, связанные с получением статуса центрального депозитария, сервисами можно назвать весьма условно. Это, скорее, выполнение требований закона.

Елена Гусалова: На эту тему можно проводить полноценные дискуссии. Безусловно, это не услуга в чистом виде. Но разрабатывая технологию взаимодействия с зарубежными центральными депозитариями, мы понимаем, что можем выделить их в отдельный блок задач. Иностранные центральные депозитарии подходят очень серьезно к данному вопросу. При организации «линка» на новый рынок требуется учесть все особенности. На российском рынке таких особенностей хватает. Видя и применяя требования иностранных участников рынка, НРД тем самым развивает услуги в соответствии с международными стандартами.

Сегмент услуг между центральными депозитариями будет расширяться? Скажем, с учетом того, что российские компании выходят на рынок Казахстана, Украины, Монголии.

Елена Гусалова: На эти рынки выходят и отечественные, и западные компании. Образуются цепочки взаимоотношений между депозитариями. Есть пример развития таких междепозитарных отношений в недавно созданном центральном депозитарии Польши, который за достаточно короткое время создал очень много «линков» и таким образом дал возможность внутренним инвесторам проводить инвестиции вовне, а внешним — инвестировать в польский рынок.

Мы рады видеть всех, кто заинтересован в работе на российском рынке. И те организации, которые в списке ФСФР России будут поименованы как CSD для возможности открытия счета в НРД, — это для нас такие же клиенты, как и все остальные. Будем только рады, если к нам придут иностранные CSD, откроют счета.

В то же время мы хотим предоставить возможность внутренним инвесторам выходить на внешние рынки. Сейчас нами ведется активная работа в этом направлении. Мы изучаем возможности расширения нашей корреспондентской сети. Но ностро-корреспондентов не должно быть много. Главное — обеспечить эффективность расчетов и качество поддержания этой сети.

Хотелось бы затронуть вопрос предоставления услуги DVP через систему БЭСП, которая пока востребована не всеми контрагентами. Есть параллельная платежная система, достаточно быстро действующая, и она дешевле. Какой вы предполагаете спрос на этот сервис?

Елена Гусалова: Популяризация системы БЭСП — одна из важных задач. Уже сейчас, по утверждению Банка России, к расчетам через эту систему подключается все большее количество участников. И предполагается совершать дальнейшие шаги для ее популяризации. Предоставление возможности проведения расчетов DVP с использованием инкассовых поручений и платежных требований — один из таких шагов. Клиентам это будет удобно. Участнику рынка не придется дробить ликвидность, и он сможет проводить операции DVP со своего счета, открытого в системе БЭСП. Это означает, как минимум, возможность избежать итерации по переводу денежных средств по корреспондентским счетам внутри системы БЭСП.

Борис Черкасский: Я бы ответил просто. Что такое система БЭСП? Это система расчетов в режиме реального времени. Во всех цивилизованных странах, даже в Сенегале, эта система давно работает. В Сенегале — уже с 2004 г.

Та система БЭСП, которая сейчас реализована, — это действительно шаг в правильном направлении. Можно говорить, что она не очень удобна, что она дороже, но такая система обязательно должна быть. Пока что налицо фрагментированность существующей платежной системы. Конечно, от этого надо уходить. Это ненормально. В этом смысле за системой БЭСП, безусловно, будущее.

Теперь что касается DVP через БЭСП. Если большая часть платежей пойдет через систему БЭСП, то банкам будет не очень удобно переводить в НРД деньги, чтобы рассчитаться по ценным бумагам. Расчет деньгами Центрального банка по сделкам с ценными бумагами — это абсолютно нормальная технология. Она должна появиться и в конечном счете, я думаю, будет востребована.

Конечно, она должна работать не сама по себе. Отдельный фрагмент системы не может быть эффективен без координации с другими сегментами. Расчеты DVP через БЭСП должны найти свое место в общей системе расчетов. Но в принципе такой сервис нужен.

В данном случае НРД работает на перспективу?

Елена Гусалова: Если это и перспектива, то самая ближайшая. Рынок ждет этого сервиса. Речь идет не просто о внебиржевых расчетах по сделкам купли-продажи ценных бумаг через систему БЭСП. Расчеты через БЭСП на условиях DVP также предполагают расчеты и по внебиржевым трансакциям РЕПО с Банком России, и по управлению обеспечением. Такой сервис будет являться как бы вспомогательным для различных видов сервисов и для разных сделок, заключаемых участниками на рынке. Он ожидаем, и у нас в планах — активная работа над его реализацией.

