Casual
РЦБ.RU

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРИ НЕЗНАЧИТЕЛЬНОМ РОСТЕ ЗАНЯТОСТИ1

Июль 2010

Группа специалистов Всемирного банка: Желько Богетич, Главный экономист по России и координатор странового сектора PREM, руководитель группы; Сергей Улатов, экономист; Карлис Шмитс, экономист; Ольга Емельянова, аналитик; Виктор Сулла, экономист; Аннет Де Кляйн, старший экономист; Шейн Штрайфлер, старший экономист; Сью Ратлидж, ведущий специалист по вопросам частного сектора

Журнал «Депозитариум» продолжает публикацию аналитического доклада специалистов Всемирного банка о современной экономической ситуации в России. В этом номере речь пойдет о кредитно-денежной и бюджетной политике государства, а также основных уроках, которые преподал нам кризис последних двух лет.

Платежный баланс немного улучшился в результате уменьшения оттока капитала

После ухудшения вследствие снижения цен на нефть в первом полугодии 2009 г. счет текущих операций сохранял значительный профицит во втором полу­годии (табл. 1.4). Согласно отчетности Банка России, в 2009 г. профицит счета текущих операций составил 47,5 млрд долл. США (в 2008 г. — 102,4 млрд долл. США). Данный профицит главным образом был получен во второй половине 2009 г., когда произошло значительное увеличение профицита торгового баланса в результате возобновления роста цен на основные ­виды российского сырье­вого экспорта, и в частности на нефть. При этом объемы импорта оставались низкими в течение первых трех кварталов 2009 г. и начали расти только в последнем квартале.

Состояние капитального счета улучшилось в 2009 г. по сравнению с 2008 г. в результате сокращения оттока капитала. В 2009 г. счет операций с капиталом и финансовыми инструментами имел дефицит в размере 45,2 млрд долл. США, который оказался значительно меньше дефицита 2008 г. в размере 135,8 млрд долл. США. Это улучшение отражает существенное сокращение чистого оттока капитала, составившего в 2009 г. 52,4 млрд долл. США по сравнению с 133 млрд долл. США в 2008 г. Сокращение чистого оттока капитала наблюдалось в 2009 г. и в бан­ковском, и в небанковском секторах (табл. 1.5). В результате профицит счета текущих операций превысил дефицит капитального счета в 2010 г., что позволило Банку России немного увеличить золотовалютные резервы, объем которых составил к концу 2009 г. 439 млрд долл. США. Начиная с I кв. 2009 г. курс рубля опять начал укрепляться — сначала вследствие роста цен на нефть, а затем в результате притока капитала. Однако сальдо счета текущих операций, не связанных с нефтью, ухудшилось (рис. 1.7 и 1.8).

Несмотря на улучшение ситуации, ­потоки капитала оставались волатильными, отражая колебания цен на нефть и ожидания рынка относительно курса рубля. Как показывают данные Банка России, потоки капитала оставались крайне волатильными в течение всего 2009 г. Эта волатильность была связана главным образом с колебаниями цен на нефть, ­которые являются одним из факторов, определяющих ожидания рынка относительно изменения курса рубля. Улучшение настроений инвесторов в отношении мировой экономики и повышение уровня терпимости к рискам развивающихся рынков (в сочетании с восстановлением российской экономики во второй половине 2009 г.) способствовали увеличению притока капитала в Россию к концу года. В результате в IV кв. 2009 г. приток ка­питала в частный сектор составил 11,6 млрд долл. США. При этом приток прямых иностранных инвестиций, по данным Росстата, не прекратился во время кри­зи­са и составил 15,9 млрд долл. в 2009 г. по сравнению с 27 млрд долл. в 2008 г.

Вопреки опасениям относительно крупных дефолтов, и банки, и нефинансовые корпорации в основном выполняли свои обязательства по погашению задолженности. Серьезных дефолтов по обязательствам перед иностранными кредито­рами со стороны банков или корпораций в 2009 г. не было. Внутренний рынок облигаций также продолжал функционировать в течение всего кризисного периода. Притом что в 2009 г. банки и корпорации должны были выплатить по внешним заимствованиям в общей сложности около 130 млрд долл. США (приблизительно 10% ВВП), ­обслуживание и рефинансирование долга осуществлялись планомерно. По предва­рительным оценкам Банка России, совокупный внешний долг государственного и частного секторов составил к концу 2009 г. 469,7 млрд долл. США (к концу 2008 г. он составлял 479,9 млрд долл. США).

