Casual
РЦБ.RU

«Финансовой прессе в нашей стране сложно боротьсяс вызовами времени»

Август 2011

Состояние рынка принято оценивать по прямым показателям — оборотам или доходности. Но, может быть, о нем лучше судить по косвенным признакам? Например, все чаще стали закрываться, казалось бы, успешные экономические издания. Эксперты уверены: в России нет аудитории, которая хочет читать и готова покупать финансовую аналитику. О перспективах экономических изданий в России мы беседуем с Генеральным директором Инвестиционной компании «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент» Александром Щегловым.

— Александр Николаевич, в последнее время перестали издаваться некоторые деловые издания: «Д-Штрих», «Биржевое обозрение», «Финанс.». До этого закрылся еженедельник SmartMoney. Давно канул в Лету журнал «Финансовый аналитик», о котором уже мало кто помнит. Если рынку не нужны специализированные издания, значит ли это, что его дела в целом идут не так уж хорошо?

— Вы назвали разные типы изданий. Их не стоит смешивать. «Биржевое обозрение» — корпоративное издание. Жить ему или нет, решал владелец, т. е. ММВБ. «Д-Штрих», «Финанс.», SmartMoney — это рыночные издания.

Мы знаем, что кризис переживает сейчас весь рынок печатных изданий. Во всем мире, а не только у нас. Причем, мне кажется, дело не только в том, что активность читателей сместилась в Интернет. Журналистика в принципе ищет новые формы, обсуждается необходимость и насущность мультимедийных форматов. В этих условиях издания, имеющие определенную историю, получают некий запас прочности: у них выработана какая-никакая концепция, есть аудитория, имидж. Но финансовая пресса в нашей стране возникла недавно, ей сложно бороться с вызовами времени. Она не успела создать свою аудиторию, и, кроме того, ее аудитория в принципе не может быть большой, поскольку в России финансовым рынком по определению интересуется мало людей. В результате финансовым изданиям приходится даже труднее, чем другим печатным СМИ.

Журнал SmartMoney, насколько я понимаю, создавался исключительно как еще одна площадка для рекламодателей, поскольку в «Ведомости» реклама не вмещалась1. Соответственно, когда в кризис доходы от рекламы резко упали, то и журнал закрыли.

«Д-Штрих» ориентировался на конкретную целевую аудиторию — людей, инвестирующих в фондовый рынок. Сама по себе идея достойна уважения. Но эта аудитория (по определению очень узкая) просто не могла вытянуть отдельное издание.

«Финанс.» тоже был неплох. Но, с моей точки зрения, в его концепции присутствовал некоторый снобизм: дескать, журнал делается профессионалами для профессионалов. Там было много статистических данных, аналитических обзоров рынка и тому подобных материалов, достаточно специализированных. Мне кажется, рыночное издание, пусть даже финансовое, должно ориентироваться на более широкую аудиторию. Узкое позиционирование погубило «Финанс.» в смысле рекламы: возможный рекламодатель-финансист не верил, что такое издание могут читать потенциальные потребители финансовых услуг.

Проблема большинства печатных изданий состоит в том, что они существуют за счет рекламного трафика и, соответственно, пытаются угодить запросам рекламодателей. А правильно — ориентироваться на подписчиков, даже если это нарушает «формат» делового издания. Для этого надо писать не только о финансах, но и о бизнесе в целом, а главное — о роли конкретных людей в бизнесе. По такой модели работает журнал Forbes. В основе его издательской матрицы — истории успеха, причем красиво оформленные. Мне кажется, это правильная модель. Издание для широкой публики должно быть частично глянцевым, хотя бы в плане дизайна.

В целом аудитория, способная интересоваться финансовыми изданиями, невелика. Самые популярные деловые газеты — «Ведомости» и «Коммерсантъ» — пишут не только о финансах. В них масса материалов о других бизнесах, к тому же есть и рубрики о культуре, спорте, политике и т. д.

Подчеркну: надо четко понимать, что в России рынок потребителей финансовой информации, и даже потребителей деловой информации, очень мал. Мы еще не созрели для того, чтобы делать финансовое издание по полной программе. Тем более что печатным СМИ приходится активно конкурировать с интернет-изданиями, которым они по определению проигрывают и по скорости подачи информации, и по ее стоимости. Типографские расходы, насколько я понимаю, съедают значительную часть бюджета печатных изданий.

— Так нужны ли финансистам финансовые издания?

— Существуют узкоспециализированные малотиражные издания. Например, тот же «Депозитариум». Сам факт, что они существуют, означает, что они нужны. Но вот у чисто финансовых изданий, которые хотят выходить на широкую аудиторию, в том числе непрофессиональную, мне кажется, пока нет шанса быть прибыльным бизнесом. Если говорить о заметных тиражах, то тут жизнеспособным может быть лишь деловое издание с финансовым блоком.

Группа «Эксперт», как видим, отказалась от издания биржевого, по сути, журнала «Д-Штрих» — просто включила фондовую тематику в основной журнал. И это правильное, судя по всему, решение.

