Casual
РЦБ.RU

Cтрахование рисков профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг

Февраль 2011

В связи с большим количеством ошибок в работе профучастников фондового рынка возникает потребность в страховании рисков их деятельности. В данном случае речь пойдет прежде всего о регистраторах, поскольку по страхованию рисков профессиональной деятельности депозитариев практики гораздо меньше. Это связано с тем, что меньше страховых случаев и, соответственно, тех ошибок, которые всплывали бы наружу.

Подходы при страховании

В профессиональной деятельности на фондовом рынке часто возникают ситуации, когда только страхование позволяет возместить ущерб. Страхование дает возможность закрывать не только требования по капиталу, но и реальные убытки, в первую очередь в связи с противоправными действиями с ценными бумагами. На сегодняшний день это наиболее актуальный риск с точки зрения профучастников.

До сих пор происходит постоянное совершенствование договора страхования. Это связано с тем, что невозможно в такой сложной системе, как российский рынок ценных бумаг, сразу создать эффективную конструкцию. Первоначально страховщики брали какие-то зарубежные продукты, предлагали своим клиентам; 99% перестраховывалось за рубежом. И все было нормально до первого страхового случая, когда возникла необходимость производить выплату непосредственно в рамках российского законодательства. Это сразу повлекло за собой проблемы и потребовало разработки альтернативных программ.

На данный момент выработаны два типа покрытия: страхование ответственности и страхование имущества.

Страхование ответственности часто рассматривается как страхование за все, что бы ни случилось: за убытки, связанные с ошибками и упущениями, а также противоправными действиями третьих лиц; за события, связанные со сбоями техники, и даже за события форс-мажорного характера, которые теоретически должны освобождать от ответственности. Ничего плохого в этом нет. Главное, чтобы это страхование не вступало в противоречие с российским законодательством в области страхования, которое четко указывает на то, что запрещено (кроме случаев, установленных законом) страховать ответственность, вытекающую из договора. И здесь регистраторы находятся в выгодном положении, потому что у них с зарегистрированными лицами нет договоров.

Другой вариант покрытия, который часто используется в комбинации со страхованием ответственности, — страхование имущества (страхование убытков), в том числе от противоправных действий, от различных форс-мажорных обстоятельств. Данные типы покрытия могут использоваться в комбинации, поскольку страхование ответственности покрывает риски, связанные с ошибками, упущениями, т. е. те случаи, где присутствует вина регистратора. А также те события, которые не связаны с его виной, так как есть мнение, что регистратор не должен нести ответственность за возникновение убытков, связанных со злоумышленными действиями третьих лиц, если они совершены не сотрудниками регистраторов. Если регистратор в такой ситуации принял все меры, прописанные в законодательстве, то теоретически его ответственность в теории нашего права не носит деликтный характер.

Исторически страховые компании шли по этим двум путям: либо страхование ответственности, либо комбинация этих двух видов покрытия. Однако анализ конкретных ситуаций, когда регистратор сталкивался с убытками (их насчитывается около 50), показал, что даже использование комбинированного покрытия не способно полностью защитить регистратора от рисков.

С рисками форс-мажорного характера все просто, а вот с рисками, связанными с регрессными требованиями эмитента, которые сейчас в общем-то являются основным инструментом взыскания убытков с регистратора, все сложнее. Например, в случае, когда пострадавший акционер требует возмещения именно с эмитента, регистратор может быть затронут через механизм предъявления регрессного требования. В этой ситуации страхование дает сбой, поскольку и первый, и второй тип покрытия не может покрывать требования, заявленные эмитентом в рамках договора на ведение реестра. Страховщики могут возразить, сказать, что у них нет таких проблем и они выплачивают убытки, которые возникли вследствие удовлетворения регрессных исков от эмитентов.

Но в то же время за 17 лет работы в системе страхования я наблюдал очень много случаев, когда все было хорошо ровно до того момента, пока убыток не становился существенным для страховой компании, для ее акционеров, перестраховочных программ. Тогда сразу достают договор страхования, начинают внимательно читать, задавать вопросы и переходят на формальный стиль общения. Поэтому с позиции защиты интересов моих клиентов я как страховой брокер все-таки настаиваю на том, что восполнять эти пробелы необходимо. Несмотря на репутацию, на опыт сотрудничества со страховой компанией, все-таки договор должен быть грамотный и не вступать в противоречие с законодательством.

Нужно понимать, что основанием для регрессных исков, которые заявляются эмитентом регистратору, в большинстве случаев становится договорная ответственность регистратора перед эмитентом. В тех случаях, когда основанием для иска является правонарушение (деликт), это еще возможно рассматривать как внедоговорную ответственность. Хотя все равно суть отношений эмитента и регистратора — это договор. Следовательно, вопрос о договорной ответственности, страхование которой на сегодняшний момент законом запрещено, с большой долей вероятности может возникнуть. И известны случаи, когда страховая компания отказывала регистратору именно на этом основании.

Что касается страхования имущества, то до сих пор я считал, что страхование убытков от противоправных действий закрывает этот вопрос без существенных проблем. По крайней мере на Западе с этим проблем не возникает. Там существуют Crime/ВВВ Policy, Computer Crime Policy, которые защищают именно от преступлений в области информационных технологий, работы с ценными бумагами, подделки документов.

