Casual
РЦБ.RU

Рост экономики России в условиях неопределенности1

Январь 2011

Группа специалистов Всемирного банка:Желько Богетич, Главный экономист по России и координатор странового сектора Департамента по сокращению бедности и экономической политике (PREM), руководитель группы; Сергей Улатов, экономист; Карлис Смитс, экономист;Ольга Емельянова, аналитик по макроэкономике; Виктор Сулла, экономист; Кен Симлер, старший экономист; Анетт Де Кляйн,старший экономист; Шейн Штрайфлер, старший экономист2

В условиях замедления роста мировой и западноевропейской экономики, а также высокой неопределенности относительно цен на нефть и волатильных потоков капитала, в российской экономике ожидается рост реального ВВП на 4,5% в 2011 г. и 3,5% в 2012 г., поддерживаемый расширением внутреннего спроса по мере постепенного улучшения на рынках труда и кредитования.

Бюджетная политика:бюджетные риски растут

Благодаря благоприятным ценам на нефть результаты исполнения бюджета 2010 г., по-видимому, будут лучше, чем ожидалось. Согласно предварительным оценкам Министерства финансов, за первые 9 месяцев 2010 г. дефицит федерального бюджета составил всего 2,2% ВВП (на кассовой основе) по сравнению с дефицитом в 4,7% ВВП за аналогичный период 2009 г. и заложенным в бюджет дефицитом в 5,4% ВВП на 2010 г. Более низкого дефицита удалось добиться главным образом благодаря росту доходов в связи с высокими ценами на нефть: в январе-сентябре 2010 г. доходы федерального бюджета составили 18,3% ВВП по сравнению с 17,3%, заложенными в бюджет 2010 г. Расходы за первые 9 месяцев 2010 г. составили 20,5% ВВП, что ниже заложенных в бюджет 22,7%. Однако в последнем квартале 2010 г. ожидается опережающий рост расходов, в результате чего дефицит бюджета увеличится по сравнению с текущим уровнем, но, скорее всего, останется ниже показателя, заложенного в Законе о бюджете.

В настоящее время Правительство РФ планирует провести постепенное сокращение бюджетных расходов с целью ликвидации дефицита федерального бюджета к 2015 г. В проекте Закона о федеральном бюджете на 2011—2013 гг. отражены твердые намерения сократить дефицит федерального бюджета с 5,4% ВВП в 2010 г. до 2,9% ВВП в 2013 г. (табл. 1.4).

Что касается расходной части бюджета, то, несмотря на существенный пересмотр приоритетности расходов, России предстоят дополнительные расходы на преодоление инфраструктурных проблем, поддержку диверсификации экономики и реализацию военной реформы. Согласно проекту федерального бюджета на 2011—2013 гг. совокупное сокращение расходов составит 3,7% ВВП. При этом федеральное правительство имеет грандиозные планы по высвобождению бюджетных средств в размере почти 6% ВВП в течение следующих трех лет за счет изменения приоритетности и оптимизации существующей структуры расходов. Хотя заявленный пересмотр приоритетности расходов и является весьма масштабным, этого, вероятно, будет недостаточно для компенсации дополнительных расходов, которые, по всей видимости, возникнут в среднесрочной перспективе. Хорошо известные демографические тенденции в России, в частности сокращение и старение населения, повышение спроса на пенсионное обеспечение и медицинские услуги, а также меняющаяся структура спроса на образование в 2016—2020 гг. приведут к повышению социальных расходов на 3,5 процентных пункта ВВП, как показывают расчеты в рамках исследования об устойчивости долгосрочной бюджетной политики3.

