Casual
РЦБ.RU

Глаза боятся, а руки делают

Ноябрь 2006

    Мы начинаем публикацию отрывков из книги "История российского фондового рынка: депозитарии и регистраторы", посвященной 10-летию НДЦ, "кусочками" из воспоминаний Беллы Ильиничны Златкис (полный ее рассказ см. в книге). Белла Златкис говорила, что экономическая история, в отличие от обычной истории, - наука стремительная. Для нее иногда даже полгода - большой период. Так, в 1990-х гг. за несколько лет в России был построен достаточно развитой рынок ценных бумаг, на что в других странах требовались десятилетия.

    Формы подтверждения прав собственности на ценные бумаги - ключевой вопрос на любом рынке! Потому что как бы он ни был организован, если вы не можете доказать, что вы собственник, если не можете организовать сделку, в которой после пяти итераций не виден конечный безусловный собственник, то все остальное не имеет никакого значения. Депозитарий как раз и обеспечивает подтверждение и учет прав собственности.
    В России в первой половине - середины 1990-х гг. плохо еще представляли, что такое депозитарий. Хотя к тому времени Андрей Козлов уже привез в страну первую литературу о них. Впервые депозитарий, приближенный к современному виду, был создан на ММВБ, в проекте ГКО. Все: и торговля, и учет прав собственности, и клиринг - тогда происходили внутри биржи. Не были еще выделены специфические депозитарные риски. У депозитария были очень ограниченные возможности, он обслуживал только торговлю государственными облигациями.
    В недрах Центробанка в середине 90-х гг. появилось шутливое наименование "Госдеп". За этой шуткой пряталось желание создать Центральный депозитарий "под государственной крышей", вернее, центробанковской. Я была против такой постановки вопроса, так как считаю до сих пор, что ключевым вопросом является не принадлежность ЦД, а его "центральность". Это единое место хранения необходимой информации. Все понимали, что надо действовать, с реестрами было много путаницы, часто сложно было сказать, кому какая доля в компании принадлежит, на наши головы свалилось рейдерство. Дискутировали много, но никто, кроме Козлова, не сделал ничего для создания этого ЦД. А он шел последовательно к своей цели. Шел эмпирическим путем создания конкретной структуры. Даже я не сразу это поняла! На базе своего детища - Национального депозитарного центра. С невероятным упрямством шел вперед: увеличивал капитализацию, совершенствовал техническую платформу, тщательно подбирал людей. Оставалось чуть-чуть?
    Его успешность в решении этого вопроса заставила меня за последний год сильно изменить свое мнение. Я считаю, что оптимальным для России будет создание Центрального депозитария на базе НДЦ, он опережает остальные. Хотя я и не исключаю схему объединения в ЦД двух или нескольких расчетных депозитариев.

