Casual
РЦБ.RU

Анатолий Гавриленко: «Рынок и государстводолжны встретиться»

Август 2011

Глава Наблюдательного совета Группы компаний «АЛОР» Анатолий Гавриленко рассказывает журналу «Депозитариум» о том, какие процессы могли бы способствовать развитию отечественного рынка ценных бумаг и почему важно наладить взаимопонимание между рынком и государством.

— Анатолий Григорьевич, зачем и о чем Вы писали Первому заместителю Председателя Правительства Российской Федерации Игорю Шувалову? В чем смысл Вашей переписки?

— Перепиской это назвать сложно. Идея написать г-ну Шувалову письмо возникла после моего участия в Петербургском международном экономическом форуме. В рамках этого мероприятия проводилась сессия, посвященная формированию в Москве международного финансового центра («Создание международного финансового центра. Взаимодействие в рамках СНГ, ЕврАзЭС и Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС». — Примеч. ред.).

На мой взгляд, встреча эта проходила не очень интересно. Те участники, которым была дана возможность выступить, представляли в основном государственные структуры — Правительство РФ, Федеральную службу по финансовым рынкам, Правительство Москвы и т. д. Модератором дискуссии выступил Юрий Соловьев, Первый заместитель Президента — Председателя Правления Банка ВТБ. Но ведь «ВТБ Капитал» — тоже практически государственное учреждение. Пожалуй, единственным человеком рынка на мероприятии был Президент Московской межбанковской валютной биржи Рубен Аганбегян. Правда, Шувалов сказал, что свое место в обсуждении он готов отдать представителю рынка. Но сессия в результате получилась такой, какой получилась.

Мы долго слушали доклад и. о. Генерального директора NASDAQ OMX Armenia Карена Закаряна о прекрасной работе армянской биржи, а также Зампреда Национального банка Республики Казахстан Данияра Акишева о перспективах финансового центра в Казахстане. Само по себе это, возможно, чрезвычайно интересно, но к вопросу построения МФЦ в Москве имеет очень отдаленное отношение.

Я был бы благодарен коллегам из Казахстана и Армении, если бы они не только рассказали об опыте своих республик, но также предложили обсудить, каким способом можно обеспечить создание единого биржевого, депозитарного и клирингового пространства СНГ — ЕврАзЭС. Это было бы красиво, тем более что все сейчас идет в этом направлении: заключен Таможенный союз, предполагается создание в будущем единого надзорного органа для ряда финансовых рынков на постсоветском пространстве, обсуждаются возможности свободного перемещения капитала и т. д. Если эти начинания будут успешными, к ним, скорее всего, захотят присоединиться другие страны.

Тренд интеграции налицо. И если бы дискуссия повернулась в такую сторону, это можно было бы только приветствовать. К сожалению, каждый спикер лишь механически читал свои доклады, согласованные непонятно с кем.

Когда я спросил, могу ли выступить, мне ответили: «Нельзя». А ведь, открывая форум, Президент Медведев и Министр экономического развития Набиуллина призывали нас к дискуссиям.

После того как все спикеры, включенные в повестку дня, выступили, присутствовавшим все-таки разрешили задавать вопросы. У меня их было несколько. Сначала я спросил, будет ли вводиться в правовое поле рынок FOREX, потому что это важно. И Панкин, Руководитель ФСФР, долго и содержательно отвечал. Потом я спросил, не пора ли нашему уважаемому президенту, который успел по поводу создания МФЦ пообщаться с представителями всех деловых структур мира, встретиться наконец и с представителями отечественного рынка? Шувалов ответил, что это не совсем точно, что президент общается с представителями российского фондового рынка. Я не стал с ним спорить, хотя считаю, что если Дмитрий Анатольевич встречается с отдельными представителями конкретных компаний, то это еще не является общением с рынком в целом.

Рынок — это определенное количество представителей наиболее крупных и успешных брокерских домов, инвестиционных, управляющих, страховых компаний. Ведь именно этим структурам потом придется работать в международном финансовом центре.

Но я не стал устраивать дискуссию. Тем более Шувалов добавил, что в тот же день передаст мое предложение президенту. Я подождал, но никакого продолжения не последовало. Вот я и написал г-ну Шувалову письмо с целью напомнить о его обещании. Теперь жду ответа.

Кроме того, как участник форума я написал письмо Набиуллиной, где предложил немного разбюрократизировать работу оргкомитета этого мероприятия, ввести в его состав участников рынка и создать рабочие группы по подготовке определенных направлений. Чтобы повестку главного экономического форума готовил сам рынок, а не чиновники. По моему мнению, на следующей стадии руководители рабочих групп должны войти в состав президиума оргкомитета, а уж президиум будет решать действительно важные вопросы.