— Практически все узкоспециализированные журналы финансируются не рынком, а определенной организацией. И мы видим, что число таких изданий увеличивается. Существует журнал Troiker, издаваемый «Тройкой Диалог», стал выходить неплохой журнал «Инвестиции», выпускаемый Группой компаний «Велес Капитал». Не похоже ли это на тренд? Финансовые компании начинают создавать свои каналы выхода к читателю и потребителю, причем в формате, который нужен именно им.

— Как всегда в России, проблема в том, что много нерыночной конкуренции. Все участники фондового рынка ждут массового прихода инвесторов, ради этой цели они готовы создавать структуры, не приносящие прибыль. Но рано или поздно их стремление инвестировать в проекты, которые не приносят отдачи, заканчивается. Оно может, конечно, и не закончиться, но опять же по сугубо внутренним причинам. «Д-Штрих» закрыли, а, например, F&O издается. Но что это доказывает? И так понятно, что у РТС больше денег и, главное, больше желания, чем у Группы «Эксперт», развивать финансовую журналистику, не думая о прибыли. Все же для «Эксперта» журналистика — основной бизнес, который должен приносить прибыль, а для РТС — расход по статье PR.

— Это доказывает, что здесь и сейчас невозможно делать издание о финансовом рынке, которое могло бы существовать по рыночной модели. Если журнал нужен, то ему необходимо внешнее финансирование. И в этом нет ничего плохого. Такое издание вполне может быть интересным, если спонсор не будет вмешиваться в редакционную политику, а просто обозначит правила игры.

— Из этого правила есть исключение. Существуют окупаемые издания с чисто финансовой тематикой — это журналы для бухгалтеров. У них большой тираж, очень дешевая редакция, контент чисто технический. Такая модель жизнеспособна, и такие издания нормально существуют.

Возможно, хотя сомнительно, что корпоративное издание тоже могло бы окупаться. Но тогда ему понадобился бы элемент глянца. И гламура. Или оно будет вынуждено эволюционировать в сторону event-агентства, устраивать различные мероприятия, конференции, порталы и т. д., зарабатывая на этом. Мы видим, что у «Ведомостей» существует целое направление такого рода, хотя, казалось бы, уж они-то могли бы прожить на деньги от продаж тиража, подписки и рекламы. Но event-агентство — это уже не СМИ, а структура, которая работает с профессиональной средой другими методами. Это не журналистика.

— В таком случае по каким принципам должно развиваться корпоративное издание?

— Политика издания — достаточно трудный вопрос. Следует понимать, что в данном случае придется удовлетворять интересы достаточно узкой аудитории. Поэтому для начала было бы неплохо изучить ее интересы.

Если говорить конкретно об аудитории «Депозитариума», то необходимо признать, что люди, работающие в депозитарной инфраструктуре, составляют достаточно закрытую и немногочисленную группу. Фактически это несколько тысяч человек. Сказать точно, что именно им нужно в смысле контента, довольно трудно. Это надо исследовать. Люди известны, достучаться до них можно. Соответственно, надо замерять их предпочтения и смотреть на результат.

Могу предположить, что треть журнала, ориентированного на эту аудиторию, должна быть посвящена узкопрофессиональным темам. Еще одна треть должна быть отдана самим людям сообщества, которые должны что-то рассказывать, комментировать важные в профессиональном плане темы или значимые для всей страны события и т. д. Причем хотелось бы, чтобы эти комментарии были интересными. Последнюю треть должны составлять обзоры мероприятий. Надо устраивать конференции, какие-то неформальные встречи, а потом их освещать. И каждый раз опрашивать аудиторию, насколько интересен тот или иной материал.

Возможно, надо дополнительно иметь интернет-представительство журнала: форумы, возможности быстрого широкого обсуждения. Очень важно найти людей, которые будут в этом активно участвовать.

Например, НРД претендует на роль центрального депозитария. Так почему бы не опросить участников рынка, будут ли они рекомендовать НРД своим клиентам в качестве ЦД? Считает ли профессиональная среда, что НРД адекватен такому статусу?

Смысл журнала — влиять на профессиональную среду. Поэтому для него важен маркетинг: не только найти свою аудиторию, но и постоянно интересоваться ее мнением. Без маркетинга здесь не обойтись.

— Нужны ли такому журналу истории успеха?

— Из-за немногочисленности самой среды личная составляющая крайне важна. Но не уверен, что это должна быть история успеха. Во всяком случае не факт, что публикации такого рода должны появляться в профессиональном журнале. История успеха — это жанр, рассчитанный как раз на широкую аудиторию. В профессиональной среде его позиционировать не стоит. В ней не все отнесутся к чужим успехам однозначно. Да и личность, о которой пишут, должна быть публичной, ну хотя бы в какой-то степени. Кроме того, не все люди, добившиеся успеха, хотят рассказывать о том, как именно они его достигли.

— Но ведь не все заработали деньги на схемах. Есть люди, которые сначала занимались ваучерами, потом стали работать с физическими лицами.