    Жизнь взаймы, или история с ГКО
    Тему государственных кредитов и государственных займов, их влияние на экономику государства, проблемы их эффективности начали обсуждать, конечно, задолго до тех событий, которые у нас произошли в конце 1990-х гг. С появлением государства возникли и его потребности, которые надо было финансировать. Это стимулировало такие категории, как налоги, бюджет, а в дальнейшем и государственный кредит.
    13 ноября 1992 г. мы с Дмитрием Тулиным в Верховном Совете защищали новый "Закон о государственном внутреннем долге", его приняли под № 3877-1.
    Вспомните тот период: в стране жуткая инфляция, средств не хватало ни на что, налоги собирались очень плохо. Как только мы бюджет исполняли? Дефицит его составлял 30%. Причем от кассовых доходов! Вплоть до 1998 г. Было и больше. Как жила страна! Нужно было срочно придумать, что делать в таких условиях. Опыта не было никакого. И мы начали создавать рынки ГКО, ОФЗ и ОГСЗ. В результате была создана система, которая дала стране возможность выжить в тяжелые времена.
    По большому счету ГКО нужны были в первую очередь Минфину и ЦБ РФ, нам -для того, чтобы покрывать дефицит бюджета, а Центробанку - денежное предложение регулировать.
    Началась большая техническая работа над реализацией проекта в Центральном банке и на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ).
    Следует вспомнить роль Андрея Козлова в подготовке механизма заимствований. Своим отношением к делу он фактически нас спас от дальнейшего провала. Более того, своим "занудством" он, возможно, спас наши жизни во время кризиса! Он настоял на том, чтобы мы не запускали недоделанную систему. И, во-первых, была внедрена поставка против платежа, во-вторых, он потребовал провести полную индификацию прав собственности в реестре.
    Упорство свое он проявлял, вызывая недовольство Правительства. Но устоял! На выходные перед самым Новым годом мы проводили тестовые испытания, на нас давили, требовали, чтобы 1993 г. ознаменовался запуском системы. Андрей Андреевич один отказался подписать акт о завершении работ. Он совершенно справедливо посчитал, что подтверждение права собственности недостаточно хорошо прописаны и тем более отработаны в техническом решении. На меня давило руководство, я давила на Андрея, он мне отвечал: "Пока система не заработает нормально, пока ее не доделаем, Белла Ильинична, и не просите!"
    Ему тогда было 27 лет! Стало очевидно, что Андрей Козлов, которого Дмитрий Тулин привел к нам как одного из технических сотрудников Центробанка, вырос в серьезную самостоятельную фигуру.
    В результате запуск был перенесен на 17 мая. Эти 4 мес. помогли довести механизм до необходимого уровня. Андрей Козлов, повторяю, можно сказать, спас нас, да и финансовую систему страны. Если бы система работала менее четко, если бы мы потеряли инвесторов из-за ошибок, катастрофа для инвесторов была бы полной!
    Для определения целесообразности введения краткосрочных заимствований давайте вернемся с вами в тот период. Самый яркий пример - 1996 г. В первую половину этого года практически 50% всех расходов на зарплату работников бюджетной сферы было выплачено за счет госзаимствований. Какой выбор тогда стоял перед политическими властями страны? Либо обеспечить стабильность политической системы, политического устройства еще молодого, некрепкого государства, либо попытаться спасти стабильность денежно-кредитной финансовой системы. Государство пошло по первому пути и использовало государственный кредит как заложника, как жертву политических решений. Задолженность зарплат учителям, врачам в некоторых регионах составляла 1,5 года. Давайте представим себе, что государство не привлекло бы тогда108 млрд руб. (за полгода) за счет размещения ГКО-ОФЗ на финансовом рынке и не профинансировало бы расходы по зарплате - наше поколение, скорее всего, жило бы при другом политическом строе, при другой финансовой системе.
    Но реальная экономика не развивалась, налоговые поступления не росли, занимать становилось все труднее и дороже. Свою роль сыграла негативная мировая конъюнктура, стоимость нефти упала до 7 долл. за баррель. После кризиса в Азии инвесторы выводили свои средства со всех развивающихся рынков. Система ГКО превращалась в финансовую проблему - ежемесячные выплаты государства уже превышали 30 млрд руб., что больше доходов бюджета почти в 3 раза (в 1998 г. они составляли 11 млрд руб. в месяц, сегодня, для сравнения, - 700 млрд).
    Так что нашей вины в крахе 1998 г. не больше, чем заслуг полковника Кольта в последствиях многочисленных разборок с применением изобретенного им оружия. Наша роль заключалась в чисто техническом обеспечении работы рынка госбумаг. Наше творение - это хороший скальпель, и кто виноват, что им воспользовался нетрезвый хирург!
    Все это я понимала, но все равно после кризиса у меня было ощущение, будто я всем кругом должна. Я смогла спокойно вздохнуть, только когда мы начали регулярные выплаты по нашим долговым обязательствам.
    После августа 1998 г. единственным способом выхода из кризиса было взять в руки фискальную политику и серьезно озаботиться сбором налогов. Что и было сделано. Е. Примаков оказался в этом смысле человеком чрезвычайно полезным. Я занималась тогда реструктуризацией долга и могу констатировать, что как только мы показывали нашим партнерам наш бюджет и они видели, как неуклонно растет ежемесячный доход (11 млрд, 14 млрд, 18 млрд), они могли спорить, отбивать себе дополнительные проценты, но они нам верили. И пошли, наконец, на наши условия выплаты долгов, их удовлетворило наше рациональное поведение. Я говорила, смущаясь, очередному "собеседнику": "Ты можешь орать дурным голосом. Требовать 16% годовых, но больше 3% мы заплатить не сможем! Смотри! Иначе вообще ничего не получишь! Мы не скажем тебе, что не будем платить, мы с тобой до конца жизни будем торговаться".
    Показать, что есть у должника (демонстрируя бюджет), и построить график выплат так, чтобы должник не обанкротился, - единственный рациональный способ урегулирования долгов!
    Рублевые бумаги были реструктуризированы в 12 траншей, в большое число ценных бумаг. Это было наше оригинальное решение, благодаря ему кредиторы ежемесячно что-то получали и не теряли оптимизма. Реструктуризация завершилась в апреле 1999 г. - около 90% держателей ГКО и ОФЗ согласились обменять их на новые, с более длительным сроком погашения.
    Вообще реструктуризация - это не позор. Инвестору все равно, какова "длина" бумаги, была бы ликвидность подходящая! Последние бумаги, на которые обменивались ГКО, были погашены в феврале 2004 г.

    СПРАВКА
    1970 - 1985 - экономист, старший экономист, главный экономист, заместитель начальника отдела управления финансирования промышленности Министерства финансов РСФСР.
    1985 - 1986 - начальник отдела управления по совершенствованию хозяйственного механизма и цен Минфина РСФСР.
    1986 - 1988 - заместитель начальника управления по совершенствованию хозяйственного механизма и цен Минфина РСФСР.
    1988 - 1990 - начальник Сводного отдела денежного обращения, ценных бумаг и финансов торговли Минфина РСФСР.
    1990 - 1998 - начальник отдела, управления, Департамента ценных бумаг и финансового рынка Минфина РФ, член коллегии.
    1998 - 2000 - руководитель Департамента управления государственным внутренним долгом Минфина РФ, член коллегии Министерства финансов РФ с 1992 г.
    2000 - 2004 - заместитель министра финансов РФ.
    2004 - по настоящее время - заместитель Председателя правления Сбербанка РФ.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100