Что касается доходной части бюджета, нефтегазовые доходы, как ожидается, в среднесрочном периоде снизятся в совокупности на 1,4% ВВП вследствие отсутствия роста объемов добычи, которые не будут компенсированы повышением цен. Снижение нефтегазовых доходов несет в себе две проблемы. Во-первых, налогооблагаемая база ненефтяных доходов остается узкой, и маловероятно, что она сможет компенсировать сокращение нефтяных доходов без дополнительного повышения акцизов или расширения ненефтяной базы. Во-вторых, что более важно, в проект федерального бюджета заложен благоприятный прогноз цен на нефть: цена на нефть марки Urals оценивается на уровне 75 долл. за баррель в 2011 г., 78 долл. в 2012 г. и 79 долл. в 2013 г. Хотя в целом этот прогноз соответствует рыночным ожиданиям (по прогнозу Всемирного банка, цена на нефть Dubai, Brent и западно-техасскую нефть составит 73,2 долл. за баррель в 2011 г., 73,1 долл. в 2012 г. и 74,6 долл. в 2013 г.), включение таких цен в бюджет делает Россию уязвимой перед внезапным падением цен на нефть. Например, если цена на нефть снизится до 60 долл. за баррель (что близко к долгосрочному среднему значению за весь период наблюдений), то нефтяные доходы могут сократиться на 2,0% ВВП, что приведет к росту дефицита бюджета в 2011 г. до отметки, значительно превышающей 5% ВВП. При этом встанет вопрос о том, как финансировать такой большой дефицит.

Дефицит федерального бюджета планируется финансировать в основном за счет заимствований на внутреннем рынке, а также небольших объемов внешних заимствований. В 2011 г. часть дефицита будет покрыта за счет средств Резервного фонда, а в 2012—2013 гг. дефицит будет преимущественно финансироваться из внутренних источников (табл. 1.5). Источники внутреннего финансирования включают средства от приватизации имущества, находящегося в федеральной собственности, в объеме примерно 0,5% ВВП в год, а также выпуск облигаций государственного внутреннего займа.

Преимущественное использование внутренних источников финансирования для покрытия дефицита бюджета несет в себе как минимум два блока проблем. Во-первых, хотя на внутреннем рынке достаточно ликвидности для финансирования общего бюджетного дефицита в размере до 3% ВВП, даже если бюджет 2011—2012 гг. будет исполнен в соответствии с планом, существует реальный риск, что он приведет к повышению процентных ставок и вытеснению облигаций, выпускаемых государственными предприятиями и крупными компаниями. Во-вторых, существует риск, что темпы корректировки расходной части бюджета замедлятся, а дефицит бюджета увеличится с приближением парламентских и президентских выборов в 2011—2012 гг., что в свою очередь может усилить давление на внутренний рынок за счет повышения процентных ставок и эффекта вытеснения.

Существует риск, что с учетом бюджетных ограничений некоторые приоритетные проекты посткризисного периода будут профинансированы из внебюджетных источников, а это приведет к росту условных обязательств. Бюджетный кодекс РФ ограничивает возможности Правительства по прямому кредитованию коммерческих организаций. Поэтому фактическим источником долгосрочного финансирования крупных инвестиционных проектов в области инфраструктуры и других стратегических секторах стал Внешэкономбанк. Ожидается, что в среднесрочной перспективе роль Внешэкономбанка в поддержке правительственных приоритетов в области инновационного развития, модернизации и диверсификации (включая решение проблемы моногородов) еще более возрастет. Внешэкономбанк также играет активную роль в подготовке Олимпийских игр 2014 г. в Сочи. В последние годы в уставный капитал Внешэкономбанка были осуществлены вложения средств из федерального бюджета4.

В целом бюджетные риски возросли, что указывает на необходимость пересмотра бюджетной стратегии в условиях высокой неопределенности и риска снижения цены на нефть. Во-первых, намеченная корректировка бюджета в 2011—2013 гг. оказалась менее существенной, чем планировалась изначально. Это может значительно усложнить корректировку бюджета в долгосрочной перспективе. Как уже обсуждалось в нашем предыдущем докладе об экономике России5, ускоренная корректировка бюджета могла бы способствовать более быстрому приведению ненефтяного дефицита к уровню долгосрочной устойчивости, который составляет около 4,3% ВВП. Во-вторых, как и в других странах, бюджетные расходы могут увеличиться в период парламентских и президентских выборов 2011—2012 гг., что также может осложнить дальнейшую корректировку бюджета. В-третьих, заложенные в бюджет относительно высокие цены на нефть лишают его той «подушки безопасности», которую он имел раньше на случай внезапного падения цен на нефть. Если цена на нефть, к примеру, снизиться на 20 долл. за баррель с текущего уровня и останется на таком уровне в течение года, то дефицит бюджета в 2011 г. вырастет на 2% ВВП.

