Casual
РЦБ.RU

Из истории международной финансовой интеграции

Май 2009

В последние годы, особенно после введения в наличный оборот евро, некоторые финансисты и политики неоднократно говорили о необходимости создания и других региональных валют. Речь шла о единой валюте стран юго-восточного региона, об объединении валютных систем латиноамериканских государств, а также о единой денежной системе США, Мексики и Канады. Ближе всех к практической стороне этого вопроса подошли страны Персидского залива. Финансовый кризис, казалось, остановил реализацию этих проектов.

Однако ухудшение финансово-экономической ситуации придало новый импульс идее реформирования мировой валютной системы и созданию единой резервной валюты, которая позволит консолидировать всю международную финансовую систему и вытянуть ее из рецессии.

Перспективы новых региональных валют сегодня во многом туманны. В этой связи определенный интерес может представлять история создания в Европе объединенных денежных систем.

Первые опыты

Стремление к объединению или унификации денежных систем возникло практически одновременно с появлением монет. Как известно, первые монеты появились в Лидии (государстве, находившемся в Малой Азии) в VII веке до н. э., а уже через столетие, некоторые древнегреческие города-государства стали заключать между собой союзы, договариваясь о свободном обращении на подвластной территории монет, выпущенных каждым из них.

В период средневековья наиболее известна попытка создания коллективных денег в рамках Ганзейского союза — политического и торгового объединения прибалтийских городов в XIII—XVI веках, куда в разное время входило от 70 до 170 городов. Так как товарообмен между многочисленными городами, княжествами и герцогствами обходился очень дорого (даже самые маленькие государственные образования имели собственные деньги), в 1379 г. был заключен монетный союз, в рамках которого чеканились монеты единого образца (зекслинги, драйлинги и другие), принимавшиеся в главных ганзейских городах Любеке, Гамбурге, Ростоке, Кельне, по всей Скан­динавии, а также в Новгороде и Пскове. Учас­тники договора контролировали объем и порядок обращения денег на территории Ганзы. Однако монетный союз просуществовал всего несколько десятилетий и распался, что, скорее всего, связано с приходом в упадок самого Ганзейского объединения.

В первой половине и середине XIX века в Европе было реализовано несколько проектов по интеграции монетных систем. Правда, все они осуществлялись в рамках вновь создававшихся или уже существовавших стран. Так, до создания единых государств в Швейцарии существовало 11 различных денежных систем, в Италии обращалось несколько десятков различных типов монет, а на территории будущей Германской империи находилось 39 независимых образований, каждое из которых чеканило собственные монеты. Лишь Австро-Венгерский монетный союз, существовавший в 1867 — 1914 гг., был результатом не объединения, а частичного размежевания страны на Австрийскую монархию и Королевство венгров, которые, проводя собственную финансовую политику, использовали для этого единые центральный банк и валюту.

Во второй половине XIX века в Европе начала проявляться новая тенденция — создание межгосударственных финансовых объединений. Именно в это время был создан Латинский монетный союз, в пределах которого денежное обращение стало осуществляться на принципиально новой основе.

Латинское образование

Латинский монетный союз был создан 23 декабря 1865 г. Францией, Италией, Бельгией и Швейцарией. Его создание было облегчено тем, что денежные системы этих стран после наполеоновских войн начала XIX века были фактически идентичны. С 1868 г. к Латинскому союзу примкнула еще и Греция. Основной целью этого межгосудар­ственного финансового образования было объединение монетных систем перечисленных стран и легализация обращения монет каждого из заключивших соглашение государств в рамках всего Союза.

По первоначальному соглашению Союз был заключен на 15 лет до 1 января 1880 г. При этом был предусмотрен особый порядок его продолжения: если за год до окончания этого срока ни одна страна не заявит о своем выходе из Союза и о необходимости его ликвидации, то договор считался пролонгированным и Союз продолжал функционировать еще 15 лет и т.д.

Конвенция 1865 года фактически унифицировала обращавшиеся в странах монеты. Для всего Союза были установлены одинаковые вес, проба, материал и номинал монет. В качестве образца была использована французская метрическая монетная система: золотые монеты достоинством 5, 10, 20, 50 и 100 франков, серебряная — 5франков 900-й пробы; а также разменные серебряные — 0,2, 0,5, 1 и 2 франка 835-й пробы. Однако в каждой стране были сохранены национальные наименования основной денежной единицы (во Франции, Швейцарии и Бельгии — франк, в Италии — лира, в Греции — драхма). Для полноценной серебряной (5-фран­ковой) и золотой монет вводилась "свободная чеканка", то есть каждое государство могло выпускать их без ограничений, но при этом должно было соблюдаться единое соотношение золота и серебра (1:15,5). А вот чеканка разменной монеты была ограничена 6 франками на душу населения.