Банки испытывали бо?льшие трудности с рефинансированием своих долговых обязательств, чем корпорации. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что, поскольку банки имели меньше возможностей по рефинансированию своих долгов, их внешний долг значительно сократился — со 166,3 млрд долл. США в конце 2008 г. до 125,6 млрд долл. США в конце 2009 г. В то же время корпорации нефинансового сектора рефинансировали значительную часть своих долгов или выпустили новые долговые обязательства, в результате чего объем их долга вырос с 281,4 млрд долл. США на конец 2008 г. до 299,8 млрд долл. США на конец 2009 г.

Кредитно-денежная политика и кредитование: курс на ослабление кредитно-денежной политики продолжается, но оказывает незначительное воздействие на объемы кредитования

Начиная с мая 2009 г. Банк России стал ослаблять кредитно-денежную политику, чтобы создать условия для возобновления кредитной активности, однако это пока не дало особых результатов. Ставка рефинансирования снижалась 11 раз — с 13% в апреле 2009 г. до 8,5% в на­стоящее время (последнее снижение ­состоялось 24 февраля 2010 г.), отражая снижение инфляции (рис. 1.9). Однако постепенное снижение ставки рефинансирования и процентных ставок по кредитам для юридических и физических лиц пока не привело к существенному изменению объемов кредитования. Общий объем кредитов предприятиям, удвоившийся в течение двух лет, предшествовавших кризису (рис. 1.10), сократился за первые три квартала 2009 г. и не изменился в IV кв. Аналогичные тенденции наблюдаются в сфере кредитования физических лиц. Более того, если объем выданных кредитов скорректировать с учетом просроченной и реструктурированной задолженности, которая, согласно оценкам Банка России, составляет 5 и 25% соответственно от общего объема кредитования, то окажется, что чистое кредитование экономики было отрицательным в течение всего 2009 г. Таким образом, несмотря на улучшение ситуации с ликвидностью, уровень кредитных рисков остается очень высоким, и банки по-прежнему проявляют крайнюю осторожность при предоставлении новых кредитов с учетом проблем качества активов и уровня необходимых резервов на покрытие убытков по кредитам и в среднесрочной перспективе могут столкнуться с новыми трудностями2.

Банку России было нетрудно справиться с инфляцией в 2009 г. на фоне слабого спроса, жестких условий кредитования и сохраняющегося дефицита ликвидности. Темпы инфляции снижались в течение всего года. Среднегодовой ­уровень денежной массы (агрегат M2) уменьшился на 3,4% по сравнению с уровнем 2008 г., в результате чего ­инфляция (ИПЦ) сократилась с 13,3% в 2008 г. до 8,8% в 2009 г. (дек./дек.), что позволило Банку России существенно снизить ставку рефинансирования. Как и ожидалось, сезонные факторы и ­административное повышение цен на услуги ЖКХ (в среднем они увеличились в январе на 10,1%) способствовали росту инфляции в январе 2010 г. Однако в феврале темпы инфляции продолжали снижаться, вследствие чего уровень инфляции за 12 месяцев упал до 7,2%. Между тем все еще сохраняются относительно жесткие денежно-кредитные условия: агрегат M2 стал заметно расти только в IV кв. 2009 г. (рост в размере 15% по сравнению с III кв. 2009 г.). С учетом того что между увеличением денежной массы и инфляцией существует временной лаг, тенденция к снижению инфляции, скорее всего, сохранится в течение 2010 г., что позволит Банку России продолжить смягчение денежно-кредитной политики за счет дальнейшего снижения ставки рефинансирования, но, возможно, с бо?льшей осторожностью.

В январе и феврале 2010 г. динамика валютного курса по-прежнему определялась ценами на нефть. Банк России продолжал осуществлять на валютном рынке политику умеренного вмешательства, ограничив свои интервенции плановыми покупками или продажами валюты и допуская колебания валютного курса в пределах коридора, официально установленного для бивалютной корзины (рубль/доллар и рубль/евро). В результате в начале 2010 г. валютный курс оставался крайне волатильным, отражая колебания цен на нефть и долговой кризис в Греции и других европейских странах. К середине марта 2010 г. валютный курс стабилизировался на уровне около 29,5 руб. за доллар и 34,5 руб. относительно бивалютной корзины.

