РЦБ.RU

Призракдокумента

Март 2011

Пока рыночное сообщество увлеченно обсуждает проблемы построения МФЦ в стремлении заложить собственный кирпичик в фундамент будущего здания, один из краеугольных камней может невзначай выпасть из этого фундамента.

В тексте изменений в первую часть Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), размещенном на сайте Центра частного права при Президенте РФ, указаны изменения в ст. 128. В частности, в данную статью внесена часть вторая следующего содержания: «К безналичным денежным средствам и бездокументарным ценным бумагам применяются правила об обязательствах, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа названных объектов гражданских прав».

Казалось бы, эта тема из давно ушедших 90-х, когда дискуссии о природе бездокументарных1 ценных бумаг велись особенно ожесточенно2. Итогом этих дискуссий стало решительное размежевание господствующей в доктрине российского гражданского законодательства точки зрения, что безналичные ценные бумаги не могут являться объектом вещных прав, и специального законодательства, а также сложившейся правоприменительной практики, безусловно признающих такие ценные бумаги объектами права собственности и иных вещных прав. Более того, и нормы ГК РФ в действующей редакции сформулированы достаточно аккуратно для того, чтобы позволить сосуществовать этим антагонистическим точкам зрения каждой в своей нише.

Пикантность ситуации в том, что из «живых» документарных ценных бумаг на рынке обращаются, по сути, только векселя. При этом наиболее значимые для рынка виды ценных бумаг — акции и облигации — безналичные. Первые имеют бездокументарную форму выпуска и не могут выпускаться в виде документов, а облигации, как государственные, так и корпоративные, имеют документарную форму выпуска с обязательным централизованным хранением (т. е. с момента размещения обращаются в виде записей по счетам депо). Изменение ст. 128 ГК РФ с целью включения в нее господствующего в гражданско-правовой доктрине взгляда на бездокументарные ценные бумаги как объект обязательственных, а не вещных прав будет иметь существенный негативный эффект для гражданского оборота по следующим обстоятельствам.

1. Включение такого положения значительно усложнит достижение поставленной Президентом РФ и Правительством РФ цели формирования в России международного финансового центра. Существенным элементом формирования МФЦ является создание адекватной правовой среды, прозрачной и понятной для иностранного инвестора, международных расчетно-клиринговых организаций, центральных депозитариев, кастодианов.

Обеспечение в национальных юрисдикциях наличия бездокументарной формы ценных бумаг (или их иммобилизации с целью изменения наличной формы (документа) на запись по счету депо) является одним из требований к созданию систем расчетов по сделкам с ценными бумагами, отраженным в ряде документов Международного банка расчетов, Комитета по платежным и расчетным системам, IOSCO. При этом ценные бумаги рассматриваются как объект права собственности. Например, в докладе Международного банка расчетов «Оценка систем расчетов по сделкам с ценными бумагами в присоединяющихся государствах» (январь 2004 г.) указывается ряд стандартов, которым должны соответствовать системы расчетов по сделкам с ценными бумагами. Отмечено, в частности, что для выполнения Стандарта 1 «Правовая стабильность» право собственности бенефициара на ценные бумаги должно иметь имущественный характер, т. е. быть обеспеченным правовой санкцией не только в отношениях между сторонами (inter partes), но и в отношении третьего лица (erga omnes). В докладе обозначено, что почти все оцениваемые системы являются системами прямого владения, т. е. права на ценные бумаги существуют в бездокументарной или иммобилизованной форме в виде бухгалтерских записей в электронной системе. Некоторые также выполняют нотариальные функции. В ряде случаев существует юридическая неопределенность в отношении того, какая запись, к примеру, в случае неудачной сверки дает окончательное юридическое подтверждение права собственности.

2. Предлагаемая конструкция бездокументарных ценных бумаг как объектов обязательственных прав не основана на опыте других стран с континентальной системой права. Регулирование бездокументарных ценных бумаг, обращаемых в виде записей по счетам депо, признается в странах с континентальной системой права, в том числе в Германии (с господствующей моделью хранения глобального сертификата, оформляющего весь выпуск и не содержащего всех требуемых реквизитов именных ценных бумаг (в том числе имени владельцев), иммобилизованного при выпуске с последующим обращением ценных бумаг в виде записей по счетам депо). Предлагаемая конструкция не проистекает также из норм римского частного права.