Борис Черкасский: Уклониться от прогресса никому не удастся.

В нашей беседе уже был затронут вопрос о том, чего требуют от НРД разные группы пользователей. Так кому же и что именно необходимо?

Мария Краснова: Тема открытия лицевых счетов центрального депозитария в реестрах одинаково интересна всем — и регистраторам, и нашим депонентам, и регуляторам. В этой теме можно выделить несколько других подтем. Например, тема центрально-депозитарных ценных бумаг. В законе содержится условие, что счет номинального держателя центрального депозитария должен быть единственным в реестрах владельцев ценных бумаг тех обществ, которые раскрывают информацию в соответствии со ст. 30 Закона «О рынке ценных бумаг».

Как выяснилось в результате наших исследований, в России нет единого источника информации о таких ценных бумагах. Поэтому одна из наших задач состоит в том, чтобы собрать такие сведения. Мы обращаемся к регулятору, к регистраторам, к своим клиентам с предложением присоединиться к нашей работе и обеспечить нас необходимой информацией.

Здесь присутствует Елена Чекулаева, которая в наших рабочих группах занимается темой формирования данного списка. Она, я думаю, может подробно рассказать о том, какие договоренности уже достигнуты и почему это так важно для всех.

Елена Чекулаева Директор Департамента депозитарного и информационного обслуживания ЗАО «ДКК»

Мы начали практически с чистого листа, со взаимодействия с эмитентами, ценные бумаги которых обслуживаются и в НРД, и в ДКК. Мы спрашивали эмитентов о наличии у них обязанности осуществлять раскрытие информации в соответствии со ст. 30 Закона «О рынке ценных бумаг» и просили их указать адрес сайта, используемого для раскрытия данных сведений. Опираясь на эти критерии, мы стали составлять список эмитентов, ценные бумаги которых приняты на обслуживание в центральном депозитарии. Сейчас в нашем списке чуть более 1200 эмитентов. Конечно, он будет расширяться, потому что, по экспертным оценкам, таких эмитентов около 5000.

Диалог с эмитентами продолжается. Мы составили и направили письмо регистраторам с просьбой опровергнуть или дополнить информацию, которая у нас имеется. Потому что счета номинальных держателей НРД и ДКК открыты в реестрах акционеров не всех эмитентов, и в каких-то случаях мы нужной информацией просто не располагаем. Эти письма направлены, ждем ответов регистраторов.

Второе параллельное направление, в котором мы движемся, — взаимодействие с информационными агентствами. Информационные агентства любезно предоставили нам списки эмитентов, которые заключили с ними договор о раскрытии информации. Мы изучаем данные списки. Получение эмитентом освобождения от раскрытия информации не влечет за собой расторжения договора с агентством. Поэтому предоставленные информационными агентствами сведения нуждаются в уточнении и обработке.

Мы обратились к клиентам с просьбой ставить нас в известность об имеющейся у них достоверной информации о том, что конкретный эмитент является клиентом центрального депозитария. Список эмитентов, ценные бумаги которых приняты на обслуживание в центральном депозитарии, публикуется на интеграционном сайте, любой желающий может с ним ознакомиться. Безусловно, этот список пополняется новыми эмитентами по мере получения нами дополнительной информации. Эмитенты могут исключаться из данного списка в связи с получением ими освобождения от раскрытия информации в соответствии со ст. 31 Закона «О рынке ценных бумаг», в связи с реорганизацией, ликвидацией или по другим причинам.

Таким образом, мы ведем напряженную работу по формированию этого списка и стремимся к тому, чтобы он был максимально полным и достоверным. Надеемся, что в конечном счете НРД, получив статус центрального депозитария, будет являться основным источником информации об эмитентах — клиентах центрального депозитария.

НРД составляет такой список по собственной инициативе?

Борис Черкасский: Нам некуда деваться. Неоткуда взять эту информацию.

Мария Краснова: В силу понятных обстоятельств процесс создания центрального депозитария и процесс интеграции в нашей работе постоянно пересекаются, переплетаются. В рамках описания действий рабочих групп было бы логично объединить обе темы, поскольку сотрудники и НРД, и ДКК сейчас успешно работают над общими задачами.