2. Перспективы экономического и социального развития России в 2011—2012 гг.

В соответствии с предварительными оценками Всемирного банка, темпы роста мирового ВВП в 2010 г. составят около 3,5%, в 2011 г. рост замедлится до 3,2%, а в 2012 г. вновь восстановится приблизительно до уровня 3,6% (табл. 2.1). Ожидается, что развивающиеся страны по-прежнему будут значительно опережать страны с высоким уровнем дохода по темпам роста ВВП. В 2010 г. реальный ВВП в этих странах вырастет приблизительно на 6,6%, на чуть менее 6% в 2011 г., а в 2012 г. темпы роста стабилизируются. Это довольно хорошие показатели по сравнению с оценками темпов роста в 2,5, 2,3 и 2,8%, ожидаемых в странах с высоким уровнем дохода. Без учета Китая и Индии рост ВВП в развивающихся странах прогнозируется приблизительно на уровне 5,2, 4,5 и 4,8% соответственно, причем средние темпы роста ожидаются на уровне 4% во всех регионах (за исключением стран Африки к югу от Сахары) и 7% в Юго-Восточной Азии.

Основная задача, стоящая перед развитыми и развивающимися странами, — осуществить переход от крайне ослабленной к более нейтральной макроэкономической политике. С одной стороны, слишком резкое ужесточение политики может затормозить восстановление, с другой — промедление может спровоцировать превышение спроса над предложением. Последнее соображение вызывает особую озабоченность, учитывая неопределенность в отношении объема потенциально возможного выпуска, особенно в тех странах с высоким уровнем дохода, которые оказались в эпицентре финансового кризиса. Если справедливы выводы последних исследований о том, что в результате финансовых кризисов объем потенциального выпуска развитых стран может снизиться на 4—6% ВВП, то экономика США и европейских стран, возможно, уже приближается к состоянию полной загрузки производственных мощностей, а наблюдаемая высокая безработица носит структурный характер. В таком случае чрезмерное стимулирование спроса и низкие процентные ставки могут привести к обратным результатам, стимулируя рост импорта и способствуя восстановлению прежних дисбалансов. В развивающихся странах, многие из которых уже почти достигли потенциального выпуска ВВП или близки к нему, ужесточение политики может привлечь нежелательный и потенциально дестабилизирующий приток капитала в условиях увеличения разницы между процентными ставками в этих странах и в странах с высоким уровнем дохода, где ставки остаются на низком уровне.

С учетом более медленного, чем ожидалось, восстановления экономики в I кв. 2010 г. и сохраняющихся рисков дальнейшего замедления роста мировой экономики мы пересмотрели наш прогноз роста реального ВВП в России до 4,2% в 2010 г., 4,5% в 2011г. и 3,5% в 2012 г. (табл. 2.2). После замедления темпов роста в I кв. 2010 г. экономический рост ускорился и оставался на более высоком уровне на протяжении II кв., поддерживаемый ростом потребления населения и восстановлением товарно-материальных запасов. Во второй половине 2010 г. эти факторы роста (восстановление запасов и потребление домашних хозяйств), по-видимому, сохранятся, при этом чистый экспорт будет иметь отрицательный вклад в экономический рост в связи с резким ростом импорта по мере восстановления экономики и увеличения доходов населения (рис. 2.1 и 2.2). Мы прогнозируем ограниченные темпы роста на 2011 и 2012 гг. В значительной степени рост будет зависеть от сохранения достигнутых темпов роста потребительского спроса и темпов восстановления долгосрочного кредитования частного сектора, необходимого для стимулирования роста инвестиций в основной капитал.

