Casual
РЦБ.RU

Переход от сырьевой экономики к инновационной наиболее оптимален в эпоху потрясений

Июль 2009

О роли РОСНАНО в создаваемом в рамках Фондовой биржи ММВБ Рынка инноваций и инвестиций в интервью БО рассказал Член Правления, Управляющий директор госкорпорации Дионис Гордин.

Б. О. Какую пользу Рынок инноваций и инвестиций принесет РОСНАНО?

Д. Г. Мы не просто так подписали соглашение на столь важном мероприятии, как VIII Петербургский экономический форум. Международный статус этого события только подчеркивает значимость нашего совместного проекта. Генеральный директор РОСНАНО Анатолий Чубайс дал очень точное определение сектору инноваций и инвестиций: "Русский NASDAQ". Для госкорпорации этот проект имеет очень большое значение, так как одним из базовых императивов для нас является создание инфраструктуры для рынка компаний инновационной направленности. Инфраструктуры, в которой возможно появление новых высокотехнологичных компаний и которая позволит перестроить экономику страны, перевести ее из сырьевой в инновационную. Важно не только создать различные Технопарки, Центры коллективного пользования, Центры трансферта технологий и так далее, но и финансовую инфраструктуру, без которой ничего не родится. Я говорю о той инфраструктуре, которая объединит множество экономических агентов — от "бизнес-ангелов" на начальной стадии, "посевных", венчурных, стратегических фондов, до выхода через биржу на организованный рынок ценных бумаг. Комплексная работа всех этих институтов в итоге позволит создать в России инновационную экономику. Без рыночной составляющей поиск и попытка реализации проектов может обернуться тем, что мы будем бросать семена в бетон. Казалось бы: красивые проекты, инвестиции в инновации, новые быстроразвивающиеся компании… А сервиса, который позволит быстро и эффективно выйти на рынок и заработать деньги, в необходимом объеме пока нет. Поэтому для госкорпорации РОСНАНО создание сектора инноваций и инвестиций — целевая задача, мы видим его как один из важнейших элементов финансовой архитектуры будущей инновационной экономики.

Б. О. Какую роль в новом проекте будет играть РОСНАНО?

Д. Г. Прежде всего, госкорпорация окажет поддержку в создании нового биржевого сектора в части поиска и оценки проектов. Уже сейчас рабочие группы из представителей РОСНАНО и ММВБ совершают деловые поездки в регионы, прежде всего туда, где госкорпорация и ММВБ уже присутствуют. Помимо поиска пилотных проектов для вывода на рынок через новую площадку мы работаем над созданием в регионах механизма, который бы подобные проекты генерировал автоматически. Это целый комплекс вопросов: необходимо договориться с местными властями, биржевиками, бизнесменами с тем, чтобы они работали на наш сектор, искали интересные проекты, подключали экспертизу и так далее. Ведь помимо создания потока проектов, важно создать и сервисный сектор, обеспечить работу листинговых брокеров. И здесь мы идем рука об руку с ММВБ. Кроме этого, в будущем РОСНАНО может выступать соинвестором в некоторых проектах. Мы рассматриваем этот бизнес не только как точку входа, но и как точку выхода. В будущем, когда та или иная компания выйдет на IPO, она может иметь в себе инвестиции РОСНАНО. Поэтому синергетический эффект создается сразу для всех участников процесса.

Б. О. Уже есть какие-либо конкретные предприятия, которые способны начать работать в новом секторе ФБ ММВБ?

Д. Г. Рынок инноваций и инвестиций ММВБ по охвату более емкий бизнес, чем деятельность РОСНАНО. Госкорпорация может заниматься сугубо проектной деятельностью и подготовкой будущих эмитентов к работе через новый сектор. А ММВБ может рассчитывать на привлечение более широкого круга эмитентов. Например, компании IT-сектора, компании среднего бизнеса, в которых есть элемент инновационных технологий и так далее. Если говорить о проектах РОСНАНО, то у нас сейчас пять пилотов, которые в ближайшее время будут выходить на рынок с помощью нашего совместного проекта. Ориентировочный срок — конец осени этого года. Но надо понимать, что уже сейчас есть высокая заинтересованность гораздо большего числа игроков. Мы постоянно посещаем регионы и, по нашему опыту, там интерес в привлечении финансирования через ММВБ гораздо выше, чем в Москве.

Б. О. Кризисная ситуация уже учтена в планах предприятий, которые готовят пилотные проекты на конец осени? Насколько велика вероятность коррекции этих планов?

