Casual
РЦБ.RU

Специфика и риски корпоративных действий в России

Август 2011

Настоящая статья, подготовленная на основе выступления на прошедшем недавно форуме по ценным бумагам1, посвящена теме корпоративных действий. Когда говорят о корпоративных действиях, всем вроде бы понятно, о чем идет речь. Но задумайтесь на минуту и постарайтесь дать определение этому термину. Скажу вам честно, у меня это сразу не получилось, и тогда я обратилась к Интернету. И обнаружила интересную вещь: помимо отсутствия законодательного определения понятия корпоративных действий, существуют значительные расхождения в его трактовке различными источниками.

Англоязычная «Википедия» дает четкое определение корпоративного действия как события, инициированного публичной компанией и оказывающего влияние на ценные бумаги, выпущенные организацией. Русскоязычная «Википедия» трактует корпоративные действия лишь как мероприятия, осуществляемые юридическими лицами в процессе своей деятельности. Тем не менее, мне кажется, наиболее точным и вместе с тем понятным определение из руководства по Global Custody, которое, как правило, и применяется иностранными инвесторами.

Давайте постараемся разобраться, как же в России устроены корпоративные действия, почему эта сфера представляется наиболее сложной в депозитарной деятельности и несет в себе наибольшее количество рисков.

При этом важно понимать, что корпоративные действия являются и самой чувствительной сферой взаимоотношений участников инфраструктуры и инвесторов, как с точки зрения сохранности информации, так и с позиции обеспечения прав инвесторов.

Что именно можно и нужно считатькорпоративным действием

Начнем с видов корпоративных действий. В классической международной практике корпоративные действия делятся на обязательные, добровольные и обязательные с возможностью выбора. В России последний тип, как правило, отсутствует.

Важно отметить, что сопровождение корпоративных действий не является той услугой, в отношении которой депозитарий может выбирать, будет ли он ее оказывать. Все дело в том, что по закону депозитарий обязан оказывать своему клиенту содействие в реализации прав, закрепленных ценной бумагой. Тем не менее всякое ли предложение с рынка можно считать корпоративным действием?

Наша позиция по данному вопросу основана на том, что согласно общепринятым международным правилам корпоративным действием является любое действие с ценными бумагами компании, за исключением совершения торговых сделок на рынке ценных бумаг. Исходя из этого принципа любое действие, инициированное третьей стороной в отношении всех держателей ценной бумаги и предоставляющее всем держателям ценной бумаги одинаковые права, рассматривается как корпоративное.

Из этого следует, что даже корпоративные действия, которые осуществляются вне рамок Закона «Об акционерных обществах», следует рассматривать как корпоративные действия, которые должен обрабатывать депозитарий. В частности, речь идет о публичных предложениях третьих лиц о приобретении ценных бумаг.

При этом необходимо иметь в виду, что в качестве корпоративных действий можно рассматривать только те предложения о приобретении ценных бумаг, которые соответствуют определенным формальным признакам:

• сведения о них содержатся в публичном источнике информации (пресса, ленты новостных агентств, сайты и пр.);

• предложение исходит от лица, которое указано в качестве покупателя ценных бумаг;

• предложение адресовано всем владельцам ценной бумаги или неопределенной группе владельцев (например, владельцам, не являющимся резидентами США), но не конкретным владельцам;

• условия определяют:

- ценную бумагу, в отношении которой делается предложение о приобретении;

- цену приобретения;

- срок действия предложения о приобретении;

- действия, необходимые для принятия предложения о приобретении;

- порядок осуществления расчетов.

Принимая подобные корпоративные действия к обработке, депозитарий должен четко понимать, что большая часть предложений о приобретении ценных бумаг на рынке не является офертой с точки зрения российского законодательства, т. е. предложением, которое связывает обязательством направившее ее лицо с момента ее получения адресатом и которое не может быть отозвано в течение срока, установленного для акцепта оферты. В случаях, когда корпоративное действие не является офертой согласно Гражданскому кодексу и не подпадает под механизм, определенный Законом «Об акционерных обществах», существует риск неисполнения своих обязательств предполагаемым покупателем ценных бумаг и риск возможных судебных споров. Поэтому депозитарий не может гарантировать исполнения по такому корпоративному действию и может оказывать содействие своим клиентам лишь на best effort basis. Клиент в таком случае будет сам определять, готов ли он принимать риски такого корпоративного действия.

