Casual
РЦБ.RU

Некоторые аспекты проведения общего собрания акционеров в условиях корпоративного конфликта

Май 2007

    Корпоративное противостояние обычно проявляется при проведении обществом каких-либо корпоративных действий, и в этом отношении наиболее острые и драматические события происходят в процессе подготовки и проведения общего собрания акционеров (ОСА). Осуществление регистратором значимых для ОСА функций предполагает возможность вольного или невольного вовлечения регистратора в систему корпоративного противостояния.

    Корпоративные конфликты - это споры, возникающие между акционерным обществом, его акционерами и менеджерами. В основе этих конфликтов лежит противоречивая природа акционерной собственности, поскольку собственность на акцию может быть приобретена с целью получения права на участие в управлении акционерным обществом или с целью допуска ее владельца в реальный и каждодневный бизнес акционерного общества. Отсюда возникают естественные противоречия между интересами крупных и мелких акционеров, акционеров и менеджмента, а это, в свою очередь, порождает состояние корпоративного конфликта в акционерном обществе как проявление процесса борьбы инвесторов за контроль над ним.
    В практической жизни корпоративные конфликты принимают самые разнообразные формы, нередко нанося серьезный ущерб и самим их участникам, и обществу в целом. Но это не означает, что любой корпоративный конфликт - это зло. Например, публичное выражение миноритарными акционерами несогласия с теми или иными значимыми корпоративными действиями, проводимыми по инициативе мажоритарных акционеров, также можно классифицировать как корпоративный конфликт, но это вполне цивилизованная форма его проявления. Более того, способность акционерного общества выйти из корпоративного конфликта без значительного ущерба для его участников может положительно повлиять на его инвестиционную привлекательность для сторонних инвесторов, поскольку это говорит о высоком уровне корпоративного управления обществом.
    Крайней формой проявления корпоративных конфликтов можно считать рейдерство. По мнению Председателя комитета Госдумы по собственности Виктора Плескачевского, рейдерство в России приобрело угрожающий масштаб для развития экономики. Целью рейдерских атак на акционерное общество является достижение одним из участников конфликта вполне конкретных, обычно материальных, преимуществ для себя за счет других участников конфликта и/или самого общества. Причем для таких атак характерны действия, которые выходят за рамки института "обычной хозяйственной деятельности". Так, еще относительно недавно для рейдерских атак на общество использовались слабости Закона "О банкротстве", однако после принятия этого закона в нынешней редакции число захватов с использованием этого инструмента резко сократилось.
    Теперь основная масса рейдеров использует пробелы в корпоративном законодательстве. Неслучайно корпоративное противостояние обычно проявляется при проведении обществом каких-либо корпоративных действий, поскольку через их осуществление участники конфликта или пытаются достичь поставленных перед собой целей, или как минимум помешать добиться этого же противоположной стороне. В этом отношении наиболее острые и драматические события происходят в процессе подготовки и проведения общего собрания акционеров (ОСА) общества как высшего органа управления обществом.
    В акционерном обществе, ведение реестра которого передано специализированному регистратору, последний, как в силу законодательных требований, так и в силу договорных отношений, является непосредственным участником процесса подготовки и проведения общего собрания акционеров (ОСА) общества. Это и составление регистратором списка лиц, имеющих право на участие в ОСА, и осуществление функций счетной комиссии на ОСА, и выполнение ряда других информационно-технических функций (рассылка акционерам информационных материалов к собранию, сбор и обработка бюллетеней, поступивших от акционеров по почте, и др.). Осуществление регистратором столь значимых для ОСА функций предполагает возможность вольного или невольного вовлечения регистратора в систему корпоративного противостояния.
    На практике бывают ситуации, когда регистраторы сознательно и активно вступают в корпоративный конфликт, поддерживая ту или иную сторону. Такие действия регистратора нельзя назвать приемлемыми, поскольку это предполагает прямое вмешательство регистратора в отношения участников корпоративного конфликта, и тут уже не может идти речь о "независимости" регистратора как обязательном условии, позволяющем обеспечивать соблюдение прав всех акционеров.
    Очень часто конфликтующие стороны стараются сделать регистратора инструментом в своей борьбе - либо привлечь регистратора к действиям на своей стороне, либо использовать действия регистратора как предлог для оспаривания решений собрания. И такая возможность, к сожалению, имеется и определяется прежде всего наличием в современном корпоративном праве большого количества неоднозначных, устаревших или противоречивых норм, в том числе и норм, связанных с процедурой подготовки и проведения ОСА.