Напомню, что на предыдущем круглом столе в декабре прошлого года4 мы говорили о планах перенести в НРД в первой половине 2012 г. все биржевые сервисы. Эти планы уже частично реализованы. 21 мая НРД стал вторым расчетным депозитарием для рынков бывшей биржи РТС. Мы планируем, что в августе он станет единственным расчетным депозитарием для объединенной биржи. ДКК будет обслуживать своих клиентов на биржевых торгах уже через НРД5.

С переносом клиринга предполагается закрыть конверсионный сервис RTS Money. Он был перенесен из Расчетной палаты РТС, которая тоже является участником интеграции. Елена Гусалова обозначила динамику переноса внебиржевых сервисов, в первую очередь DVP.

Клиенты, которым предстоит произвести целый набор изменений (существенных, нервирующих, трудозатратных), неоднократно заявляли нам, что однотипные изменения (или схожие по схеме реализации) лучше объединить в группы, чтобы им не пришлось по несколько раз менять алгоритмы и внутренние приемы, которые уже отработаны.

В этом смысле показателен пример с открытием лицевых счетов номинального держателя центрального депозитария, связь этого обстоятельства с получением статуса центрального депозитария и с объединением активов НРД и ДКК. Потом, по мере развития событий, учитывая потребности клиентов, мы пришли к выводу, что целесообразно закрывать счета ДКК в реестрах, а активы, которые ДКК учитывает для своих клиентов, переводить в номинальное держание в НРД, в привязке к событиям, связанным с созданием центрального депозитария.

Изначально мы планировали сделать объединение активов в первой половине года. Однако клиенты указали, что для многих из них это может стать большой проблемой. Например, те из них, кто обслуживает иностранцев, имеют инструкцию относительно схемы держания бумаг. «ДКК — регистратор» — это приемлемая схема. А «ДКК — НРД — регистратор» — это уже схема, требующая пересмотра и потенциально создающая проблемы. Поэтому мы приняли решение о переносе срока перевода активов ДКК в НРД и о том, что сделаем это вскоре после объявления о присвоении НРД статуса центрального депозитария, но до открытия лицевых счетов номинального держателя центрального депозитария. То есть наступит некий период, когда станет понятно, что НРД является центральным депозитарием, и все перетоки активов, которые оговорены в законе, будут совершены. Но при этом еще не будут действовать те жесткие правила перевода, которые закон вменяет рынку, когда вводятся встречные поручения, потрансакционная сверка и т. д. И было решено, что период после объявления статуса центрального депозитария, но до начала функционирования в этой роли, когда мы уже начнем открывать счета, благоприятен для того, чтобы объединить счета и создать клиентам наилучшие условия для переноса активов из ДКК в НРД, а также из реестров в НРД. Для клиентов это будет и дешевле, и быстрее, они смогут сделать это единым пакетом.

Совершить эти процедуры можно путем простого перевода на основании собственного распоряжения, тогда как после открытия лицевых счетов номинального держателя центрального депозитария это, как я уже сказала, потребует встречных поручений, указания имени лица, в интересах которого осуществляется перевод, потрансакционных сверок и других трудоемких процедур. Если вдруг все эти процедуры начнут совершаться одновременно в интересах многих клиентов, то могут вызвать проблемы, связанные с пропускной способностью системы.

Серьезная тема — планирование потоков, движений активов, которые могут возникнуть после получения статуса центрального депозитария. Эта тема волнует всех. Когда это лучше сделать? Как это сделать так, чтобы не попасть в трафик и не застрять, создавая таким образом дополнительные риски? Как попытаться на этом сэкономить или по крайней мере не нести издержки в большом объеме?

Для решения этих вопросов мы разрабатываем дорожные карты. В частности, одна из тем — создание дорожных карт взаимодействия с регистраторами. Вообще, взаимоотношение с регистраторами — вопрос крайне актуальный. В том числе потому, что регистраторы утрачивают часть бизнеса. Они вынуждены перенастраивать свои системы под взаимодействие с центральным депозитарием, делать много других достаточно трудоемких вещей.

