Casual
РЦБ.RU

Новый этап развития внебиржевого рынка деривативов: необходимость или обязанность

Апрель 2012

В результате финансовых кризисов последних десятилетий внебиржевой рынок производных финансовых инструментов стал привлекать все больше внимания регуляторов, саморегулируемых организаций и общественности. Известная характеристика этого сегмента рынка как финансового оружия массового поражения, данная в 2002 г. Уорреном Баффеттом в письме акционерам компании Berkshire Hathaway, красноречиво отражает беспокойство многих экспертов по поводу рисков, которые привносят внебиржевые деривативы в мировую финансовую систему.

С другой стороны, еще в 1988 г. Алан Гринспен, в то время Председатель Федеральной резервной системы США, отметил, что многие критики деривативов не в состоянии понять, что рынки этих инструментов стали настолько большими благодаря не широкой пропаганде, а тому, что они обеспечивают экономическую ценность своим пользователям.

В продолжение этой мысли можно привести основной вывод, сделанный в 1993 г. Группой 30-ти (Group of Thirty, G30) в отчете «Производные инструменты: практика и принципы» (Derivatives: Practices and Principles). Он состоит в том, что производные финансовые инструменты необходимы и полезны, так как они, в частности:

• расширяют возможности управления рисками и улучшают условия привлечения/размещения средств благодаря предоставлению инвесторам и эмитентам широкого спектра ранее не существовавших способов управления рисками и финансами;

• снижают расходы по формированию портфелей с требуемыми характеристиками, повышают ликвидность и ценовую эффективность рынков.

Наконец, общие выводы о роли деривативов, сформулированные в ряде отчетов по итогам анализа причин и последствий финансового кризиса 2007—2008 гг., можно свести к следующему:

• производные финансовые инструменты не являются и не являлись первопричиной возрастания финансовой нестабильности и наступления финансовых кризисов, однако они могут усиливать (и в ряде случаев усиливали) негативные последствия таких явлений;

• регулирование внебиржевого рынка производных финансовых инструментов всегда запаздывает, отставая от тенденций развития самого рынка и процессов финансового инжиниринга, обусловленных потребностями большого числа уникальных участников финансовых и товарных рынков;

• для ограничения негативных последствий влияния рынка внебиржевых деривативов на финансовую устойчивость мировой экономики необходимо выявить ключевые проблемы данного рынка и определить правила его развития, а не загонять этот сегмент рынка в жесткие рамки законодательных ограничений.

Рассмотрим, что представляет собой внебиржевой рынок производных инструментов сегодня и в чем состоят ключевые проблемы его развития.

Начиная со второй половины 1980-х гг. внебиржевой рынок производных инструментов получил дополнительный импульс благодаря началу определенной стандартизации условий сделок и соответствующей документации, осуществляемой в рамках Международной ассоциации по свопам и деривативам (International Swap and Derivatives Association, ISDA). Это привело к ускорению роста объема данного рынка, прежде всего в таких сегментах, как процентные и валютные производные инструменты.

Сегодня общий объем открытых позиций (notional amount) по внебиржевым деривативам превышает 700 трлн долл. Это более чем в 10 раз превосходит мировой объем ВВП. Основная часть открытых позиций при этом приходится на процентные деривативы, демонстрирующие также одни из наиболее высоких темпов роста данного показателя (рис. 1). Этот факт объясняется тем, что процентному риску в определенной степени подвержены все субъекты экономики — от коммерческих и инвестиционных банков и финансовых структур до компаний реального сектора экономики, а также физических лиц.

Объем открытых позиций по процентным деривативам в 2011 г. превысил 550 трлн долл. Следующими по этому показателю являются сегменты валютных и кредитных деривативов — соответственно свыше 60 трлн и 30 трлн долл. по номинальной стоимости.

Следует отметить, что кредитные деривативы являются относительно новыми инструментами финансового рынка — зарождение данного сегмента относится к середине 90-х годов прошлого столетия. Однако в силу специфики предоставляемых возможностей они достаточно быстро заняли свою нишу и демонстрировали наиболее высокие темпы роста количественных показателей вплоть до кризисных 2007—2008 гг. Более детально структура открытых позиций по внебиржевым деривативам в мире по состоянию на конец 2011 г. представлена на рис. 2.

Противоположным фактором развития рынка внебиржевых деривативов явилось развитие отдельной отрасли — финансового инжиниринга. Продуктами финансового инжиниринга стали в том числе кредитные деривативы, в дальнейшем получившие формализацию в стандартной документации ISDA, многочисленные разновидности экзотических опционов, свопов и форвардов. Продукты финансового инжиниринга первоначально возникают как уникальные, кастомизированные финансовые продукты, покрывающие потребности конкретных сторон соответствующих сделок. В дальнейшем многие из таких продуктов превращаются в широко используемые финансовые инструменты. При этом, однако, полной стандартизации данных инструментов так и не происходит, многие их параметры остаются гибкими, настраиваемыми сторонами сделок. Большая часть таких кастомизированных инструментов, в том числе со смешанными базисными активами, показана на рис. 2 в секторе Unallocated.