    Федеральный закон "Об акционерных обществах" (далее - ФЗ об АО) содержит очень подробное описание процедуры подготовки и проведения ОСА. Кроме этого, существует и ряд подзаконных нормативно-правовых актов. В первую очередь - Положение "О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров", утвержденное Постановлением ФКЦБ РФ от 31.05.2002 г. № 17/пс (далее - Положение). Но в то же время остается неразрешенным и требующим уточнения еще целый ряд вопросов, связанных с подготовкой и проведением ОСА, чем активно и пользуются конфликтующие стороны, сознательно создавая ситуации, разрешение которых или недостаточно, или вообще не урегулировано в действующем корпоративном законодательстве. Использование такого механизма позволяет обеспечить одной из сторон благоприятные для нее решения ОСА или создать условия, при которых решения, принятые ОСА, могут быть оспорены по формальным процедурным основаниям.
    Поскольку регистратор задействован практически на всех этапах процедуры подготовки и проведения ОСА, то чаще всего именно на регистраторе лежит ответственность за разрешение подобных ситуаций. Рассмотрим с этих позиций функции регистратора на различных этапах процедуры подготовки и проведения ОСА.
    1. Составление и предоставление списка лиц, имеющих право на участие в ОСА.
    Регистратор вступает в процесс подготовки и проведения ОСА с момента получения распоряжения на составление списка лиц, имеющих право на участие в ОСА, которое, согласно п. 7.4.5 "Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг", утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 02.10.1997 г. № 27 (далее - Положение о ведении реестра), может поступить от эмитента или иного лица, имеющего на это право. Напомним, что таким лицом, помимо уполномоченного представителя эмитента, действующего на основании решения Совета директоров общества, может выступать инициатор собрания (ревизионная комиссия (ревизор) общества, аудитор общества или акционер (акционеры), являющийся владельцем не менее чем 10 % голосующих акций общества), которому в соответствии с п. 8 ст. 55 ФЗ об АО предоставляются полномочия, необходимые для созыва и проведения ОСА.
    На практике ревизионная комиссия или аудитор практически никогда не пользуются таким правом, что нельзя сказать об акционере (акционерах), являющихся владельцем не менее чем 10 % голосующих акций общества (далее - инициатор собрания). Очевидной целью создания подобной ситуации одной из конфликтующих сторон (а наличие корпоративного конфликта здесь очевидно) может являться, например, доступ к данным реестра с последующим проведением скупки акций, а не организация и проведение ОСА.
    Поскольку полномочия, необходимые для созыва и проведения ОСА, возникают у инициатора ОСА только в случае, если в течение определенного срока советом директоров общества не принято решение о созыве внеочередного ОСА или принято решение об отказе в его созыве, то закономерен вопрос: есть ли у регистратора право и обязанность проверять полномочия инициатора собрания? Казалось бы, очевиден ответ "да", однако действующая норма составлена так, что даже в случае законного отказа советом директоров общества в созыве внеочередного ОСА в соответствии с п. 6. ст. 55 ФЗ об АО полномочия по созыву и проведению ОСА все равно переходят к инициатору собрания, и, следовательно, он в любом случае имеет право на получение списка. Вопрос о том, какие документы должен предоставить регистратору инициатор собрания, не урегулирован законодательно и не указан в Положении о ведении реестра. Кроме этого, Положением о ведении реестра регистратор ограничен в своем праве требовать от зарегистрированных лиц иные документы, кроме установленных Положением о ведении реестра. Вот и получается, что если регистратор, проверяя полномочия инициатора собрания, отказывает ему в выдаче списка для проведения внеочередного ОСА по причине отсутствия или ненадлежащего оформления документов, подтверждающих соблюдение инициатором собрания процедуры созыва ОСА, то регистратор подвергается надзорным и судебным рискам. А если не отказывает, то получает реальные риски выдачи списков ненадлежащим лицам, т. е. несоблюдение конфиденциальности информации реестра и, более того, риски содействия в проведении ОСА, не соответствующего букве закона.
    Вывод напрашивается один: для устранения такой ситуации надо законодательно установить, что такие собрания проводятся только с участием регистратора, вменить регистратору в обязанность осуществлять проверку соблюдения инициатором собрания требований законодательства и предоставить право регистратору требовать от инициатора собрания предоставления соответствующих документов.