Последние изменения в регулировании валютного курса говорят о том, что Банк России намерен сделать свою политику менее предсказуемой, с тем чтобы ограничить возможности кэрри-трейда и дестабилизирующих спекуляций на укреплении рубля. В конце февраля 2010 г. Банк России изменил порядок корректировки плавающего валютного коридора. Согласно старому правилу, границы коридора сдвигались на 5 коп. каждый раз при покупке или продаже 700 млн долл. США. Начиная с конца февраля сдвиг границ плавающего коридора будет менее предсказуемым. По мнению Банка России, это изменение исключает возможность получения участниками валютного рынка практически гарантированного дохода и может способствовать снижению волатильности рынка.

Бюджетная политика: положительный эффект роста цен на нефть и увеличения поступлений от НДС

Согласно оценкам Министерства финансов РФ, в 2009 г. консолидированный бюджет был исполнен с дефицитом в размере 6,2% ВВП (табл. 1.6). В результате осуществления дискреционных мер бюджетного стимулирования и увеличения расходов на социальные нужды объем расходов консолидированного бюджета вырос в 2009 г. примерно на 6,9% ВВП. Дефицит федерального бюджета за тот же период — 5,9% (с учетом квазибюджетных расходов дефицит составляет 6,4%). Это немного лучше ожидавшегося результата, что отчасти связано с ростом ненефтяных доходов во второй половине 2009 г. Значительное увеличение объема расходов и сокращение нефтяных доходов привели к тому, что дефицит федерального бюджета без учета нефтяных доходов достиг 13,5% ВВП, что почти в 3 раза выше «оптимального» уровня, который можно считать устойчивым с точки зрения финансирования за счет нефтяных доходов в долгосрочной перспективе3.

Потери доходов вследствие снижения налога на прибыль были частично компенсированы увеличением поступлений от НДС. Поступления от налога на прибыль предприятий сократились с 10% ВВП в 2008 г. до 7,5% ВВП в 2009 г., что ­стало следствием потери доходов в результате снижения ставки налога на прибыль предприятий с 24 до 20%, а также падения деловой активности. Однако поступления от НДС в 2009 г. были больше, чем в 2008 г. (объем доходов от НДС вырос с 2,7% ВВП в 2008 г. до 3,0% ВВП в 2009 г.). Это отражает прежде всего продление сроков уплаты НДС, которое было введено в конце 2008 г.

Что касается расходов, большинство мер бюджетного стимулирования было введено в соответствии с бюджетными планами, но реализованы в основном во второй половине 2009 г. В 2009 г. ­было реализовано примерно 98,4% всех запланированных антикризисных бюджетных мер. Невыполненными остались лишь несколько мер — в частности, предоставление потребительских кредитов на покупку новых автомобилей (из заложенных в бюджете 2 млрд руб. было освоено только 187,7 млн руб.), государственная поддержка авиакомпаний (освоено только 6,1 млрд из 11 млрд руб., заложенных в бюджете) и поддержка автомобильной промышленности, на которую было выделено 38 млрд руб. (коэффициент освоения — 91,8%). Кроме того, в федеральном бюджете были предусмотрены ассигнования в размере 77,7 млрд руб. на осуществление мер в поддержку рынка труда и выплату субсидий субъектам Федерации; эти средства были освоены на 89,7% в связи с ограниченными возможностями по использованию выделенных средств на региональном уровне. В 2010 г. Правительство планирует осуществление более ограниченного круга антикризисных бюджетных мер в размере 0,5% ВВП в целях поддержки реального сектора и рынка труда.

В целом объем российских антикризисных мер (особенно в финансовом секторе) был вполне достаточен, однако их структура и реализация могли бы быть более эффективными. Во-первых, в результате снижения налоговых ставок и общего, а не адресного характера некоторых мер (повышение пенсий и заработной платы) антикризисный пакет оказался ­дороже, чем это могло быть в иных условиях. Во-вторых, вследствие того что вопросам инфраструктуры и адресной социальной помощи уделялось относительно мало внимания, общий мультипликативный эффект антикризисных мер оказался меньше того, который был возможен. И в-третьих, расходы на осуществление этих мер были в основном произведены во второй половине 2009 г., хотя наибольший экономический спад произошел в первом полугодии. Следовательно, меры бюджетного стимулирования, которые не были направлены на финансовый сектор, не могли эффективно противостоять экономическому спаду в начале 2009 г.

