Casual
РЦБ.RU

Роль финансовой инфраструктуры в реализации денежно-кредитной политики

Июль 2006


    В своем выступлении я попытаюсь высказать свою точку зрения, почему два вроде бы впрямую не слишком связанных субъекта - финансовая инфраструктура и денежно-кредитная политика - на самом деле очень тесно переплетены.

    Если посмотреть на последние
    20-30 лет развития финансового рынка, то, в зависимости от угла зрения, ему могут быть даны разные оценки. Для меня это прежде всего процесс превращения значительной доли финансовых активов в, по сути, денежные средства. Те же самые облигации, обращающиеся на международных, а не на локальных рынках, фактически сегодня представляют собой квазиденьги. Они выполняют основные функции денег: и средства обращения, и средства накопления, и меры стоимости. Я не буду сейчас останавливаться на теоретическом доказательстве этой схожести, но подчеркну, что одна из функций денег, а именно функция средства обращения, реализуется прежде всего и благодаря финансовой, депозитарной инфраструктуре.
    В этом смысле можно сделать смелое утверждение, что крупнейшие международные центральные депозитарии сегодня постепенно начинают трансформироваться в эдакие мировые центральные банки, только не для эмиссии и обслуживания денежного обращения в традиционном понимании, а для целей обслуживания этого же денежного обращения в форме высоколиквидных ценных бумаг. И если мы посмотрим количественные пропорции, то увидим, что как таковых денег, эмитированных центральными банками, в сравнении с количеством обращающихся финансовых активов, которые претендуют на роль денег, становится все меньше. Пропорция "естественные натуральные деньги/финансовые активы, исполняющие функции денег" изменяется, и не в пользу натуральных денег.
    Это происходит в силу целого ряда причин. Отчасти потому, что последние 10-15 лет крупнейшие центральные банки проводят политику инфляционного таргетирования, что на самом деле имеет форму политики регулируемой, предсказуемой процентной ставки. Это позволяет весьма предсказуемым образом рассуждать на тему, сколько будут стоить краткосрочные ценные бумаги в ближайшем будущем, и в результате позволяет перевести их из категории финансовых активов, в которые вкладываются средства, в категорию денег, которые используются, чтобы инвестировать дальше. Это приводит к тому, что левередж всей финансовой системы, экономической системы резко возрастает и с этим возрастает и ее, скажем так, некая хрупкость.
    Финансовая инфраструктура активно начала развиваться относительно недавно. Можно считать, что начальный период активного развития совпал со временем отмены золотого стандарта в начале 1970-х годов, потом с дерегулированием банковского сектора в Соединенных Штатах в начале 1980-х. И если мы посмотрим на все параметры, отражающие развитие финансовой системы (индекс Доу Джонса, оборот NYSE и др.), то увидим, что быстрый темп роста они как раз начали приобретать именно в то время. И я утверждаю, что развитие финансовой инфраструктуры является одним из источников быстрого роста различного рода параметров, отражающих стоимость финансовых активов. И совершенствование технологии в каком-то смысле провоцирует дальнейший рост параметров. Сегодня мы видим, что активы, которые ранее не относились к категории торгуемых, становятся активно торгуемыми, и доля торгуемых активов в общей структуре рынков тоже резко возрастает. С этой точки зрения всплески цен на металлы, газ, нефть, перевозки, да бог знает на что еще, могут объясняться и ростом реального спроса, но куда больше объясняются переводом этих активов в сферу финансовых активов и появлением возможности вкладывать в них спекулятивные (краткосрочные) деньги. И это тесным образом связано с развитием инфраструктуры. Мы видим, что в последние несколько лет буквально рука об руку идут как рост российских индексов (вообще каких бы то ни было стоимостей, фиксируемых рынком), так и бурные процессы развития инфраструктуры. Сначала бурный рост рынка облигаций, сейчас мы имеем, можно считать, начало бума IPO, и этот процесс в значительной степени усиливается, сопровождается ожидаемым дерегулированием трансграничных операций, снятием капитальных ограничений по операциям с российским рублем и с российскими активами, которые должны произойти в июле. Все это вместе, собственно, ставит вопрос о том, где, в каком виде, в какой части должна развиваться российская инфраструктура и каким образом она должна стыковаться с внешним миром.