    2. Рассылка сообщений о проведении ОСА.
    В ст. 52 ФЗ об АО определяются сроки и условия, при которых общество обязано направить заказным письмом сообщение о проведении ОСА каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в ОСА. Общество может в рамках договорных отношений привлечь регистратора для осуществления данной функции. Нарушение сроков рассылки сообщений является достаточно распространенным основанием для оспаривания решений ОСА. Документом, подтверждающим факт выполнения регистратором обязательств перед обществом, а обществом - перед акционерами, является список (реестр) почтовых отправлений с отметкой отделения связи о приеме корреспонденции с указанием даты приема, которая одновременно считается и датой отправки заказных писем. Однако в силу технических причин, связанных с особенностью деятельности почтовых отделений, возможна ситуация, когда дата, указанная на оттиске календарного штемпеля, и дата списка (реестра) почтовых отправлений не совпадают. Хотя со стороны акционеров регистратору поступают вопросы о причине такого несовпадения, это нельзя рассматривать как нарушение сроков рассылки, поскольку ни регистратор, ни общество не должны нести ответственность за действия третьих лиц (в данном случае - почтового отделения). Во всяком случае прецеденты оспаривания решений ОСА по данному основанию автору статьи неизвестны.
    Другой особенностью рассылки сообщений о проведении ОСА является отсутствие описи вложений в конверт. Существует практика отправки акционеру пустого листа (конверта) или с вложением листа рекламы, однако это больше характерно в случае созыва ОСА инициатором собрания и им же проведенной рассылки. Во всяком случае регистраторы в использовании подобной практики не замечены.
     Поскольку законодательством предусмотрена возможность информирования акционеров о проведении ОСА через публикацию сообщения в доступном для всех акционеров общества печатном издании, определенном уставом общества, то рекомендуется в любом случае закрепить эту норму в уставе общества с целью предоставления акционерам альтернативного источника информации в дополнение к заказным письмам. Кроме этого, необходимо учитывать, что и инициатор собрания также будет вынужден соблюдать указанное требование устава общества.
    3. Обработка бюллетеней при заочном (досрочном) голосовании.
    При заочном (досрочном) голосовании акционеры вправе направить заполненные бюллетени в общество, не являясь лично в общество или место проведения ОСА. Пункт 4.7. Положения устанавливает, что в ряде случаев документы, подтверждающие полномочия этих лиц, прилагаются к направляемым этими лицами бюллетеням для голосования, однако для основной массы акционеров - физических лиц предоставление каких-либо документов к бюллетеню не предусмотрено, и в этой ситуации у регистратора, осуществляющего функции счетной комиссии в соответствии со ст. 56 ФЗ об АО, возникает проблема проверки полномочий лиц, подписавших бюллетени для голосования.
    При проведении операций в системе ведения реестра регистратор в соответствии с п. 7 Положения о ведении реестра обязан проверять полномочия лиц, подписавших документы, в частности через сверку подписи на распоряжении с образцом подписи на анкете зарегистрированного лица. Использование аналогичного механизма для проверки полномочий лица, подписавшего бюллетень для голосования, законодательно не предусмотрено, что не позволяет регистратору признать бюллетень подписанным неуполномоченным лицом, даже в случае явного несоответствия подписи на бюллетене образцу подписи на анкете зарегистрированного лица.
    Казалось бы, что бюллетень для голосования, направляемый от юридического лица, лишен этих недостатков, поскольку к бюллетеню должны быть приложены документы, подтверждающие полномочия представителя данного лица. Однако несовпадение информации в бюллетене и/или в прилагаемых к нему документах (образца печати, подписи и наименования лица, имеющего право действовать без доверенности от имени юридического лица, и т. д.) с данными, имеющимися в системе ведения реестра, также не является основанием признать бюллетень подписанным неуполномоченным лицом.
    Можно констатировать, что, хотя в соответствии с п. 4. ст. 56 ФЗ об АО регистратор, осуществляющий функции счетной комиссии, должен проверять полномочия лиц, участвующих в ОСА, и, следовательно, нести ответственность за это, реально при заочном (досрочном) голосовании на настоящий момент отсутствует возможность полноценной проверки полномочий лиц, подписавших и направивших бюллетени. Практически функция регистратора в процессе обработки бюллетеней на данном этапе сводится к проверке правильности заполнения бюллетеня для голосования и доверенностей представителей юридического или физического лица.