Может быть, в рамках МПЭФ также имело бы смысл организовать свободную трибуну для участников рынка, чтобы выступить там могли все, кому есть что сказать. А самые интересные выступления потом можно было бы опубликовать.

Еще одна тема — чтобы участник форума, оплативший участие в нем (кстати, оно стоит 118 тыс. руб.), имел право выступить, скажем, в пределах трех минут. На любой секции, которую он выберет. Почему это нельзя, если человек заплатил? Если теперешняя цена — это слишком дешево за три минуты выступления, то можно ее поднять. Но каждый участник, как мне кажется, должен иметь право высказаться. Или отдать свои три минуты тому человеку, мнение которого он хочет услышать.

Нынешний оргкомитет по своему составу — сплошные чиновники. Мне это правильным не кажется. Я считаю, что в подобных мероприятиях должны также участвовать бизнесмены.

Вот история моего письма Шувалову.

— Г-н Шувалов обязан ответить?

— Обязан, в месячный срок. Я все опубликую на своем сайте. Мне от народа скрывать нечего.

— Инвестсообщество очень интересуется деятельностью рабочей группы по созданию МФЦ под руководством Александра Волошина. Как Вы считаете, достаточно ли освещается этот процесс (имеются в виду публичные источники)? И что там вообще происходит?

— Создание МФЦ — это волюнтаристское решение руководства страны. Я таких предложений за свою жизнь видел несколько. Например, в свое время генсек Хрущев распорядился активно разводить в России кукурузу. А также догнать Америку по производству мяса и молока. Эти решения были правильными по идеологии, но их не продумали ни по срокам, ни по методам выполнения. Недобросовестные чиновники не могли или не хотели скорректировать эти идеи, так сказать, подвести под них практический фундамент.

Но каждый раз такое предложение имело очень сильные позитивные последствия. Результат не был нулевым, происходило реальное продвижение страны вперед.

То же самое с МФЦ. Слово сказано. Создание международного финансового центра, с моей точки зрения, тоже может стать драйвером для нашего рынка. Это очень правильное и интересное предложение. Хотя вряд ли можно согласиться с оценкой, что мы действительно прошли уже половину пути к его созданию.

Назначение на должность руководителя проекта строительства МФЦ такого умного и грамотного человека, как Волошин, — это сильный ход. Он создавал комиссии по очень демократической процедуре, и в результате в процессе смогли принять участие все, кто хотел. С одной стороны, это отлично. Но, с другой стороны, теперь рабочие группы работают без жесткого регламента. Обсуждаются в основном юридические вопросы. План работы уязвим для критики, многие его позиции на сегодня еще не выполнены. Перед рынком, перед финансовой общественностью никто не отчитывался. Итоги выполнения плана не подведены.

То есть работа вроде бы ведется. Но, с одной стороны, информации о ней мало (в том числе на сайте комиссии). С другой стороны, так как люди не понимают, что должно быть на выходе, то рассматривают работу в комиссии как возможность реализовать свои идеи. Помогает ли это созданию МФЦ? Считаю, что да. Но не радикально.

При этом создание МФЦ в Москве — это идея ограниченных возможностей. В стране восемь часовых поясов, и из Владивостока, скажем, в таком центре работать будет нельзя.

Сергей Нарышкин, Руководитель Администрации Президента РФ, говорил на Байкальском экономическом форуме, что международный финансовый центр должен создаваться в России не только на уровне Москвы, но одновременно и в других крупных городах страны. Это будет способствовать более равномерному распределению финансовых ресурсов, поможет переходу регионов на инновационный путь развития. Это правильный подход.

Должны быть созданы межрегиональные финансовые центры, виртуально объединенные в своего рода сеть. Не только в Москве, но и в Сибири, на Дальнем Востоке, на Урале, в Петербурге.

Может быть, имеет смысл создавать объединенную структуру такого типа с Испанией, почему нет? Исторически мы близки, у нас неплохие дипломатические отношения, Испания экономически не так сильна, как Германия или Франция, и заинтересована в союзниках. Через Испанию можно было бы получить доступ в Латинскую Америку.

Но, допустим, сейчас такую идею реализовать невозможно. Но уж вовлечь в процесс создания МФЦ Беларусь, Казахстан, а возможно, Украину и еще какие-то страны СНГ точно имело бы смысл.

Игнорировать в этом деле Беларусь и Казахстан и политически, и экономически неверно. Собственно, Казахстан у себя МФЦ уже построил, но он не очень востребован. Есть опасения, что не бросятся инвесторы и в московский МФЦ. А вот если бы удалось объединить усилия, это точно укрепило бы наши позиции. Такой финансовый центр был бы гораздо интереснее для любых наших партнеров. А можно пригласить и другие страны. Надо только суметь договориться.