Сергей Берневега Советник директора Департамента депозитарных операций НКО ЗАО НРД

Работа с регистраторами ведется весьма активно. Началась она с того, что Комитет НРД по взаимодействию с регистраторами в начале года предложил разработать технологию взаимодействия будущего центрального депозитария с регистраторами во исполнение положений Закона «О центральном депозитарии». Учитывая технологическую сложность реализации, сначала было предложено разработать технологию взаимодействия, чтобы показать ее регулятору, а уже на следующем этапе закрепить полученную схему нормативно. А не наоборот. То есть сработать на опережение.

Иначе говоря, сначала протоптать дорожку, а уж потом ее асфальтировать.

Сергей Берневега: Хорошая аналогия. Данное направление поддержала ПАРТАД, в которую входит большинство регистраторов. В связи с этим была создана объединенная рабочая группа, членами которой являются представители НРД и ПАРТАД. Ей была разработана технология взаимодействия с регистраторами и центральным депозитарием по тем нормам, которые прописаны в Законе «О центральном депозитарии». Рассмотрены все аспекты: по каким ключевым вопросам в каком порядке мы будем взаимодействовать, что необходимо сделать для того, чтобы не «захлебнуться» в период массового перевода активов, когда участники рынка начнут переводить активы уже непосредственно на счета центрального депозитария.

Эта работа близится к концу. В результате участники рынка (в частности, регистраторы и представители центрального депозитария) получат возможность общаться с регулятором на предмет того, что им хотелось бы видеть в нормативном акте с целью реализации разработанной технологии.

Безусловно, разработка технологии предусматривает в том числе создание форматов электронного взаимодействия. В этом направлении также ведется работа. Уже созданы форматы электронного документооборота, которые также рассмотрены на комитете ПАРТАД (поскольку он считается «законодателем мод» в сфере использования электронных форматов между регистраторами). НРД здесь взаимодействует непосредственно с ПАРТАД. Эти форматы разработки и внедрения программного обеспечения уже рекомендованы к рассмотрению регистраторами, чтобы все могли осознать, какой объем доработок должен быть сделан, действительно ли та технология, которая уже выработана рабочей группой, соответствует предлагаемым форматам, и сколько на все это потребуется времени. Это крайне важно, чтобы, с одной стороны, перелив активов оказался для участников рынка не таким уж трудоемким, чтобы он прошел в спокойном режиме, а с другой стороны, чтобы центральный депозитарий, приходя к тому или иному регистратору, был убежден, что регистратор технологически готов работать с ним, используя уже выработанные форматы, технологии и регламенты.

Выстраивается дорожная карта. В ней прописываются сроки на реализацию программного обеспечения, а также сроки на перевод активов — как до момента регистрации центрального депозитария в реестре в качестве номинального держателя, так и после того, когда уже самые консервативные клиенты наконец захотят испробовать на себе особенности новой технологии.

Как было отмечено, такими особенностями являются встречные поручения и т. д. И те клиенты, которые не захотели переводить бумаги на счет номинального держателя одним пакетом, будут уже тогда вынуждены переводить ценные бумаги отдельно по каждому владельцу, по одному выпуску, ожидая, когда между регистратором и центральным депозитарием после каждой проводки произойдет сверка записей.

Таким образом, дорожная карта, которая вырабатывается с учетом видения и регистраторов, и клиентов, как раз предусматривает предоставление клиентам неких окон для комфортного перевода активов как из реестра в НРД, так и со счета ДКК в НРД.

Получается, что регистратор не может сам отрегулировать лаг между должным и существующим технологическим уровнем эмитента? Он не может побудить всех своих консервативных клиентов достичь нужного уровня технологии?

Мария Краснова: Поэтому с чем мы столкнулись в начале пути? С тем, что общественное мнение, которое, в частности, неоднократно отражалось средствами массовой информации, приписывало НРД самые зловещие намерения в отношении регистраторского сообщества. Мы не считали адекватными ни тот уровень угроз, ни ту степень коварства, которые нам этими мнениями приписывались. Как люди доброй воли, мы старались придумать нечто эффективно работающее и по возможности удобное.

Прорыв, как мне кажется, произошел в рамках рабочей группы, о которой рассказал Сергей Берневега. Люди, сев за стол с целью выработать некие общие подходы, после многораундовых дискуссий пришли к пониманию того, что созданный ими механизм может работать. После взаимных обвинений и упреков они пришли к практическому результату, который был затем передан регулятору с целью воплощения его в нормативном документе. Хочется надеяться, что регулятор прислушается и сделает так, как было бы удобно практикам.