Таким образом, одной из важнейших характеристик внебиржевых производных инструментов является максимальная гибкость существенных условий, отсутствие стандартизации параметров сделок, что, естественно, ведет к значительно меньшей ликвидности рынка. Если сопоставить показатель оборачиваемости биржевых и внебиржевых производных инструментов в среднем по всем типам инструментов, то разница в пользу первых бумаг будет примерно в 8 раз. Это наглядно иллюстрируют данные, представленные на рис. 3 и 4 (подготовлены по материалам исследования TABB Group).

Поскольку внебиржевые инструменты, в отличие от биржевых деривативов, заключаются, как правило, на фиксированные сроки, а не на фиксированные даты исполнения, противоположные по направленности идентичные сделки, совершенные последовательно в разные дни, не приводят к взаимозачету позиций (за исключением случаев целенаправленного закрытия (unwind) ранее открытых позиций). Кроме того, заключение внебиржевых сделок с производными инструментами на неполные, отличные от принятых в практике сроки, как правило, происходит на потенциально худших ценовых условиях, так как основной рыночный интерес сосредоточен на полных (стандартных) сроках сделок. Наличие же на внебиржевом рынке большого числа участников с индивидуальными интересами и потребностями приводит к существенной вариации условий заключаемых сделок, что еще больше затрудняет оборачиваемость внебиржевых инструментов и приводит к удержанию открытых позиций до дат их полного истечения. В результате этого, а также из-за существенной длительности внебиржевых контрактов (в частности, процентные свопы заключаются на срок до 30 и даже 50 лет) происходит значительное превышение открытых позиций на внебиржевом рынке над аналогичным показателем биржевого сегмента (рис. 4).

Другой особенностью внебиржевых производных финансовых инструментов является процесс заключения сделок. На первом этапе, непосредственно перед заключением сделок с деривативами, происходит установление бизнес-отношений между контрагентами, в том числе проверка финансового состояния и одобрение контрагента, подписание юридической документации и установление кредитных лимитов. В большинстве случаев договорная база при операциях с производ­ными инструментами базируется на стандартной документации ассоциаций участников рынка, прежде всего ISDA, предусматривающей в том числе примерные условия, включаемые в генеральные соглашения участников рынка. В дополнение к генеральным соглашениям участниками рынка заключаются продуктовые приложения, описывающие основные условия сделок с теми или иными производными. Сами сделки оформляются в виде форм подтверждений, включающих конкретные параметры индивидуальных контрактов. Такая четырех­уровневая структура договорно-правовой базы позволяет ускорить и облегчить заключение однотипных сделок между контрагентами, поскольку основная часть юридических вопросов оговаривается при заключении генерального соглашения. Установление кредитных лимитов на контрагентов может предусматривать совершение трансакций без гарантийного обеспечения в рамках лимита или с гарантийным обеспечением. В последнем случае участники подписывают приложение к генеральному соглашению — соглашение о гарантийном обеспечении (Credit Support Annex).

Следующими шагами по заключению внебиржевых сделок с производными инструментами являются собственно проведение переговоров по параметрам контрактов, финальная верификация условий сделки на уровне бэк-офисов контрагентов и подтверждение сделок. Все перечисленные процессы могут осуществляться по телефону и с использованием бумажных носителей либо через электронные системы. В последнем случае операционные риски контрагентов существенно снижаются. Примерная схема процесса заключения внебиржевых сделок с деривативами представлена на рис. 5.

В традиционном варианте внебиржевой рынок производных финансовых инструментов представляет собой децентрализованную дилерскую модель. Крупные финансовые институты, дилеры внебиржевого рынка, взаимодействуют друг с другом напрямую, в то время как более мелкие финансовые посредники и конечные участники рынка заключают сделки с «первым кругом» участников данного рынка (рис. 6).

Такая структура взаимоотношений между участниками рынка снижает возможности неттинга требований и обязательств по заключенным сделкам, в результате чего в рамках всей системы понижается уровень прозрачности, происходит заполнение кредитных лимитов и повышение рисков контрагентов. При этом внебиржевой сегмент рынка деривативов характеризуется высокой концентрацией объемов заключаемых сделок и открытых позиций на достаточно узкой группе ведущих участников, а сами сделки являются гораздо более крупными, чем на биржевом рынке (в среднем 100 млн долл. против примерно 100 тыс. долл.). Именно последние факты и вызывают наибольшие опасения у регуляторов и экспертов относительно существовавшей модели функционирования внебиржевого рынка деривативов.