То, что мы позволяем славянам уходить на Запад, — огромная ошибка. И экономическая, и политическая. На уровне рынка можно преодолеть фобии, можно договориться. Выгода — сильный аргумент. Пусть только государство нам об этом скажет. Если в государственном масштабе участникам фондового рынка поставят задачу наладить рыночные отношения с постсоветскими странами, мы наладим. Надо только, чтобы участникам рынка давали возможность напрямую общаться с первыми лицами государства. У нас много толковых, крупных, грамотных специалистов. Потому что люди, составляющие окружение президента, не всегда владеют рыночными реалиями. Иначе чем можно объяснить тот, например, факт, что при визите президента России на биржу Гонконга некоторые чиновники сожалели о трудностях, с которыми сталкиваются российские компании, желающие разместить акции на этой площадке. Помилуйте, но зачем российским производителям идти на IPO в Гонконге? Разве у нас нет своей биржи?

— Какие конкретные преимущества может получить Россия от создания МФЦ?

— Мы могли бы достаточно серьезно упорядочить свое законодательство о рынке ценных бумаг, максимально приблизив его к западному, сделав логичным, понятным и удобным. Одно из возможных последствий такой юридической работы — наш рынок мог бы стать более удобным для инвестора, как отечественного, так и западного, а также восточного — словом, для любого. Это во-первых.

Во-вторых, мы могли бы продвинуться в понимании этого рынка властями. Сегодня руководство страны не так уж полно представляет возможности фондового рынка. Это сложная тема, а у рынка короткая история, так что проект МФЦ облегчил бы путь рынка и государства навстречу друг другу.

Далее, проект МФЦ может упорядочить инфраструктуру рынка. Мы бы не только наконец создали центральный депозитарий, необходимость в котором давно перезрела, но и смогли бы в нужном качестве сформировать необходимые рынку общественные институты. Сегодня финансовым рынком руководит огромное количество чиновников, а люди рынка не имеют инструментов обратного влияния.

Понадобится создавать и организации по защите потребителей финансовых услуг. Рынок FOREX, который мы все время ругали за отсутствие регулирования, уже создал первый компенсационный фонд. А у нас такого фонда нет. Ни НАУФОР, ни ПАРТАД не имеют ничего подобного. Конечно же, следует развиваться в этом направлении.

Кроме того, я очень надеюсь, что создание МФЦ наконец даст импульс гораздо более активному привлечению на фондовый рынок нашего отечественного инвестора. Негоже отдавать предпочтение западному инвестору, и разговоры о том, что в России якобы денег нет, лично меня не убеждают. Мы себя просто обманываем. Те якобы западные деньги, которые приходят в нашу страну, в значительной степени являются деньгами российскими. А незначительная часть инвестиций действительно западного происхождения имеет чрезвычайно спекулятивную природу. Они очень горячие и при любом дуновении моментально исчезают из страны, попутно разрушая финансовую систему. Мне кажется, что все истории кризисов двух последних десятилетий подтверждают мою оценку.

Помимо этого, я считаю, что МФЦ поможет привлекать в этот сектор экономики квалифицированные и талантливые научные кадры. Рынок ценных бумаг — весьма наукоемкий сектор. Алгоритмическая торговля, создание различных видов софта и т. д. — все это способно давать работу одаренным ученым. Мы ведь знаем, что в нашей отрасли занято много выходцев из самых престижных физико-математических вузов, но сейчас они вынуждены заниматься предпринимательской работой, чтобы выжить. Надо дать таким людям шанс также продвигать вперед и науку.

За наукой возникнет вопрос об улучшении специального образования. Рынок не в состоянии это сделать в одиночку, нужен четкий посыл со стороны государства. Если государство скажет, чиновники придут к нам разговаривать. По-другому этот механизм сегодня не работает.

— Как Вы оцениваете работу бизнес-школы в Сколково? Она ведь ориентирована именно на то, чтобы поставлять рынку квалифицированные кадры в области финансового менеджмента?

— На каком-то мероприятии я видел лозунг «Уехать, чтобы вернуться». Мне показалось, что это неплохо описывает модель Сколково. Выпускники этого учебного заведения мотивированы на то, чтобы уехать из страны. Предполагается, что, посмотрев мир и набравшись опыта, они вернутся домой. Но вернутся ли они на самом деле — большой вопрос. Ведь когда человек откуда-то уезжает, он куда-то и приезжает. В месте прибытия он женится, заводит детей, привыкает, получает Нобелевскую премию, становится американцем — и в итоге остается. А мы потом умиляемся тому, что этот человек родился в Одессе или закончил МФТИ. Так что получается странная модель. Как если бы человека призывали начать употреблять алкоголь, чтобы потом он продемонстрировал силу воли, отказавшись от этой привычки.