С учетом прогноза цен на нефть и стремительного роста объемов импорта мы ожидаем сокращение профицита счета текущих операций в последнем квартале 2010 г., а также в 2011 и в 2012 гг. Напротив, по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами прогнозируется улучшение на протяжении прогнозного периода (2011—2012 гг.), хотя волатильность потоков капитала, по-видимому, будет сохраняться. Если цены на нефть удержатся на прогнозируемом уровне, профицит счета текущих операций в 2010 г. составит около 70 млрд долл. США (около 4,9% ВВП), в 2011 г. сократится до 30 млрд долл., а в 2012 г. — до 18 млрд долл. С учетом ограниченных возможностей рефинансирования в частном секторе, в 2010 г. по счету операций с капиталом прогнозируется дефицит в размере около 10 млрд долл. США. Вместе с тем, отражая рост притока недолгового капитала, снижение объемов погашений внешнего долга, а также улучшение доступа банков и компаний небанковского сектора к внешним заимствованиям, мы прогнозируем профицит по счету операций с капиталом в объеме 23 млрд долл. в 2011 г. и 54 млрд долл. в 2012 г. В условиях сокращения профицита счета текущих операций в 2011 и 2012 гг. курсовая динамика все больше будет определяться уровнем чистого притока капитала, если цены на нефть останутся на прогнозируемом уровне.

Рост бюджетных доходов в результате повышения цен на нефть будет, по-видимому, частично нивелирован дополнительными расходами на инфраструктуру и модернизацию экономики. С учетом текущего прогноза мировых цен на нефть мы ожидаем дефицит бюджета в размере 4,4% ВВП в 2010 г., 4% в 2011 г. и 3,1% в 2012 г. Поскольку большая часть Резервного фонда будет израсходована к концу 2010 г. (останется менее 3% ВВП) (рис. 2.3), в 2011 и 2012 гг. прогнозируемый дефицит бюджета также придется финансировать за счет внутренних и внешних заимствований (причем в объемах, превышающих запланированные). При этом сохраняются риски, связанные с высокой волатильностью мирового спроса и цен на нефть.

Учитывая текущий инфляционный тренд и динамику денежного предложения, можно ожидать усиления инфляционного давления к концу 2010 г. Вместе с тем ужесточение кредитно-денежных условий может быть довольно эффективным инструментом сдерживания инфляции в 2011 и 2012 гг. Инфляция потребительских цен в 2010 г. прогнозируется на уровне 8—9%, отражая значительный уровень монетизации экономики и единовременный эффект от роста цен на продовольственные товары. В 2011 г. риски повышения уровня инфляции сохранятся, отражая лаг между текущим ростом денежного предложения и его влиянием на цены, а также возможную монетизацию бюджетного дефицита. Таким образом, мы не ожидаем снижения инфляции ниже 8% в 2011 г. и 7% в 2012 г., если только не произойдет существенного ужесточения бюджетной политики.

В 2010 или 2011 г. мы не ожидаем серьезных дефолтов по внешним долговым обязательствам со стороны крупных банков или корпораций, хотя кредитные условия в краткосрочной перспективе будут оставаться достаточно жесткими. Банки и корпорации небанковского сектора будут продолжать сокращение своих портфелей долгосрочных кредитов, в то время как чистый краткосрочный долг может вырасти и в 2010, и в 2011 г. Хотя текущее состояние графика погашений внешнего долга не вызывает опасений, в случае существенного увеличения краткосрочного долга частного сектора риски рефинансирования также вырастут, что может отрицательно сказаться на стоимости новых заимствований в среднесрочной перспективе. По данным Банка России, в 2010 г. банки должны выплатить около 57 млрд долл. США в рамках погашения основного долга и процентов, а корпорации — около 98,1 млрд долл., а в 2011 г. — 29,4 млрд и 54,9 млрд долл. соответственно (табл. 2.3).

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100