Ключевые факторы риска

Рискам участия/неучастия в корпоративных действиях в России следует уделить особое внимание. Притом что в сложившейся инфраструктуре рынка ценных бумаг определенные риски по корпоративным действиям существуют всегда, их количество и набор зависят не столько от типа корпоративного действия как такового, сколько от других факторов:

• требований к документам для участия;

• наличия или возможности возникновения корпоративного конфликта в отношении определенного эмитента;

• автоматизации и уровня сервиса определенного депозитария.

Данные факторы риска можно назвать ключевыми, поскольку именно они, с нашей точки зрения, являются критическими как в отношении возможности участия инвесторов в определенном корпоративном действии и соблюдения их прав, так и в плане вероятности операционной ошибки при обработке корпоративного действия (оформления документов, соблюдения условий определенного SLA, достаточного количества сотрудников и процессинговой мощности при обработке масштабного корпоративного действия и т. д.).

Такие риски присущи практически всем корпоративным действиям, притом что для участия в них, включая голосование на собраниях акционеров, порой приходится преодолевать значительные расстояния в сжатые сроки и зачастую лично присутствовать на таком мероприятии.

Депозитарии продолжают активно работать в течение всего года, чтобы защитить и гарантировать права инвесторов в области корпоративных действий. Особенно это относится к пикам корпоративных действий, которым из-за специфики российского законодательства присуща весьма ярко выраженная сезонность.

Специфика требований к документам

Отдельно остановимся на специфике требований к документам. К сожалению, на нынешнем этапе мы еще весьма далеки от хотя бы подобия какой-то стандартизации или унифицированного подхода в отношении требуемой документации. У истоков различных требований разные причины. Одна из них заключается в том, что у регистраторов, как правило, выступающих в качестве агентов эмитентов, нет нормативного акта в отношении тех документов, которые нужно запрашивать. Поэтому зачастую они руководствуются основным документом, регулирующим их деятельность, а именно Положением № 27, которое при этом не имеет отношения к корпоративным действиям, а содержит лишь список и требования к документам для открытия лицевого счета в реестре.

Другой причиной является либо бессознательная, либо сознательная избирательность инициатора корпоративного действия в отношении желающих поучаствовать в нем. Говоря о сознательной избирательности, я имею в виду тот факт, что при некоторых корпоративных действиях эмитенты порой весьма недвусмысленно дают понять, кто является для них «желательным» или, наоборот, «нежелательным» участником. Так и получается, что классический кипрский офшор, предоставив свои стандартные 5 документов, может принять участие в корпоративном действии, в то время как «настоящий» иностранный инвестор не имеет такой возможности либо по причине его «ненужности» определенному эмитенту, либо из-за того, что регистратор не может разобраться в нестандартных документах, которые ему предоставляет иностранная организация с не совсем типичной или понятной организационно-правовой формой.

Очевидно, что, помимо соблюдения права на участие в том или ином корпоративном действии, инвесторы хотят, чтобы при выплате дивидендов и других доходов были учтены и налоговые льготы, применимые к соответствующему инвестору в зависимости от страны его инкорпорации. И здесь тоже возникает ряд проблем. Как мы знаем, в России не существует фиксированной даты выплаты. Но и это, как говорится, полбеды, если до момента начала выплат инвестор сможет предоставить действующий сертификат налоговой резидентности за текущий год и получить предварительное освобождение. Если же по какой-то причине он не успел это сделать, то ему (как правило, его депозитарию) в буквальном смысле придется выцарапывать у налоговой инспекции эмитента тот излишне удержанный налог, который уже был уплачен в бюджет.

В определенной степени этот вопрос может решить планирующаяся передача функций налогового агента депозитарию. Притом что здесь тоже может возникнуть ряд подводных камней, главное, чтобы депозитарий мог по своему усмотрению, на основании имеющихся у него документов определять возможность применения пониженной или нулевой ставки для того или другого инвестора.