Кроме того, во всех странах-участницах соглашения был установлен обязательный (без ограничения суммы) прием всех полноценных (золотых и 5-франковых серебряных) монет, выпущенных любой из стран-членов Союза, а разменная серебряная монета принималась на сумму не более 100 франков (от своих граждан монеты принимались без ограничения суммы). Фактически, в отличие от предшествующего периода, когда во многих странах Европы основой финансовой системы был "золотой стандарт", в основу Латинского монетного союза был положен биметаллизм.

Установление биметаллистической денежной системы в странах Латинского союза было вызвано в значительной степени тем, что под влиянием открытия новых месторождений золота его цена относительно серебра стала падать, и это создавало угрозу прекращения обращения полноценной серебряной монеты. Сторонники биметаллизма полагали, что подобная денежная система поможет сохранить в обращении оба металла.

"Хромающий" союз

Основатели Латинского союза возлагали на него большие надежды и предполагали, что он будет служить неким регулятором денежного обращения между отдельными входящими в него странами. Однако уже с первых лет создания монетного союза стало наблюдаться расхождение в курсах валют входящих в него государств. Так, в 1870 г. во время франко-прусской войны французский франк котировался в Швейцарии по 96, а в 1893 г. итальянская лира равнялась в Швейцарии всего лишь 85,7 франков.

Помимо обесценения валют, успешному выполнению возложенных на Союз функций препятствовали колебания стоимости драгоценных металлов. До 1867 г. серебро стоило дороже установленного Союзом соотношения между драгоценными металлами, и оно постепенно вытеснялось из обращения золотом. Однако с 1870-х годов рыночная цена серебра стала катастрофически падать (на мировом рынке цена унции серебра с 60,3 пенсов упала к 1879 г. до 51,2 пенса) и его в большом количестве перечеканивали в монеты, так что денежное обращение стран Латинского союза было наводнено серебряными монетами. А вот золотые монеты стали быстро исчезать из обращения. В таких условиях государствам Союза стало невыгодно допускать на свою территорию постепенно обесценивавшуюся серебряную монету из других стран. Поэтому с 1878 г. свободная чеканка серебра была прекращена, однако имевшиеся в обращении 5-франковые серебряные монеты оставались законными платежными средствами. Таким образом, Латинский монетный союз перешел от биметаллизма к так называемой "хромающей" валюте.

Дальнейшая судьба Латинского монетного союза (деятельность которого продолжалась конвенциями 1878, 1885, 1892 и 1908 гг.) складывалась под влиянием дебатов о порядке возможной ликвидации Союза, в связи с постоянным падением цены серебра и переходом одного за другим почти всех развитых государств к золотому монометаллизму. При этом наибольшие затруднения вызывал вопрос ответственности каждого из государств Союза за выпущенную им 5-франковую серебряную монету. Дело в том, что, проводя различную денежно-кредитную политику, разные страны выпускали в обращение различное количество монет, прежде всего, серебряных. Кроме того, хотя страны — члены Союза сообщали друг другу сведения о масштабах эмиссии, торговый оборот между ними был различным, в результате чего в разных государствах обращалось неодинаковое количество "чужих" монет. К примеру, в 1883 г. доля монет стран-партнеров в общей стоимости денег, имевших хождение, составляла в Италии 26%, Фран­ции — 46%, Бельгии — 58%, Швей­царии — 88%.

Особенно сильно ликвидации Латин­ского союза сопротивлялась Бельгия, которая, начеканив большое количество серебряной монеты, не желала одна нести потери, связанные с уплатой золотом или товарами за изъятие обесцененных денег. В результате было принято, предложенное Францией компромиссное решение, установившее некоторые льготы для Бельгии в случае формальной ликвидации союза, но положившее в основу ликвидации принцип выкупа каждой страной всей выпущенной ею 5-франковой монеты с уплатой другим государствам золотом или векселями.