Страховые продукты, которые защищают от этих убытков, работают, и не важно, от кого пришла претензия — от акционера, владельца ценной бумаги, эмитента, который возместил этот вред, или от каких-то третьих лиц. Если ее основанием является противоправное действие, преступление в области оборота ценных бумаг, то она попадает под формальные признаки страхового покрытия — и полис работает, возмещение выплачивается.

Исходя из этого мы в последние годы использовали комбинацию страхования ответственности и страхования имущества (т. е. убытков). Однако сейчас у нас есть примеры, когда эта комбинация не полностью защищает клиента. Более того, в одном случае сама страховая компания утверждает и приводит аргументы, что это покрытие не соответствует законодательству. То есть они оспаривают свой договор страхования, говоря о том, что убытки, связанные с регрессными требованиями эмитента, не могут быть застрахованы по полису страхования имущества (страхования убытков). Причем все это дошло до судебного разбирательства. С большим трудом регистратору удалось-таки доказать свою правоту.

Тем не менее есть вероятность того, что в другой ситуации суд может повести себя иначе, поскольку страхование имущества — это в первую очередь страхование имущественных интересов страхователя от рисков, не зависящих от поведения контрагентов. В данном случае имущество не принадлежит регистратору. Один из тезисов страховой компании заключается в том, что в ряде случаев у регистратора нет законного имущественного интереса в сохранении ценных бумах застрахованных лиц. У эмитента имущественный интерес есть, он обязан возместить ущерб, но у регистратора его может не быть. Сложность этой конструкции породила ситуацию, когда секция страхования убытков от противоправных действий именно в качестве страхования имущества могла не сработать.

В связи с этим возникла необходимость в разработке новой программы, которая дополнена блоком по страхованию финансовых рисков — в частности, страхованию предпринимательского риска убытков регистраторов в связи с регрессными исками эмитента. Если говорить об убытках в связи с противоправными действиями на рынке ценных бумаг, то риски предъявления требований эмитентам в порядке регресса сейчас могут стать наиболее популярными. Именно для защиты этого риска мы и добавили новую секцию, которая не противоречит законодательству. Крупнейший Ллойдовский синдикат подтвердил возможность перестрахования этих рисков, так что программа удовлетворяет требованиям международного страхового рынка.

Направления развития

Хотелось бы осветить основные направления развития страхования на рынке ценных бумаг и сделать некий прогноз, какие виды страхования могут появиться в ближайшее время.

1. Прежде всего, надеюсь, это будет страхование убытков эмитентов в результате преступлений с ценными бумагами. Помимо возмещения убытков эмитента в связи с исками владельцев ценных бумаг, предоставляет покрытие расходов на расследование обстоятельств, юридическую помощь и др. Может дополнять программу страхования рисков регистратора (например, защищать от убытков, превышающих лимит по договору страхования регистратора).

Мне непонятно, почему сами эмитенты не пытаются защитить свой риск несения убытков из-за противоправных действий третьих лиц с их ценными бумагами, если суды выносят решения против них и они не всегда имеют возможность взыскать свои убытки с регистратора в порядке регресса. Страхуют компьютеры, автопарки, а ценные бумаги, за которые несут ответственность, не страхуют.

2. Далее, активно разрабатывается новый класс страхования — страховые поручительства (Surety Bonds). Они могут использоваться по обязательствам и регистратора, и других профучастников рынка ценных бумаг. Этот продукт имеет свойства страхования в части покрытия определенных в договоре страхового поручительства рисков, но в то же время с точки зрения получения выплаты выгодоприобретателем он является практически безусловным, аналогично банковской гарантии. Для гаранта (страховщика) его появление интересно возможностью регресса к принципалу (застрахованному лицу) при наличии его вины. Полисы по страхованию ответственности такой возможности не содержат.

В США данный инструмент очень развит. Более того, Bankers Blanket Bond (страховой полис ВВВ), как видно из названия, исторически возник в США в виде страхового поручительства. Он обусловлен определенными обстоятельствами, но возмещение по нему происходит в безусловном порядке, аналогично банковской гарантии.

Внедрение такого инструмента на российском рынке сейчас очень широко обсуждается в связи с госконтрактами. И мне кажется, что на рынке ценных бумаг для профучастников такие продукты тоже появятся. Чем они интересны? Не секрет, что сейчас у некоторых регистраторов возникли проблемы с приобретением страхового полиса. Страховщики отказываются страховать высокорисковую деятельность. Наша задача — искать альтернативные пути, которые устраивали бы, с одной стороны, профучастников с точки зрения защиты их имущественных интересов, а с другой стороны, страховой и перестраховочный рынок. Страховое поручительство может и должно стать альтернативой, при которой и риск убытков инвесторов защищен, и виновные лица не освобождаются от ответственности за причинение вреда в результате своих действий.

В заключение хотелось бы выразить уверенность в том, что страхование профучастников рынка ценных бумаг будет развиваться и дальше. Все больше российских страховых компаний осознают необходимость развивать свои продукты в высокотехнологичных отраслях, таких как рынок ценных бумаг, а не только строить сети продаж ОСАГО. Иностранные компании должны шире внедрять свой опыт и продукты, распространенные за рубежом, но пока придерживаемые в России. Уверен, что вследствие этого больше профучастников увидят в страховании не только статусный шаг или выполнение требований регулятора, но и экономическую выгоду, а также защиту, т. е. реальную возможность управлять своими рисками.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100