Взаимодействие между участникамикорпоративных действий

В корпоративных действиях всегда участвуют несколько сторон, между которыми возникает взаимодействие. Следует рассмотреть два основных блока такого взаимодействия: эмитента/регистратора/третьего лица с инвестором (через его номинального держателя) и номинального держателя с самим инвестором (своим клиентом).

Получение и раскрытие информации

Как мы знаем, по закону распространение информации о корпоративных действиях, а также существенных фактах является обязанностью эмитента. Публичные компании обязаны раскрыть существенную корпоративную информацию как минимум через одно из пяти уполномоченных информационных агентств, а также на сайте, определенном эмитентом. Информация является публичной, однако предоставляется только на русском языке.

Стандартной практикой является и рассылка информации по почте. При этом необходимо отметить, что, несмотря на то что в соответствии с Законом «Об акционерных обществах» уведомления должны быть направлены не позднее чем за 20 дней до даты проведения собрания, этот срок не всегда является достаточным для свое­временного получения такого уведомления (не говоря уже о том, что, как правило, номинальный держатель предоставляет свой почтовый адрес для рассылки, а после получения уведомления ему еще необходимо перевести его на английский язык, обработать в формате SWIFT, предназначенном для уведомлений такого рода, и направить клиенту). Таким образом, вполне реальной становится ситуация, когда инвестор либо может вообще не получить необходимую информацию, либо получить ее с опозданием, и в обоих случаях произойдет нарушение его прав.

Соответственно, стандартной рыночной практикой является ситуация, когда депозитарий, не ожидая непосредственного уведомления от эмитента/регистратора, самостоятельно и заблаговременно начинает мониторить различные информационные источники. Очевидно, что это затрудняет и удлиняет поиск и оперативную обработку достоверной информации о предстоящем корпоративном событии, а также добавляет человеческий фактор такому процессу, увеличивая риски ручной обработки.

Что же касается раскрытия информации о собственниках ценных бумаг и способах такого раскрытия, то эта тема несет в себе еще целый ряд проблем и наболевших вопросов. Как известно, депозитарий должен раскрыть информацию о собственниках ценных бумаг регистратору для составления списка на дату закрытия реестра в течение 7 дней. В случае если существует вложенность уровней, вышестоящий депозитарий должен передать требование о раскрытии нижним уровням по цепочке. Но даже и без цепочки номинальных держателей, в отсутствие систем электронного документооборота с регистраторами, номинальные держатели заваливают регистраторов кипами документов на бумажном носителе, вызывая их справедливый гнев и раздражение. Получив год назад очередную порцию упреков от регистраторов, я даже пообещала им исправить ситуацию и перейти хотя бы на «наколеночные» решения по электронизации общения с крупнейшими из них. Рада подтвердить, что мы свое обещание сдержали, частично за счет реализации нами совместно с Национальным расчетным депозитарием полномасштабного проекта по использованию НРД как точки электронного доступа в основные реестры, а частично благодаря установлению точечных взаимоотношений по ЭДО с рядом регистраторов.

Какое ЭДО нам необходимо?

Безусловно, за ЭДО будущее. И все участники рынка все больше осознают неизбежность движения в этом направлении. Но какое это ЭДО? Или: все ли то золото, что блестит?

Мы много в прошлом рассуждали о необходимости стандартизации и унификации подходов к форматам ЭДО и каналов связи. Конечно, для нас как для банковской организации оптимальным было бы взаимодействие по каналам SWIFT, однако мы отдаем себе отчет, что не для всех это решение приемлемо. В частности, у многих регистраторов уже существуют свои системы электронного взаимодействия, и их переход на взаимодействие по SWIFT представляется весьма трудозатратным, дорогим, да и неэффективным. Тем не менее форматы SWIFT и стандарты ISO являются единственными общепризнанными и рекомендуемыми стандартами во всем мире. Именно соответствия им требуют от российских участников рынка и иностранные инвесторы.

Интересным шагом в этом направлении с точки зрения международных наработок и практик могла бы стать возможность использования эмитентами для раскрытия информации о корпоративных действиях языка XBRL (eXtensible Business Reporting Language).