Результатом нашего диалога с регистраторами стало решение о выработке совместных дорожных карт. Для чего они нужны? И регистраторы, и НРД должны быть уверены в том, что смогут обслужить все те процессы, которые им предписывает закон. Для этого мы должны знать лимиты своих возможностей, объем задач, которые перед нами поставлены, понимать, какими инструментами можем пользоваться для их решения. И действовать согласованно. Согласие регистраторов совместно вырабатывать дорожные карты было очень существенным моментом в развитии отношений.

Будущие изменения коснутся также и эмитентов. Для того чтобы предоставить эмитентам больше информации о том, что мы делаем и зачем, как будет выглядеть новая инфраструктура, мы вместе с регистраторами Computershare и «СТАТУС» организовали конференцию6. На ней выступили представители и регуляторов, и биржи, и эмитентов, и кастодианов, которые связаны с обслуживанием депозитарных расписок, и НРД. В общем, был представлен весь круг заинтересованных лиц.

Борис Черкасский: И там действительно были эмитенты. Создалось впечатление, что многие из них, прослушав сказанное, поняли, что все не так страшно, как им иногда рассказывали.

Перевод счетов иностранных агентов имеет свою специфику?

Мария Краснова: Да, имеет. В силу того обстоятельства, что клиенты российских «дочек» иностранных кастодианов связаны своим регулированием. В основном речь идет о тех, для кого обязательно применение требований американского законодательства в части выбора иностранного депозитария. Те из них, кто покупает российские активы, должны принять правильное решение, где эти активы в России учитывать. Много лет считалось, что учитывать их правильно и безопасно только у регистратора. Мы были не согласны с этой позицией. Нам казалось, что это изначально не было основано на каких-то правильных юридических и фактических оценках. А уж со временем это стало дорогим анахронизмом, потому что регистраторам платились большие деньги. Причем это был не вполне оправданный, на наш взгляд, выбор, учитывая развитость наших систем риск-менеджмента, технологических систем.

Поскольку теперь закон сделал обязательным держание активов в центральном депозитарии (по тем обществам, которые зарегистрировали проспект), то у иностранных институтов выбора не остается. Они сейчас стоят перед необходимостью вынести грамотные решения и разработать технологии, которые будут связаны с признанием НРД приемлемым депозитарием. А далее решить для себя, как, в какой момент, под влиянием каких обстоятельств или при наличии каких гарантий и факторов они будут готовы свои активы переместить.

Но поскольку, открыв лицевой счет номинального держателя центрального депозитария, мы делаем невозможными операции в текущем режиме, то они должны заранее подготовиться. Необходимо понимать, что начиная с дня Х все будет по-другому, и быть к этому готовыми. В этом смысле это, конечно, особая категория, которую мы оцениваем отдельно, с которой взаимодействуем по определенным понятным и нужным им регламентам.

Вы в чем-то идете им навстречу?

Елена Чекулаева: Временной лаг, который возникает с момента получения статуса центрального депозитария и до момента фактического открытия счета центрального депозитария, — это шаг навстречу именно этой категории клиентов.

Борис Черкасский: Я бы кое-что добавил. Например, про Правило 17f-7 SEC. В прошлом году был проведен юридический анализ с помощью наших американских консультантов — юристов высочайшего уровня. Они пришли к выводу, что НРД с самого начала соответствовал этому правилу. Другое дело, что не все в это сразу поверили. Но после принятия закона, после нашего объединения с ДКК этот вопрос можно дальше уже не обсуждать. «Проблема 17f-7» становится частью истории. Существует НРД, он является центральным депозитарием по статусу, он соответствует всем шести обязательным требованиям, а также дополнительным требованиям Ассоциации глобальных кастодианов. Плюс ко всему у инвестора по большому счету не остается выбора.

Теперь очень важно другое — поддерживать прозрачность, информационную открытость. Мы стараемся, чтобы клиентам действительно было удобно приходить к нам. Это иллюзия, что центральный депозитарий — монополия. Ничего подобного. Это монополия внутри России. Но Россия — не единственное место на Земле. Если мы будем плохо обслуживать клиентов, они уйдут в Индонезию, в Кению или в Сенегал.