Несмотря на то что Правительство сократило большую часть дискреционных расходов, выполняющих функцию бюджетного стимулирования и предусматрива­ющих поддержку реального сектора экономики, увеличение социальных расходов, которое было осуществлено в 2009 г. и запланировано на 2010 г. (в том числе повышение пенсий в январе 2010 г.), будет и в дальнейшем создавать дополнительную нагрузку на расходы. Постепенное улучшение внешнеэкономической конъюнктуры, включая повышение цен на нефть, вероятно, окажет положительное воздействие на уровень доходов. ­Однако это улучшение будет компенси­роваться более значительными, чем ожидалось, социальными расходами, в том числе расходами на покрытие дефицита Пенсионного фонда РФ. К тому же существует вероятность того, что некоторые дополнительные текущие расходы дискреционного характера, введенные в 2009 г., со временем превратятся в систему.

Чему нас научил кризис?

Событие, получившее название «Великая рецессия», дает возможность ученым и органам власти всех стран подумать о том, какие экономические уроки можно извлечь, чтобы органы власти лучше подготовились к будущим кризисам. В частности, с учетом того что в посткризисный период перед органами власти стоят три задачи — бюджетная, финан­совая и социальная, — сейчас можно ­извлечь предварительные экономические уроки, которые в дальнейшем по­могут ­органам власти эти задачи решать. В настоящее время выводы относительно этих уроков только формируются с учетом международного опыта и результатов ­пересмотра консенсуса по вопросам экономической политики4.

Во-первых, кризис вернул на первый план бюджетную политику как инструмент макроэкономической стабилизации. Это имеет особое значение с учетом того, что в условиях почти нулевых процентных ставок возможности кредитно-денежной политики, включая кредитование и валютное стимулирование, практически ­исчерпаны. Однако для эффективного ­использования мер бюджетной политики необходимо достаточное бюджетное пространство (в целом это можно определить как наличие бюджетных ресурсов благодаря профициту бюджета, а также наличие бюджетных резервов или резервов на погашение заимствований и повышение эффективности), которое позволит иметь более значительный дефицит бюджета в случае ухудшения экономической конъюнктуры. Сэкономленные бюджетные ресурсы, накопленные в России в течение последнего десятилетия, позволили Правительству принять значительные по масштабу дискреционные меры бюджетного стимулирования без существенного ухудшения соотношения объема долга и ВВП. Без этого последствия кризиса в России, безусловно, были бы гораздо серьезнее. В то же время кризис показал, что меры бюджетного стимулирования должны быть правильно структурированы, охватывать те направления, где они окажут максимальное воздействие на уровень спроса и бедные слои населения, и осуществляться без промедления, что может оказаться затруднительным в суматохе стремительно развивающе­гося кризиса. В дальнейшем совершенствование существующих автоматических стабилизаторов (например, пособий по безработице и программ социальной помощи с проверкой нуждаемости) придаст экономике бoльшую автоматическую гибкость, которая позволит противостоять новым шокам.

Во-вторых, большинство элементов докризисного консенсуса относительно макроэкономической политики не утратили своего значения (выгоды низкой инфляции, разумного объема долга и низкого уровня безработицы), однако кризис показал, что органы власти должны взять на вооружение более широкий макропруденциальный подход к регулированию ­финансового сектора. В частности, принимая решения, разработчики экономической политики должны учитывать не только основные макроэкономические переменные, но и колебания цен на активы, кредитные бумы, объем заемного капитала и накопление системного риска в частном секторе. Недооценивая финансовое посредничество как одну из главных макроэкономических характеристик, финансовое регулирование и финансовый надзор в докризисный период были сосредоточены на конкретных учреждениях и рынках и в целом пренебрегали макро­экономическими последствиями их деятельности. Проциклические эффекты банковской деятельности в большинстве случаев, по существу, игнорировались. С учетом этого в дальнейшем нужно уделять больше внимания макроэкономическим последствиям событий в финансовом секторе в сочетании с укреплением надзора и регулирования.