И я боюсь, что Сколково может превратиться в большой пылесос, который будет собирать лучших людей, лучшие идеи, лучшие руки и мозги, а затем их получат те транснациональные компании, которые туда пришли, а не Россия, потому что крупных российских компаний я там не вижу.

— Вы говорили о создании региональных или межрегиональных финансовых центров, в том числе национальных. Как это можно сделать?

— Это делать не просто можно, а нужно. Необходимо! Я относительно недавно вернулся из Уфы. Это прекрасный город, с продвинутым населением, которое хочет жить и работать по-новому. Я встречался там с участниками фондового рынка: они видят, как следует развиваться. Их волнует, что большинство компаний на рынке стало кэптивными, после того как регулятор ужесточил требования к размеру собственных средств.

Республика Башкортостан, с моей точки зрения, имеет право и на собственный фондовый индекс, и на собственную финансовую политику, и на создание республиканского центра исламского банкинга. Потом эта «национальная» структура могла бы стать органичной частью МФЦ, но с известной долей автономности.

— Какие еще точки роста могут быть в России, помимо Башкортостана?

— Дальний Восток. Почему бы не привлечь китайское население, так любящее инвестировать, на российский фондовый рынок? Просто надо создать условия для китайского инвестора, предложить ему хорошие продукты и, возможно, сервисы на китайском языке. Это позволит привлечь ресурсы и дать работу тем специалистам, которые сегодня вынуждены уезжать из региона из-за отсутствия рабочих мест.

— Как Вы оцениваете нынешнее состояние рынка IPO, а также работу площадки для инновационных инвестиций (РИИ ММВБ)?

— В целом про IPO. Многие размещения были отложены из-за неважной конъюнктуры. Но такие вещи каждая компания решает самостоятельно.

Меня гораздо больше удручает тот факт, что государство позволяет нашим компаниям уходить за границу и размещаться на иностранных биржах.

В целом я против административных запретов, они плохо сказываются на рынке. Но все же следует через советы директоров рассказывать руководству потенциальных эмитентов о национальных приоритетах.

Почему даже государственные компании уходят с отечественного рынка? Говорят, здесь они привлекут меньше денег. Но всегда ли этот довод работает? Почему же тогда руководство страны продолжает поддерживать отечественный автопром? Ведь вкладывать в производство «мерседеса» гораздо выгоднее.

Неужели финансовый рынок менее важен для нацио­­нального суверенитета, нежели автомобильный? Креативный, большой и богатый внутренний финансовый рынок может принести не меньше дохода, чем производство средств передвижения, уверяю вас.

А что касается РИИ, то за два года на этом рынке произошло 13 размещений. Это чрезвычайно мало. Должна быть создана инфраструктура не только размещений, но и выращивания венчурных компаний. Для этого тоже нужны идеи и деньги. И весь этот механизм должен работать в более активном режиме.

— Какие темпы выхода инновационных компаний Вы считаете удовлетворительными?

— За год — порядка 100 компаний. У нас огромный потенциал в регионах. Но для того, чтобы потенциальные эмитенты получали информацию о возможностях РИИ, надо подключать к процессу Торгово-промышленную палату, региональные администрации, региональные профсообщества. Потому что региональные предприятия о возможностях рынка ценных бумаг и венчурного инвестирования не знают.

Именно в регионах могут появиться в результате сотрудничества новые Кулибины и Черепановы. Потому что там они сидят без денег, но с проектами. А Москва задыхается от денег. Именно поэтому я поддерживаю создание Агентства стратегических инициатив.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Анатолий Гавриленко: «Рынок и государстводолжны встретиться»
«Финансовой прессе в нашей стране сложно боротьсяс вызовами времени»
Возможности фондового рынка для привлечения капитала компаниями: взгляд международного регистратора
Специфика и риски корпоративных действий в России
Развитие концепции иностранного номинального держателя
Правильное время для правильных действий: интегрированные решения на рынкеценных бумаг
Рейтинги: сказка со счастливым концом?
Международный опыт электронного учета и оборота ипотечных кредитов
Оценка фондового риска: какие факторы следует учитывать?
Сделки на рынке негосударственных облигационных займов за первое полугодие2011 года
Регулированиефондового рынка: обзор основныхизменений в российском законодательстве
Участники АЦДЕ:ЗАО «ДКК» и НКО ЗАО НРД, Российская Федерация
Новая услуга НРД по расчетному кредитованиюценными бумагами
Новости
События международной инфраструктуры

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100