    Отсутствие механизма проверки полномочий лиц, подписавших бюллетени для голосования, предоставляет возможность злоупотребления какой-либо из конфликтующих сторон через направление в общество заполненных бюллетеней для голосования, подписанных как бы от имени акционеров, с соответствующим результатом голосования.
    Частично данная проблема может быть решена через проставление на рассылаемых бюллетенях кроме обязательных реквизитов, дополнительных уникальных для каждого бюллетеня, признаков, позволяющих устранить возможность появления двойных бюллетеней. Тогда, если такая форма бюллетеней утверждена советом директоров, бюллетень без наличия таких признаков может быть признан недействительным как несоответствующий утвержденной форме.
    Кардинальным решением данной проблемы было бы законодательное закрепление права и обязанности счетной комиссии или регистратора, осуществляющего ее функции, проводить проверку полномочий лиц, подписавших бюллетени для голосования, на основании информации, имеющейся в системе ведения реестра. Поскольку доступ к информации системы ведения реестра имеет только регистратор, то это предполагает законодательное закрепление обязательности осуществления именно регистратором функций счетной комиссии на ОСА при заочном голосовании или если голосование может осуществляться путем направления заполненных бюллетеней для голосования (досрочное голосование). Проверка полномочий лиц, подписавших и направивших заполненные бюллетени, на основании данных системы ведения реестра - достаточно трудоемкая работа, но она вполне реализуема, поскольку после окончания приема бюллетеней для голосования есть период, в течение которого данная процедура может быть осуществлена (до 15 дней при заочном голосовании и 2 дней при досрочном голосовании).
    Введение такой нормы не только устранит возможность реализации указанных злоупотреблений, но и стимулирует акционеров более ответственно выполнять обязанность своевременно информировать регистратора общества об изменении своих данных, что предусмотрено п. 5 ст. 44 ФЗ об АО.
    4. Регистрация лиц, участвующих в ОСА.
    В ФЗ об АО и в Положении неоднократно используется понятие "регистрация лиц, участвующих в ОСА", однако содержание процесса регистрации никак не раскрывается. На практике регистраторы, осуществляющие функции счетной комиссии, формируют регистрационный журнал, в который вносятся основные данные участника ОСА, и участник проставляет свою подпись, подтверждая тем самым факт участия в ОСА.
    В п. 2 ст. 60 ФЗ об АО говорится, что бюллетень для голосования должен быть вручен под роспись каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в ОСА (его представителю), зарегистрировавшемуся для участия в ОСА. Однако право регистратора требовать от участника ОСА подписи при получении бюллетеня для голосования появляется только в том случае, если уставом общества не предусмотрено обязательное направление (вручение) бюллетеней до проведения ОСА. В случае если участник ОСА получил бюллетень ранее и принес его на ОСА, то он может предъявить регистратору документы, необходимые для идентификации его в списке лиц, имеющих право на участие в ОСА, но отказаться поставить подпись в регистрационном или ином журнале, ссылаясь на то, что коль скоро бюллетень для голосования уже у него на руках, то отсутствует и обязанность расписываться в получении бюллетеня. У регистратора при этом нет формальных оснований отказать участнику ОСА в регистрации и не учитывать его голоса при определении кворума ОСА. Однако это предполагает возможность оспаривания решения ОСА на том основании, что кворум ОСА был определен неверно, поскольку в кворуме были учтены голоса лица, не принимавшего участия в ОСА. Доказать, что это утверждение не соответствует действительности при отсутствии подписи участника в регистрационном журнале, будет очень трудно.
    Другая неоднозначная ситуация при регистрации участников ОСА может возникнуть, когда акционер для участия в ОСА направляет не одного, а нескольких представителей, разделив принадлежащие ему акции между этими представителями и выдав доверенности на распоряжение соответствующей частью принадлежащих ему голосов. При оценке такой ситуации имеется два противоположных мнения. Одно мнение основывается на п. 1. ст. 57 ФЗ об АО, в котором говорится, что право на участие в ОСА осуществляется акционером как лично, так и через своего представителя. Другой взгляд апеллирует к Гражданскому кодексу, рассматривающему институт представительства как универсальный и допускающий наличие нескольких представителей.