На сайте НРД есть интеграционно-аккредитационная страница, которую мы стараемся поддерживать двуязычной. По-моему, она достаточно информативна и неплохо сделана. Мы постоянно отвечаем на вопросы в прямом диалоге, а также размещаем там FAQ (frequently asked questions) — часто задаваемые вопросы. Мы, по-моему, еще никому не отказали во встречах. Постоянно встречаемся с клиентами. Словом, пытаемся сделать так, чтобы клиентам про нас все было понятно.

Еще одна важная вещь: мы пока не обсудили общую схему объединения с ДКК. Например, с юридической точки зрения ДКК стала практически 100%-ной дочкой НРД, вся команда переехала в наш офис. Мария Краснова — Президент ДКК. Фактически две компании сейчас управляются из одной точки. Технологически и логически мы уже стали одной компанией.

Но юридически еще нет?

Борис Черкасский: А юридически — некуда торопиться. Главное здесь — не юридическое объединение как таковое, а эффективная реализация идеи интеграции, перенос всех значимых расчетных бизнесов в НРД. В первом полугодии, как уже было сказано, мы планировали перенести в НРД биржевые расчетные сервисы, на второе полугодие запланировано перенесение всех значимых внебиржевых сервисов. В первую очередь это DVP в валюте.

При переносе могут возникать технологические проблемы. Поэтому мы стараемся делать так (если это возможно организационно и технологически): когда НРД только начинает оказывать услугу, есть период одновременного оказания этой услуги и НРД, и ДКК. После того как сервис поработает параллельно, мы закрываем сервис ДКК. Чтобы депоненты могли приспособиться, попробовать, спокойно перейти на обслуживание в НРД.

Еще часто задают вопрос о политике по ценным бумагам: НРД как центральный депозитарий будет работать только с центрально-депозитарными бумагами? Ответ: нет. (Сейчас я говорю про акции.) Мы будем работать со всеми акциями, кроме тех, ре­естры которых эмитенты ведут самостоятельно. Такое решение принято на данный момент. Неважно, ЗАО это или ОАО. Если реестр ведется профессиональным регистратором, то по требованию клиента мы примем такие бумаги на обслуживание. Тут есть детали, но сейчас мы их опустим. Общий принцип такой: НРД будет обслуживать все бумаги, которые нужны клиентам. Мы, может, обслуживали бы даже те выпуски, которые эмитенты ведут самостоятельно, но закон сейчас подготовлен так, что возлагает на депозитарий немыслимые риски по работе с такими бумагами. Мы вынуждены от этого отказаться. Если закон изменится, то политика может быть пересмотрена.

Степан Томлянович: Говоря об интеграции услуг, стоило бы обсудить следующий важный технологический аспект. В ДКК было сделано много технологических наработок, которые очень удобны для клиентов, к которым они привыкли. Для многих клиентов вопрос о смене технологий — это большая управленческая задача (надо принять решение, выделить бюджет и т. д.). Особенно если речь идет о международных игроках. С их стороны активно высказывается пожелание (и мы его стараемся по возможности учесть), чтобы те аналоги услуг ДКК, которые мы воссоздаем в НРД, были максимально похожи на то, что есть в ДКК сейчас. Вплоть до форматов сообщений, регламентов обмена информацией. Чтобы коррективы, которые так или иначе нашим клиентам придется вносить, были минимальными. В частности, это касается SWIFT. Мы стараемся, чтобы те, кто работает по SWIFT в ДКК, могли без серьезных изменений (с теми же форматами, с теми же умолчаниями) работать с НРД.

Андрей Шляппо Вице-президент, Директор по операционной деятельности НКО ЗАО НРД

Хотелось бы вернуться к разговору о дорожных картах. Мы сейчас делаем прогнозы будущего трафика. Совместно с IT-подразделениями готовится разработка плана по стресс-тестированию программного обеспечения НРД: насколько обеспечение (и программное, и транспортно-информационное) готово выдерживать новый трафик, обрабатывать те объемы информации, которые будут поступать в результате перевода активов, сбора списков владельцев и т. д. Это очень важный для нас вопрос.

Мария Краснова: И для нас, и для регистраторов. Информационный канал связывает между собой, в разных комбинациях, три группы субъектов: 1) регистраторов и НРД; 2) НРД и клиентов; 3) клиентов и регистраторов. Поэтому нужно понимать, если вдруг все решат одномоментно, без подготовки или каких-то договоренностей и планирования переводить активы в один день, сможет ли выдержать система.