В-третьих, социальные последствия резкого снижения темпов роста или ­сокращение реального ВВП во время кризиса проявились в развивающихся странах, главным образом, в виде со­кращения занятости и заработной платы. Кризис подчеркнул значение экономи­ческих мер, направленных: а) на поддержание доходов уязвимых слоев населения за счет расширения действующих программ социальной помощи; б) на поддержание ­занятости и заработной платы, в том числе за счет будущих правильно структурированных активных ­программ занятости. В посткризисных условиях необходимо обеспечить еще бoльшую адресность действующих программ социальной помощи и усовершенствовать существующие автоматические стабилизаторы (например, страхование от безработицы).

В-четвертых, в посткризисном мире странам придется принять дополнительные меры для улучшения своего инвестиционного климата. В мире с более жесткими условиями кредитования и более низкими ценами на сырье такие страны-экспортеры, как Россия, должны будут принять дополнительные меры для привлечения внутренних и иностранных инвестиций. Развивающиеся страны будут конкурировать друг с другом за сократившиеся объемы иностранного капитала, который, скорее всего, станет дороже, чем до кризиса. Россия, в частности, ­добилась прогресса в некоторых областях, связанных с созданием условий для предпринимательской деятельности (см. врезку «Улучшение делового климата (BEEPS At-A-Glance 2008)»), однако значительная часть этой программы пока остается незавершенной, особенно в области инфраструктуры и коррупции.

В-пятых, экономический кризис в России предоставил возможности для пере­осмысления и ускорения реформ государственного сектора, финансового сектора, а также реформ по диверсификации экономики. Очень важно не останавливаться на достигнутом и не упускать такую возможность, вернувшись к докризисной модели5. Даже в условиях роста экономики перед Россией стоят масштабные долгосрочные задачи по реформированию государственного и финансового секторов и диверсификации экономики. Правительство совершенствовало бюджетную политику в течение многих лет, а трехлетний бюджет на 2010—2012 гг. нацелен на существенную корректировку бюджета. Кроме того, в условиях жестких бюджетных ограничений Правительство готовит программу, направленную на рост эффективности государственных расходов, а также пересматривает общую концепцию развития государственного сектора. Что касается финансового сектора, уже многое было сделано для того, чтобы противостоять влиянию кризиса и обеспечить стабильность, однако еще немало предстоит сделать для прозрачности и консолидации финансовой системы, улучшения регулятивной среды, законодательства в области банкротства, финансовой грамотности, а также для развития инфраструктуры рынка капитала. И, пожалуй, самой трудной задачей остается диверсификация экономики за пределы ресурсоориентированных отраслей. Основным тестом для проверки эффективности ­правительственных мер по диверсификации экономики станут рост новых и расширение уже созданных малых и средних предприятий, а также повышение уровня занятости, но не только на уже существующих крупных предприятиях и в государственных корпорациях.

Окончание следует.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
СИСТЕМА БЭСП:ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
НАЦИОНАЛЬНЫЙ РАСЧЕТНЫЙ ДЕПОЗИТАРИЙ БУДЕТ СОЗДАН НА БАЗЕ ЗАО НДЦ И ЗАО РП ММВБ
СХЕМА УСКОРЕННЫХ РАСЧЕТОВНДЦ — СИТИБАНК: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ УЧАСТНИКОВ РЫНКА
ИНТЕГРИРОВАННЫЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ОПЕРАЦИЙ С ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ
ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ ДЕПОЗИТАРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРИ НЕЗНАЧИТЕЛЬНОМ РОСТЕ ЗАНЯТОСТИ1
ИТОГИ ПЕРВОГО ПОЛУГОДИЯ 2010 ГОДА НА РЫНКЕ КОРПОРАТИВНЫХ, СУБФЕДЕРАЛЬНЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБЛИГАЦИЙ
СДЕЛКИ НА РЫНКЕ НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЛИГАЦИОННЫХ ЗАЙМОВ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2010 ГОДА
РЕГУЛИРОВАНИЕ ФОНДОВОГО РЫНКА: ОБЗОР ОСНОВНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
УЧАСТНИКИ АМЕРИКАНСКОЙ АССОЦИАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ДЕПОЗИТАРИЕВ ЦЕННЫХ БУМАГ: САЛЬВАДОР, ГВАТЕМАЛА, ЯМАЙКА
Новости
Мероприятия
КРУГОСВЕТНАЯ ПАРУСНАЯ РЕГАТА НДЦ
СОБЫТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100