    В защиту первого мнения, кроме уже названной ссылки на ст. 57 ФЗ об АО, можно дополнительно привести следующие аргументы:

  • акционер не может иметь несколько мнений по рассматриваемому вопросу, а при множественности представителей в их бюллетенях возможны прямо противоположные варианты голосования;
  • потенциально возникновение проблемы, связанной с реализацией прав, возникающих у акционера в случае, если он не участвовал в голосовании или голосовал против (например, право акционера обжаловать в суде решение, принятое ОСА, в соответствии с п. 7 ст. 49 ФЗ об АО).
        Ситуация с множественностью представителей легко реализуема и не требует никаких затрат, однако может быть использована недобросовестным акционером с целью в последующем оспорить решения ОСА.
        Вообще, можно констатировать, что отсутствие законодательно прописанного механизма регистрации участников ОСА порождает, кроме перечисленных, множество других вопросов и проблем, а это, в свою очередь, прямо влияет на порядок определения правомочности (кворума) ОСА.
        В качестве рекомендации по защите от подобных действий можно предложить обществу разработать и утвердить на ОСА внутренний документ, регламентирующий порядок подготовки и проведения ОСА, в котором прописать механизм регистрации участников ОСА, включая требования к ведению регистрационного журнала, порядок участия в ОСА представителей, другие неоднозначные с законодательной точки зрения моменты.
        5. Определение итогов голосования на ОСА.
        Порядок определения итогов голосования осложнен тем, что голосование по некоторым вопросам может осуществляться разным составом голосующих. Такие ситуации нашли свое отражение в целом ряде статей ФЗ об АО. Это и ограничение на голосование акциями, принадлежащими членам совета директоров общества, или лицам, занимающим должности в органах управления общества (п. 6 ст. 85 ФЗ об АО), и участие в голосовании акционеров - владельцев привилегированных акций общества (ст. 32 ФЗ об АО), и порядок одобрения сделки, в которой имеется заинтересованность (ст. 83 ФЗ об АО), и ряд других ситуаций. Основная проблема для регистратора на данном этапе проведения ОСА состоит в том, что регистратор не всегда может отследить возникновение ситуации, при которой голосование должно осуществляться разным составом голосующих. Не определено также, должен ли регистратор, осуществляя функции счетной комиссии, отслеживать возникновение подобных ситуаций. Да и вообще, кто принимает решение в отношении того, чьи акции участвуют в голосовании, а чьи нет? Например, в соответствии со ст. 82 ФЗ об АО лица, которые признаются заинтересованными в совершении обществом сделки, обязаны довести до сведения совета директоров общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора общества определенную информацию, которая может быть использована в процессе определения итогов голосования на ОСА. Поскольку принятие решения производится большинством голосов лиц, не заинтересованных в сделке, регистратору необходимо иметь информацию о составе этих лиц. Практика проведения собраний такова, что эта информация поступает от эмитента, и у регистратора нет законных оснований руководствоваться ею или иным источником информации.
        Осознавая всю важность обозначенной проблемы, тем не менее хотелось бы вынести этот вопрос за пределы настоящей статьи, поскольку возникновение таких ситуаций лежит, все же, в рамках "обычной хозяйственной деятельности" общества.
        Более распространенной ситуацией является попытка оспорить правомочность признания регистратором недействительным бюллетеня для голосования и, следовательно, итоги голосования, а в конечном счете оспорить решения ОСА, особенно если голосование данного акционера могло повлиять на результаты голосования.
        Так, ст. 61 ФЗ об АО содержит норму, в соответствии с которой при голосовании, осуществляемом бюллетенями для голосования, засчитываются голоса по тем вопросам, по которым голосующим оставлен только один из возможных вариантов голосования. Как следует понимать фразу "оставлен только один из возможных вариантов голосования"? На практике данное утверждение часто воспринимают буквально: из трех возможных вариантов два должны быть вычеркнуты, что прямо указывается в правилах заполнения бюллетеня для голосования. А это предполагает признание недействительными бюллетеней, в которых воля акционера выражена другим способом (например, вариант голосования, выбранный акционером, обведен в кружок, или подчеркнут, или проставлена галочка и т. д.). Такой узкий взгляд на порядок заполнения бюллетеня для голосования способствует созданию вышеуказанной ситуации. По мнению автора настоящей статьи, законодатель данной нормой установил обязанность счетной комиссии или регистратора, осуществляющего ее функции, однозначно убедиться в том, какую позицию акционер занял при голосовании по тому или иному вопросу. А способ отражения этой позиции в бюллетене не имеет никакого значения, главное, чтобы эта позиция однозначно присутствовала в бюллетене для голосования.