Ну а на данном этапе, наверное, стоит сконцентрироваться на том, чтобы продолжать развивать ЭДО с расчетными депозитариями таким образом, чтобы регистраторы работали с привычными им форматами ПАРТАД, а, к примеру, НРД преобразовывал бы их в форматы SWIFT для взаимодействия с кастодианами.

Помимо всего прочего, не стоит сбрасывать со счетов и новые лицензионные требования в отношении электронного взаимодействия регистраторов и депозитариев, которые в ближайшем будущем окончательно определят структуру наших взаимоотношений.

Особенности взаимодействия с клиентами

Рассмотрим второй блок взаимодействия по корпоративным действиям — между кастодианами и их клиентами.

Конечно, любому инвестору требуется оперативное и достоверное предоставление информации о корпоративных действиях. При этом клиенты не хотят оплачивать ни информационные, ни дополнительные услуги, связанные с обработкой корпоративных действий. Они объясняют это тем, что не считают процессинг корпоративных действий дополнительной услугой, полагая, что их провайдер покрывает все расходы на их обработку, содержание соответствующего штата и т. д. за счет основной комиссии за хранение ценных бумаг. В то же время клиенты настаивают на оперативном предоставлении им информации по корпоративным действиям классическими способами взаимодействия, а именно (если речь идет о финансовых институтах) по SWIFT. Требование оперативности справедливо и объяснимо: при том объеме документов, которые, как правило, следует предоставить (не говоря уже о необходимости осуществления их нотариально заверенного перевода), клиент кастодиана хочет иметь достаточно времени и для оповещения непосредственных инвесторов, и для принятия решения, и для сбора и подготовки всех требуемых документов.

Официальный источник по корпоративным действиям: что ждать в будущем?

Очевидно, что в связи с явным несовершенством учетной инфраструктуры и нормативной базы, а также отсутствием единого официального источника по корпоративным действиям участники рынка серьезно задумываются, как стандартизировать информацию и ее передачу.

Как известно, на данный момент ряд крупнейших информационных агентств транслируют информацию по корпоративным действиям. В то же время существует сайт ФСФР России, на котором эмитенты раскрывают информацию о существенных фактах. Оба расчетных депозитария предоставляют информационные услуги в части корпоративных действий и планируют дальше развивать это направление. Плохо другое: ни один из перечисленных источников не является единым официальным информационным источником и не принимает на себя полную ответственность не только за корректность передачи информации (т. е. трансляции), но и за ее достоверность, полноту и своевременность. Оптимальным вариантом, по нашему мнению, было бы создание официального центра информации на базе будущего центрального депозитария.

Информация из такого единого центра должна содержаться в структурированных сообщениях, которые уже давно стали общепринятой практикой среди серьезных участников рынка. В противном случае не удастся достичь поставленной цели по автоматизации рынка корпоративных действий в России и можно будет надолго забыть про STP в корпоративных действиях.

Рынок и так долго развивался стихийно и устанавливал свои правила, которые, в частности, привели к тому, что некоторые корпоративные действия в России из-за нечеткого регулирования и сложной процедуры действий превратились в кошмар для инвесторов и депозитариев и оставили многое на усмотрение судов, агентов таких событий и участников рынка.

Поэтому крайне важно, чтобы регулятор также пересмотрел свою роль в области контроля и обеспечения условий для нормального течения корпоративных действий.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Анатолий Гавриленко: «Рынок и государстводолжны встретиться»
«Финансовой прессе в нашей стране сложно боротьсяс вызовами времени»
Возможности фондового рынка для привлечения капитала компаниями: взгляд международного регистратора
Специфика и риски корпоративных действий в России
Развитие концепции иностранного номинального держателя
Правильное время для правильных действий: интегрированные решения на рынкеценных бумаг
Рейтинги: сказка со счастливым концом?
Международный опыт электронного учета и оборота ипотечных кредитов
Оценка фондового риска: какие факторы следует учитывать?
Сделки на рынке негосударственных облигационных займов за первое полугодие2011 года
Регулированиефондового рынка: обзор основныхизменений в российском законодательстве
Участники АЦДЕ:ЗАО «ДКК» и НКО ЗАО НРД, Российская Федерация
Новая услуга НРД по расчетному кредитованиюценными бумагами
Новости
События международной инфраструктуры

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100