В итоге в качестве практических решений в ответ на вызовы, поставленные финансовым кризисом 2007—2008 гг., во избежание рисков, обусловленных непрозрачностью внебиржевого рынка производных, а также с целью общего снижения кредитных рисков в финансовой системе в рамках прошедшего в сентябре 2009 г. Питтсбургского саммита Группы 20-ти (G20), в которую входит и Россия, было предложено до конца 2012 г. обеспечить следующие первоочередные меры:

• заключение наиболее стандартизированных внебиржевых деривативов исключительно через биржи или иные электронные торговые платформы;

• проведение клиринга операций с такими наиболее стандартизированными внебиржевыми деривативами через центрального контрагента;

• предоставление обязательной отчетности по сделкам со всеми внебиржевыми деривативами в специальные инфраструктурные организации — торговые репозитарии;

• применение повышенных требований для участников рынка к резервированию капитала по внебиржевым деривативам, по которым централизованный клиринг не осуществляется.

В ответ на принятые решения G20 зарубежные регуляторы предприняли активные действия по настройке регулирования внебиржевых рынков. В 2010 г. был подписан закон Додда-Франка (Dodd-Frank Act) для американского рынка деривативов, полностью вступающий в силу в 2012 г. В европейском законодательстве в 2011 г. появились новые законы EMIR (European Market Infrastructure Regulation) и MIFID (Markets in Financial Instruments Directive). Несмотря на некоторые незначительные отличия в подходах к регулированию, в США и Европе устанавливаются общие принципы развития инфраструктуры и заключения внебиржевых сделок с производными инструментами. Основные общие черты, определяемые указанными законодательными актами, можно свести к следующему:

• движение в сторону централизованного клиринга внебиржевых продуктов;

• движение в сторону большей стандартизации условий деривативов;

• ужесточение требований к двустороннему клирингу внебиржевых деривативов;

• требование торговли стандартизированными деривативами на электронных площадках, предпочтительно биржах;

• увеличение прозрачности и требований по отчетности по сделкам со всеми внебиржевыми продуктами.

По сути, все четыре основные рекомендации G20 были закреплены в зарубежном законодательстве. При этом изменения коснулись не только регулирования, но и самой инфраструктуры внебиржевого рынка производных инструментов.

Так, торговым репозитарием на рынке кредитных деривативов стала Депозитарно-трастовая и клиринговая компания (Depository Trust & Clearing Corporation, DTCC), планирующая открыть подразделение и для европейского рынка CDS, а также анонсировавшая проекты репозитария для валютных, фондовых и товарных деривативов. На рынке процентных деривативов открыли операции два торговых репозитария: в США им стала компания TriOptima, а в Европе — дочерняя структура BME и Clearstream, получившая название REGIS-TR. Кроме того, есть информация о процессах создания торговых репозитариев в Канаде, Бразилии и некоторых странах Юго-Восточной Азии.

В части централизованного клиринга внебиржевых деривативов пионером выступила Лондонская клиринговая палата (London Clearing House, LCH; ныне — LCH.Clearnet), запустившая еще в 1999 г. проект клиринга через центрального контрагента для процентных свопов — SwapClear. В настоящее время эта клиринговая организация является лидером в области клиринга процентных внебиржевых деривативов, проводя клиринг около 50% всех заключаемых сделок с процентными свопами в мире (открытые позиции по процентным свопам, внесенным в клиринг, составляют около 300 трлн долл.). В свою очередь лидером в области централизованного клиринга CDS в настоящее время является биржевая группа ICE (InterContinental Exchange). Примеры иных структур, осуществляющих централизованный клиринг процентных и кредитных свопов, приведены в таблице.

В заключение необходимо отметить, что на российском рынке внебиржевых производных финансовых инструментов в последние годы серьезно укрепилась законодательно-правовая база, что дало дополнительный импульс для его развития. В феврале 2011 г. в российском законодательстве была сформирована база для появления механизма ликвидационного неттинга для внебиржевых деривативов, отсутствие которого до сих пор является, по сути, последним сдерживающим фактором развития данного рынка. Однако именно этот механизм в ходе его законодательной реализации был увязан с вышеописанными глобальными тенденциями в области регулирования внебиржевого рынка деривативов и, в частности, с созданием в России института торгового репозитария. Это означает, что создание репозитария на российском финансовом рынке будет обеспечивать достижение двух важных целей: предоставление дополнительной защиты для участников рынка в форме ликвидационного неттинга, с одной стороны, и обязательной отчетности по заключаемым внебиржевым сделкам (в текущем варианте проекта приказа ФСФР России — на основании генеральных соглашений) для повышения прозрачности рынка и предоставления возможностей анализа текущих рисков для регуляторов — с другой.

Сочетание данных целей обусловливает и необходимость, и обязанность российской инфраструктуры по скорейшей, но при этом максимально аккуратной реализации института торгового репозитария, а в дальнейшем и института центрального контрагента на рынке ОТС-деривативов.

  • Рейтинг
  • 5
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100