— На физлицах на фондовом рынке, уверяю вас, много не заработаешь. Если мы говорим о ретейле, а не о единичных состоятельных клиентах. В принципе есть два источника заработка. Первый — собственные операции. Но это рискованный путь: вспомним судьбу компаний «Тантьема» или «Антанта Капитал». Можно составить длинный список компаний, погибших на этом пути. Второй вариант — это, извините, доступ к государственным средствам или к средствам крупных корпораций, как правило, в нашей стране тоже окологосударственных. Тоже достаточно доходный и притом менее рискованный способ заработка. Правда, в этом процессе присутствуют политические риски. Вспомним компанию «АВК». Так что если говорить о крупных участниках фондового рынка, то они в основном зарабатывали двумя этими способами. А сделки с корпоративными финансами или работа в ретейле — чаще маркетинговая оболочка или работа на будущее.

— Кстати, о сочетании государственных и частных подходов. Недавно, как Вы знаете, Сбербанк купил независимую компанию «Тройка Диалог». Каким образом, с Вашей точки зрения, могут быть интегрированы эти столь разные бизнесы? Всем известно, что главным активом «Тройки Диалог» является Рубен Варданян. Но ведь Варданяна нельзя купить?

— Во-первых, Сбербанк это уже сделал: ведь он нанял Варданяна на три года. Можно считать, купил. Кроме того, весь коллектив компании «Тройка Диалог» тоже перешел на работу в Сбербанк, а ведь стратегии, задуманные лидером, воплощает в жизнь именно коллектив. Так что не вижу никаких проблем с интеграцией. Будет бизнес «Тройки» реально встраиваться в бизнес Сбербанка или же он будет существовать с известной степенью самостоятельности, никто пока не знает.

Мы сейчас наблюдаем экспансию крупных банков с государственным участием в область инвестиционного банкинга. Это можно сделать по-разному. «ВТБ Капитал» просто пригласил звезд к себе на работу. Можно пойти иным путем: купить компанию. Это не принципиально. Важны совсем другие вещи.

Я согласен с тем, что инвестиционный бизнес — это в первую очередь люди и отношения. Можно купить людей, а можно — готовый бизнес. Но на самом деле готовый бизнес — это тоже люди. Так что оба варианта равноценны. Важно, чтобы эти люди остались.

Одна из основных проблем крупных банков состоит в том, что у них очень сложная система принятия решений и согласований. Инвестбанкинг более динамичен. Как именно одно может быть встроено в другое — вопрос конкретных менеджерских решений.

— Поговаривают, что оба гиганта — и Сбербанк, и ВТБ — подумывают о покупке зарубежных активов. Это правильно?

— Для больших банков, таких как ВТБ и Сбербанк, решение о покупке иностранных банков с большой сетью неизбежно, потому что финансовый рынок глобален. Если банк претендует на лидерство, он должен выходить на мировые рынки. Основная проблема российских банков состоит именно в том, что они локальны. Это серьезно подрывает их возможности развития. Выход в мир нужен им как кислород, другое дело, что в мир не особо пускают.

Регуляторы, можно утверждать с большой долей вероятности, не бросятся одобрять такого рода сделки. Европейским банкам они их одобряли, а российским вряд ли захотят.

Продать Сбербанку какой-то актив означает для европейца его продажу российскому государству. Необходимость выхода государства из управления Сбербанком и ВТБ во многом состоит именно в этом. Не будет никакой международной экспансии российских банков, пока они контролируются государством. А крупному институту для нормального развития необходимо быть международным, иначе он неконкурентоспособен.

Есть и еще одна проблема: иностранные банки не могут открывать филиалы в России. Но эта ситуация не будет продолжаться бесконечно. Рано или поздно российское государство вынуждено будет разрешить филиалы. Значит, надо вырастить какую-то конкурентную среду. Пока что ни Сбербанк, ни ВТБ, при всей их мощи, не могут конкурировать с глобальными банками. Поэтому они должны проводить экспансию за пределы страны.

Государство же должно выходить из потенциально рыночных институтов и помогать им в трудную минуту через регулирование. Причем регулирование должно быть равным для всех.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Анатолий Гавриленко: «Рынок и государстводолжны встретиться»
«Финансовой прессе в нашей стране сложно боротьсяс вызовами времени»
Возможности фондового рынка для привлечения капитала компаниями: взгляд международного регистратора
Специфика и риски корпоративных действий в России
Развитие концепции иностранного номинального держателя
Правильное время для правильных действий: интегрированные решения на рынкеценных бумаг
Рейтинги: сказка со счастливым концом?
Международный опыт электронного учета и оборота ипотечных кредитов
Оценка фондового риска: какие факторы следует учитывать?
Сделки на рынке негосударственных облигационных займов за первое полугодие2011 года
Регулированиефондового рынка: обзор основныхизменений в российском законодательстве
Участники АЦДЕ:ЗАО «ДКК» и НКО ЗАО НРД, Российская Федерация
Новая услуга НРД по расчетному кредитованиюценными бумагами
Новости
События международной инфраструктуры

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100