Д. Г. Мы живем в динамике, а не в статике. А динамика часто непредсказуема. Мы считаем, что как раз в условиях кризиса, когда модель сырьевой экономики показывает свою неэффективность, нужно оказать максимальную поддержку секторам, которые будут способствовать выходу из кризиса. Сейчас весь мир вновь обратил основное внимание на hi-tech. Экономические программы всех развитых стран сегодня переориентированы на высокотехнологичные сектора. Вспомните про строительство дорог в США во времена Великой депрессии. Это было решением вопроса инфраструктуры и занятости людей. Сегодняшнюю проблему кризиса можно решить не с помощью строительства дорог, а с помощью инвестиций в hi-tech. В случае благоприятного развития событий и правильных действий Россия выйдет из кризиса обновленной и сильной.

Что касается коррекции планов, то она вполне возможна. Наивно полагать, что все задуманное осуществиться без осложнений. Эти риски учитываются, все понимают, какая ситуация сложилась в стране и мире. Но здесь надо понимать, что проекты, о которых мы говорим, не являются капиталоемкими. Они требуют много времени, организации, PR-акций и так далее.

Б. О. Рынок высоких технологий несет в себе значительные риски, но потенциально считается высокодоходным. Существует ли риск быстрого и необоснованного роста этого рынка и, как следствие, его краха?

Д. Г. Фундаментальные исследования никогда не создавали "пузырей". Они являются базисной основой для роста новых отраслей. Венчурная экономика достаточно молода. Ее старт пришелся на

70-е годы прошлого века. Но сегодня экономика сектора hi-tech в США зарабатывает существенно больше, чем традиционные отрасли. За этим ребенком следят, ему помогают и оберегают от неприятностей. Да, не без проблем. Но оснований для создания "пузыря" нет. Тем более в России, где этого рынка вобщем-то пока и не существует. И мы считаем, что развитие инновационной экономики — это один из методов выхода из кризиса с максимальным КПД.

Б. О. Как будет осуществляться экспертиза проектов, с которыми компании будут претендовать к выходу на рынок?

Д. Г. Институт экспертизы сейчас в начальной стадии создания, пока создается Координационный совет, идут переговоры с экспертами, которые готовы поддержать сектор РИИ, решаются вопросы создания института листинговых брокеров и так далее. Безусловно, мы будем опираться на мировой опыт, опыт молодых, но уже успешных площадок. Приведу в пример поляков, у которых одна из лучших в Европе бирж, где прошло уже более 80 IPO инновационных компаний. Мы знаем их бизнес-модель, принципы построения экспертизы. Мы так же смотрим на работу экспертизы в Сингапуре, Тайва­не, Британии, США, Израиле и других странах. Весь этот опыт будет консолидирован и на его основе получится модель, максимально приемлемая и адаптированная для России. Это задача ближайших двух-трех месяцев.

Б. О. Существуют ли ориентировочные сроки, когда можно будет говорить, что рынок вышел на поток и размещения проходят регулярно, а на вторичном рынке достаточная ликвидность?

Д. Г. У нас амбициозные задумки. Если первые пилотные проекты состоятся в конце осени, то, думаю, уже в первом полугодии следующего года сектор инноваций и инвестиций может выйти на поточный режим. Коррективы может внести только значительное ухудшение ситуации на мировых финансовых рынках. Но здесь важно понимать, что подобные кризисы как раз способствуют большим и грандиозным изменениям. Поэтому переход с сырьевой экономики на инновационную наиболее оптимален в эпоху таких потрясений. Если говорить о сроках, то обычно процесс от аналитики и выводов до реальных действий занимает намного больше времени, чем это сделали мы. Так что есть основания говорить, что намеченные планы будут успешно реализованы в обозримом будущем.

Б. О. Какие инвесторы будут присутствовать на этом рынке?

Д. Г. Мы полагаем, что круг инвесторов будет достаточно широким. Но в основном это будут институциональные игроки и различные фонды. В правилах любого фонда очень четко прописана зона риска, в которую фонд может войти и портфель фонда всегда строго диверсифицирован. Компания, которая выходит на рынок через новый сектор ММВБ, это отдельный риск. Но когда речь заходит об инновационных проектах, то к собственной экспертизе фонда добавляется экспертиза ММВБ, экспертиза листингового брокера и других участников, которые готовили компанию к выходу на биржу. Поэтому цепочка из всех этих организаций является инструментом понижения риска для конечного инвестора. А потенциал роста остается.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100