        Отдельно хотелось бы рассмотреть вопрос, когда в счетную комиссию или регистратору, осуществляющему ее функции, поступают два или более бюллетеней для голосования от одного лица, в которых по одному вопросу повестки дня ОСА голосующим оставлены разные варианты голосования. В соответствии с п. 4.16 Положения указанные бюллетени признаются недействительными в части голосования по такому вопросу. Предположительно, указанная норма была введена для того, чтобы исключить возможность предоставления одним лицом бюллетеня, полученного ранее до проведения ОСА, и бюллетеня, полученного в момент регистрации на ОСА. Однако эта норма может быть использована какой-либо из конфликтующих сторон для исключения из участия в голосовании голосов противоположной стороны через предоставление дополнительного бюллетеня. Разрешение этой ситуации возможно через сравнение подписи на бюллетенях для голосования с образцом подписи, получаемым в момент регистрации участников ОСА. Это, кстати, еще один аргумент в пользу того, что механизм регистрации требует серьезного уточнения и законодательного закрепления обязательности ведения регистрационного журнала и росписи участника ОСА в момент регистрации.
        Вообще, порядок признания бюллетеня для голосования недействительным крайне скупо отражен в действующем законодательстве. ФЗ об АО, кроме уже названной нормы, содержит требование, что в бюллетене для голосования должно содержаться упоминание о том, что бюллетень для голосования должен быть подписан акционером (п. 4 ст. 60 ФЗ об АО). Отсюда можно сделать вывод (хотя прямо это не установлено), что при отсутствии подписи бюллетень признается недействительным.
        В Положении поставлены дополнительные условия, при которых бюллетень должен быть признан недействительным. Но очевидно, что в дополнение к этому существуют и иные основания для признания бюллетеней недействительными:
  • в случае несоответствия формы и текста бюллетеня, представленного регистратору, форме и тексту бюллетеня, утвержденным советом директоров (об этом уже говорилось);
  • в случае голосования "за" по альтернативным вариантам решений;
  • в случае распределения акционером между кандидатами в состав совета директоров при кумулятивном голосовании большего числа голосов, чем он располагает;
  • в случае предоставления акционером бюллетеня регистратору после момента начала подсчета результатов голосования.
        Перечисленные основания кажутся вполне логичными, но поскольку они не закреплены в виде норм в действующем законодательстве, то решение регистратора о признании бюллетеней для голосования недействительными по указанным основаниям может стать предметом судебного разбирательства с конечной целью оспорить решения ОСА.
        Основная рекомендация здесь - закрепить эти основания во внутреннем документе общества, регламентирующем порядок подготовки и проведения ОСА.
        К сожалению, пробелы в корпоративном законодательстве не исчерпываются только ситуациями, приведенными в настоящей статье. Представленные приемы корпоративной борьбы на разных этапах процесса подготовки и проведении ОСА достаточно просты в реализации и не требуют значительных затрат, что предполагает высокую вероятность их применения в условиях корпоративного конфликта. Надеюсь, что поминание механизма реализации и внутренней логики перечисленных приемов позволит обществу и регистратору еще на ранних этапах отследить возникновение и пути развития конфликтной ситуации и своевременно предпринять меры по выходу из этой ситуации с минимальными потерями.
        Как уже говорилось, активное вмешательство регистратора в корпоративный конфликт не может приветствоваться, более того, характеризует регистратора не самым лучшим образом. Однако это не означает, что регистратор должен полностью игнорировать состояние корпоративного конфликта в обществе, ведение реестра которого он осуществляет, поскольку регистратор несет ответственность за принимаемые им решения и прежде всего в ситуациях, порядок разрешения которых не содержится в действующем законодательстве. Во всяком случае регистратор при принятии таких решений не должен руководствоваться интересами какой-либо из конфликтующих сторон. Можно смело утверждать, что умение регистратора объективно оценивать аналогичные ситуации, наличие у регистратора соответствующего внутреннего регламента для их разрешения говорит о его высоком профессионализме и квалификации, и истинной "независимости".

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100