Поэтому тема стресс-тестирования очень важна. Следует быть уверенными также и в том, что у нас хватит персонала нужной квалификации для обслуживания временных потоков. В связи с этим одна из целей процесса планирования — постановка задач для стресс-тестирования систем, в ходе которого мы должны определить, требуют ли системы каких-то дополнительных наработок, усилений.

Степан Томлянович: Взаимодействие операционных и IT-подраз­де­лений — это главное. Необходимо провести анализ того, какие негативные сценарии по нагрузке систем могут возникнуть. А далее привести инфраструктуру в соответствие с этими сценариями, чтобы каналы справились и серверы не упали.

Борис Черкасский: Уже было упомянуто, что мы доработали взаимодействие по SWIFT. Может показаться, что это мелочь. Но именно из таких мелочей складывается комфортная работа клиента. Все может быть теоретически замечательно, но на практике столько булавок и колючек, что работать тяжело и неприятно.

Мария Краснова: Допустим, клиент говорит: с ДКК мы умеем работать в STP-режиме, а с НРД нет. Соответственно, если клиент завтра переведет к нам активы, то мы наймем дополнительно 40 человек, и они будут вручную набивать его поручения.

В НРД велась достаточно активная работа по повышению клиенто­ориентированности. Но все равно мы слышали, что ДКК в этом отношении добилась большего. Мы надеемся, что теперь ситуация будет развиваться в сторону общего повышения данной ценности. В частности, одно из решений в этом направлении — назначение Сергея Аристова руководителем клиентского блока объединенной компании.

Коллеги из НРД и ДКК за время работы интеграционных рабочих групп уже реализовали ряд совместных проектов. Мы думаем, все это создаст необходимую синергию.

Андрей Шляппо: Знаковым было то, что очень грамотно был организован переезд ДКК в здание НРД на Спартаковской, 12. IT-подразделения и Службы обеспечения непрерывности бизнеса двух компаний обеспечили бесперебойную работу операционных подразделений.

Борис Черкасский: Хотел бы остановиться на двух важных темах. В нашем разговоре мы уже упоминали об открытии счетов иностранного номинального держателя. Нужно подчеркнуть важность особой группы иностранных nominее — депозитариев стран СНГ, которые входят в Ассоциацию центральных депозитариев Евразии (АЦДЕ). Это не значит, что мы не будем уделять внимания остальным. Но клиенты на пространстве СНГ для нас особенно важны. Мы хотим построить региональную расчетную сеть центральных депозитариев. Это одно из наших стратегических направлений.

Также в ходе нашего круглого стола мы упоминали о переводе активов из реестров и из ДКК. На сайте НРД для клиентов размещена своего рода инструкция. В ней для переводов из реестров определены три периода. Они уже назывались. Первый период — до получения НРД статуса центрального депозитария; второй период — после получения данного статуса, но до открытия счета номинального держателя центрального депозитария; третий период — после получения статуса центрального депозитария.

Мы никому не советуем переводить активы в третий период, потому что новая технология еще должна быть отлажена. Кроме того, процесс, скорее всего, окажется дороже для клиента из-за необходимости делать перевод по каждому владельцу. Российским депозитариям, которые не связаны ограничениями иностранного законодательства, мы рекомендуем начинать переводить активы уже сейчас. Чем быстрее, тем лучше. Во-первых, делать это все равно придется, а во-вторых, это решит проблему со сверкой, которая сейчас всех очень беспокоит. С 1 июля появилось дополнительное требование ФСФР России по проведению сверок с регистраторами, а перевод активов в НРД решает все проблемы.

Российское законодательство предусматривает открытый способ хранения, при котором не надо спрашивать клиента, где хранить активы. Депозитарий вправе принимать такое решение самостоятельно, если это не противоречит условиям договора, и берет на себя ответственность за выбор места хранения.

Консервативным инвесторам, которых очень беспокоит наличие статуса и формальные процедуры, мы рекомендуем пользоваться вторым периодом, когда статус уже получен, но еще не открыты счета номинального держателя центрального депозитария. Технически, технологически и финансово это будет не сложнее и не дороже, чем сделать перевод в течение первого периода. А с юридической точки зрения у НРД уже будет статус центрального депозитария.