Монолитность Латинского монетного союза нарушилась также и некоторыми нормами внутреннего финансового законодательства отдельных стран. Например, в Швейцарии греческие 5-франковые серебряные монеты были лишены легального курса, в отличие от подобных монет других стран Союза. Кроме того, между странами-участниками Союза заключались отдельные сепаратные соглашения. Так, Италия и Греция произвели "национализацию" своей разменной монеты, то есть извлекли ее из обращения в прочих странах Союза, уплатив золотом и траттами. Последняя конвенция 1908 г. увеличила сумму, допустимой к выпуску разменной монеты до 16 франков на душу населения.

Латинский союз имел не только экономическое значение. Франция, как лидер и сильнейшая держава объединения, развернула в Европе широкую кампанию по введению французской денежной системы в других государствах, желая таким образом значительно расширить зону франка. К концу XIX века еще 18 стран, кроме членов Латинского союза, имели денежные единицы, эквивалентные франку. Правда, за исключением Испании, это были, в основном, мелкие европейские страны — Сербия, Румыния, Болгария, Люксембург, Сан-Марино и Андорра. К таким странам относилась и Финляндия, которая входила в состав Российской империи, но имела автономную финансовую систему. Сама же Российская империя с 1885 г. имела некоторые виды монет, соответствовавшие латинским: золотые монеты достоинством 5 и 10 рублей (полуимпериал и империал) соответствовали 20 и 40 франковикам, серебряные полтина и четвертак (50 и 25 ко­пеек) равнялись 2 и 1 франку. Возможно, это было связано с формировавшимся тогда политическим союзом между Францией и Россией.

Однако в конце XIX века Латинский союз уже не мог принимать новых членов, так как начал разрушаться изнутри. Дело в том, что союзные соглашения не касались бумажного обращения, и пока Франция была занята объединительными проектами, Италия бесконтрольно печатала банкноты, пополняя свою казну за счет партнеров. Так как участники Латинского союза не считали нужным координировать свою политику процентных ставок и бюджетную политику, то, когда началась Первая мировая война, валюты стран-членов союза стали терять покупательную способность с разной скоростью. Это и стало началом конца Латинского монетного союза.

Серебряный конец

С началом Первой мировой войны все страны Латинского монетного союза, кроме Швейцарии, вывели из обращения золото и серебро и перешли к бумажным деньгам. Монеты практически исчезли из обращения. Однако в Швейцарии наблюдался громадный наплыв серебряных монет других государств Латинского союза, так как, вследствие произошедшего обесценения французской, бельгийской и итальянской валют, было выгодно обменивать их на швейцарский франк, курс которого был очень высоким. Такое наводнение обесцененной серебряной монетой представляло для этой страны серьезную опасность, и в октябре 1920 г. дальнейший ввоз и обращение серебряных монет, отчеканенных на монетных дворах партнеров по Союзу, в Швейцарии был объявлен незаконным.

После изъятия запрещенных монет, на что было отведено три месяца, Швейцария стала обладательницей 225 млн. франков серебром во французских, итальянских, бельгийских и греческих денежных единицах в дополнение к тому серебру, которое страна уже имела в своем национальном банке.

В 1921 г. на конференции стран — членов Латинского союза Швейцарии было предоставлено право перечеканить иностранные серебряные монеты на сумму 65,7 млн. франков в швейцарскую валюту. Остальные серебряные монеты на сумму 59,4 млн. франков должны были быть, начиная с 15 января 1927 г., вывезены обратно теми странами, в которых они были выпущены, при чем оплата их должна была быть произведена в течение 5 лет с момента их вывоза. Чтобы заполнить пустоту в денежном обращении Швейцарии, образовавшуюся в результате изъятия иностранной монеты, швейцарскому правительству было разрешено увеличить чеканку серебряных 5-франковых монет до 80 млн. франков (до этого количество швейцарских 5-франковых монет составляло 10,63 млн франков).

Фактически это решение стало началом ликвидации Латинского монетного союза. Лишь в связи со сложностью окончательных расчетов этот процесс затянулся на пять лет. Официально Союз перестал существовать с 31 декабря 1926 г.

Несмотря на трудности, постоянно возникавшие при функционировании единой финансовой системы Латинского монетного союза, некоторые ее элементы, прежде всего, фактическая унификация монет, оказались жизнеспособными и целесообразными и были использованы в дальнейшем без каких-либо серьезных изменений.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100