    Если будет позволено такое сравнение, я бы сравнил инфраструктуру финансового рынка с нефтяной отраслью. На бытовом уровне мы знаем, что существуют нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие, сбытовые предприятия "заправки". Если спроецировать эту упрощенную модель на фондовый рынок, то в роли нефтедобывающих предприятий мы можем рассматривать депозитарии и расчетные системы, в роли нефтепереработки выступают клиринговые организации, в роли сбытовых организаций - биржи.
    Из опыта развития бизнеса все мы знаем, что продавать сырую нефть крайне невыгодно. Переработанные продукты продавать куда более выгодно и куда более прибыльно. При этом, если предприятие обладает возможностями по добыче и по переработке нефти, совершенно не обязательно оно должно обладать возможностями по ее сбыту.
    Если выстраивать дальше эту аналогию, то можно сказать, что, наверное, не очень рационально допускать иностранную инфраструктуру к прямому доступу к системе денежных расчетов и к системе базовых депозитарных функций или к Центральному депозитарию. Эта инфраструктура должна быть все-таки внутренней, доступной внутренним контрагентам, и замыкаться на клиринговую инфраструктуру, централизованную или децентрализованную - уже вопрос степени развития. А внешние рынки должны стыковаться с внутренними рынками на уровне так называемых позиций, или на уровне механизма, скажем, поставки против платежа, но отнюдь не свободного перевода денег или свободного перевода ценных бумаг. Это является, на мой взгляд, условием и залогом сохранения существования национальной инфраструктуры. Прямой доступ на уровень Центрального депозитария, на уровень центральной платежной системы со стороны внешней инфраструктуры будет означать, фактически вывоз сырой, денежной или ценнобумажной "нефти" и ее переработку за пределами страны.
    Что же касается торговой инфраструктуры, то она может быть построена любым образом, поскольку в значительной степени базируется на приближенности к клиенту. Если в РФ существует достаточное количество клиентуры, заинтересованной в торговле финансовыми активами, и достаточное количество посредников, которые могут обслуживать торговлю, то эти посредники и клиенты вполне способны поддержать спрос и сформировать ликвидность на внутреннем локальном рынке, организованном через локальные торговые подсистемы.
    Проблема Центрального депозитария, на мой взгляд, проблема перезревшая, и, честно говоря, в цивилизованном обществе на эту тему, наверное, уже и не стоит говорить. Почему? Потому что для развитой страны нерешение ее, помимо издержек, создает проблему имиджевую, моральную. И я думаю, что идущие сегодня "демократические дискуссии" на тему, каким мы должны построить этот рынок, не ведут нас к результату, потому что давно понятно, что Центральный депозитарий - структура не рыночная, а представляющая собой естественную монополию, в которой заинтересовано государство. И рассуждения, что это такая структура, которая должна управляться рынком, мне кажутся уже пройденной темой, не вызывающей никаких позитивных эмоций. Центральный депозитарий - это, по большому счету, стратегический государственный ресурс, который необходимо создать в кратчайшие сроки. Он должен служить всем и не должен являться источником извлечения прибыли для кого бы то ни было (какого-либо участника или группы участников рынка), а должен просто обслуживать существующую инфраструктуру так же, как ее обслуживает платежная система.
    Что же касается оставшихся частей инфраструктуры, клиринговой и торговой, это действительно предмет рыночной конкуренции.
    В завершение своего краткого выступления я бы хотел сказать, что для Центрального банка вопрос Центрального депозитария не праздный. И мы со своей стороны будем поддерживать предложения регулятора, ФСФР, которые направлены на скорейшее решение проблемы и перевод нашего российского рынка, хотя бы по этому показателю, в категорию современных развитых рынков.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Российский рынок: на рубеже перемен
Анализ рынка российских ценных бумаг, законодательства и движущих сил
Роль финансовой инфраструктуры в реализации денежно-кредитной политики
Будущее российской расчетно-депозитарной инфраструктуры: соответствие международным стандартам и российские особенности
Взаимодействие международного депозитария и российского рынка: настоящее и будущее
Кастодиальные услуги в России: включено ли управление денежными средствами?
Комплексное обслуживание клиентов на российском рынке депозитарных услуг что может и должен предлагать Кастодиан помимо базовых депозитарных услуг?
Обслуживание внешних и локальных депозитарных операций
Инфраструктура российского рынка ценных бумаг: мифы и реальность
Новости НДЦ
Второй ежегодный теплоходный круиз по Москве-реке, 23 июня 2006 г.

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100