3. Существующая правоприменительная, в частности судебная, практика свидетельствует о повсеместном признании бездокументарных ценных бумаг объектом права собственности, в том числе применении к спорам с такими бумагами норм, характерных для документарных ценных бумаг (например, ограничение виндикации). Таким образом, закрепление в законодательстве господствующей теоретической точки зрения может повлечь за собой революционные изменения правоприменительной практики. Это внесет хаос в гражданский оборот, поскольку предлагаемая конструкция обязательственной природы ценных бумаг оставляет открытым ряд теоретических вопросов и ставит под сомнение двойственную природу ценной бумаги (права «из» и права «на»): идет ли речь только о правах, вытекающих из бездокументарных ценных бумаг, или о каких-то обязательственных правах, возникающих из обязательственных правоотношений между правообладателем с одной стороны и реестродержателем или депозитарием с другой. (При этом какое место занимают права «из» ценной бумаги, являются ли они объектом указанных обязательственных правоотношений?)

В первом случае устраняется двойственная природа ценной бумаги. Необходимо ответить на два вопроса: 1) чем будут отличаться акции, например, от долей в обществах с ограниченной ответственностью, а облигации — от займа со множественностью лиц на стороне заимодавца; 2) какие последствия с учетом «обращения» и передачи прав по ценным бумагам это будет иметь для торговли на финансовом рынке, особенно организованном. Во втором случае потребуется определить, каким образом будет осуществляться смена правообладателя. Очевидно, что если права «на бумаги» рассматриваются как обязательственные правоотношения между учетным институтом (депозитарием, регистратором) и правообладателем, то исполнение обязательств по передаче ценных бумаг — на основании уступок требования по депозитарному договору (с передачей всей предшествующей документации, с внесением нового контрагента в карточки по счетам депо и т. п.). То есть при многомиллионных оборотах ценных бумаг каждый раз должен меняться депонент депозитария (или создаваться конструкция с множественностью лиц на стороне депонента), что, очевидно, нереализуемо с точки зрения технологии обращения ценных бумаг.

4. Придание бездокументарным ценным бумагам характера обязательственных прав со всей очевидностью должно привести к последствию уничтожения абсолютного характера прав на ценные бумаги, поскольку правоотношения, следуя этой концепции, будут иметь только характер относительных правоотношений, при этом неясно, между кем (очевидно, между депозитарием (регистратором) и правообладателем). Таким образом, все правообладатели бездокументарных ценных бумаг будут не собственниками, а лицами, имеющими права требования только по отношению к учетному институту, и в силу относительного характера обязательственных правоотношений на стороне обязанного субъекта будет выступать только учетный институт, а не неограниченный круг лиц (как при абсолютных вещных правоотношениях). Таким образом, принятие концепции, отвергающей возможность существования вещных прав на бездокументарные ценные бумаги, равносильно уничтожению основ, позволяющих функционировать современному финансовому рынку.

5. Изложенное практически в полной мере относится и к безналичным денежным средствам.

Учитывая изложенное, необходимо исключить из проекта часть вторую ст. 128, сохранив статус-кво в законодательстве и ограничив дискуссии о природе бездокументарных ценных бумаг сферой доктрины, но не законодательства. Или уже не строить МФЦ, вернуть всем ценным бумагам документарную форму, по пути решив проблему взаимодействия регистраторов и депозитариев, а заодно отключить все каналы электронной связи вместе с электричеством.

  • Рейтинг
  • 0

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Яков Миркин
Инвестиции: макроэкономические вызовы
Какую модель экономики мы создали за четверть века? Это экономика сверхконцентраций собственности и огосударствления. Экономика вертикалей, олигополий, ресурсы сверхконцентрированы в Москве, малый и средний бизнес — подавлен.
Константин Угрюмов
Софинансирование ИПК — улучшение качества жизни россиян не только в будущем, но и сейчас
Банк России и Минфин РФ согласовали концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Гражданам предложат копить себе на пенсию самостоятельно. Вопрос в том, какое количество россиян согласится участвовать в новой пенсионной системе.
Александр Баранов
Solvency II для НПФа
Согласно Информационному письму Банка России - в первой половине 2017 года будет разработана дорожная карта внедрения Solvency II на российском страховом рынке. В статье описан опыт использования стандартов Solvency II для частных пенсионных фондов в ЕС, обсуждается возможность применения Solvency II для российских НПФов.
Светлана Бик
Долгосрочные институциональные инвестиции в инфраструктуру россии на основе концессии: итоги 2016 года
В 2005 г. в РФ появилась возможность финансирования инфраструктуры за счет концессионной модели, которая является основной формой ГЧП для реализации крупных проектов. За прошедшее время к финансированию подключились и НПФы. Отличительной особенностью является присутствие в схеме финансирования концессионных облигаций.
Все публикации →
  • Rambler's Top100