Перевод активов из ДКК (там немного другая картина) целесообразно делать по мере того, как расчетный бизнес будет переходить из ДКК в НРД. Это будет проще реализовать после того, как счета ДКК в реестрах закроются и ДКК переведет свои активы в НРД. Тогда не нужен будет «мост», не будет необходимости переводить через реестры, а будут просто внутридепозитарные переводы. При этом мы планируем (осторожно скажу) льготный период для перевода активов. Это будет не только проще, но и дешевле.

Степан Томлянович: Тарифная политика центрального депозитария — это отдельная тема. Нами активно ведутся консультации с клиентами. По закону потребуется одобрение тарифов Пользовательским комитетом, который сейчас в процессе создания. Над этим также работает совместная группа. Понятно, что вопрос достаточно непростой. Чем ниже тарифы, тем клиенты довольнее. Но наша задача состоит в том, чтобы убедить клиентов принять тарифы, с одной стороны, более выгодные для них по сравнению с теми, что были раньше, а с другой стороны, достаточные для поддержания нашей деятельности.

Борис Черкасский: Наши депоненты ведут себя разумно и осмысленно, никто не требует немедленного снижения тарифов. Более того, возьму на себя смелость утверждать, что прямо сейчас снижать тарифы невозможно. У НРД и ДКК огромное количество дополнительной работы. При этом мы пока только слышим звон новых монет и разговоры о них. Вот когда в НРД действительно появятся новые активы, тогда настанет время снижения тарифов.

Хотелось бы более подробно обсудить тему рисков.

Мария Краснова: Большая часть того, о чем мы сегодня говорили, было как раз про риски, про планирование, которое имеет своей целью снижение негативных последствий возможных событий. Что касается непосредственной работы в области риск-менеджмента, то НРД уделяет этому направлению очень большое внимание. Недавно у нас обновилась команда. Например, мы специально искали и нашли специалиста в области IT-рисков, планируем сориентировать его на постановку задач для стресс-тестирования, на оценку систем, выявление слабых мест и выработку предложений, как управлять этой областью деятельности.

В НРД есть Служба управления экономическими рисками, которая сфокусирована в основном на управлении риском ликвидности (у НРД как небанковской кредитной организации этот риск присутствует в преобладающем объеме). Также действует Служба управления неэкономическими рисками, которая занимается в основном операционными рисками. Для такой институции, как НРД, операционные риски являются самыми важными.

Мы разработали систему сбора статистики о разных событиях операционной деятельности, которые рассматриваем как нежелательные. Соответственно, есть практика анализа этой информации, вырабатываются практические решения для обеспечения снижения количества инцидентов и сокращения масштаба их влияния. Этим мы занимаемся внимательно, плотно и на самом высоком уровне.

Мы понимаем, что находимся на ранних этапах построения, но тем не менее занимаемся этим весьма серьезно. КПМГ провела для нас операционный аудит по стандарту ISАE-3204. Кроме того, во взаимодействии с КПМГ проведен аудит нашей системы риск-менеджмента, результатом которого станут, во-первых, фиксация текущего состояния, во-вторых, выработка рекомендаций в отношении совершенствования этой системы. А в-третьих, опять возникает дорожная карта изменений, необходимых для того, чтобы достичь желаемого качества и уровня риск-менеджмента.

Борис Черкасский: Плюс ко всему мы стремимся еще соответствовать международным стандартам. Вместе с ассоциациями центральных депозитариев, Всемирным форумом центральных депозитариев начинаем участвовать в общемировом процессе. Чтобы не только внутри страны, но и с международной точки зрения выглядеть прилично и правильно. Это тоже одно из направлений, по которому мы движемся.

Очень не хотелось бы, чтобы те слова, которые мы произносим, воспринимались как выражение казенного оптимизма: «ребята, у нас и так все хорошо, а будет просто замечательно, поэтому ни о чем не беспокойтесь». На самом деле и в связи с объединением бизнесов НРД и ДКК, и в связи с принятием Закона «О центральном депозитарии» у НРД возникает целый ряд проблем, которые надо решать. Они непростые, и их решению приходится уделять много сил и внимания. Тем не менее, я думаю, мы хорошо с этим справляемся.

Степан Томлянович: Помните, как у Маяковского: «…Работа адовая будет сделана и делается уже».

Тогда последний вопрос: значит, после того как все планы будут реализованы, НРД организует целых две вечеринки: одну — по факту получения статуса центрального депозитария, а вторую — по случаю его фактического запуска?

Мария Краснова: Те из нас, кто переживет переходный период, сможет участвовать даже в третьей...



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100