Casual
РЦБ.RU

Образина королевы, или вокруг Годунова

Июль 2008

    Рубрику ведет советник Службы по связям с общественностью и СМИ ММВБ, член Союза писателей России Дмитрий Кондратьев

    Иван Грозный умер. На престол взошел его сын, Федор Иванович. В мае 1584 г. столица торжественно праздновала коронацию нового царя. Федор и его свита отправились в Архангельский собор, оттуда в Успенский. Дорогу устилали дорогие ткани. По пути следования процессии сплошной стеной стояли дворяне в "золотых платьях". Короновали Федора Ивановича по чину венчания византийских императоров, но долгая церемония утомила его. Не дождавшись окончания коронации, он передал шапку Мономаха князю Мстиславскому, а тяжелое золотое яблоко - Борису Годунову. Этот неожиданный эпизод потряс присутствующих.
    Царь Федор Иванович мало чем походил на отца. По воспоминаниям очевидцев, последний государь из династии Рюриковичей отличался болезненностью, слабым телосложением, походка у него была нетвердая, на лице, поражавшем своей бледностью, постоянно блуждала улыбка. Дела тяготили его, и Федор искал спасения в молитве, нередко сам звонил в колокола, раз в неделю отправлялся на богомолье в ближайшие монастыри. В глазах современников он был блаженным на престоле. Однако при своем благочестии царь не чурался диких забав и кровавых потех. Федор Иванович упивался зрелищем кулачного и в особенности медвежьего боя. Но рядом с ним всегда был умный и изворотливый Борис Годунов...
    И вот однажды сложилась трагикомическая ситуация. Ее главными действующими лицами стали экспансивная английская королева Елизавета Тюдор, которая вступила на престол еще при жизни Ивана Грозного, капризный царь Федор Иванович и дальновидный Борис Годунов. А связана эта занятная история с необычными золотыми монетами.
    После смерти Грозного ранее подавлявшиеся его волей противоречия в отношениях между Лондоном и Москвой вырвались на поверхность. Прежнюю атмосферу особой доверительности между русским царем и английской королевой сменили бесконечные взаимные обиды, начало которым положила упрямая подозрительность Посольского приказа, почуявшего возможность "окоротить" исключительные права английских купцов и созданной ими Московской компании на Руси. В борьбе за свои интересы англичане решили возродить подобие прежних доброжелательных взаимоотношений между государями. Чтобы заручиться симпатией женской половины российского двора, королева Елизавета отправила в адрес царицы Ирины "задушевное" письмо. Симпатии мужской половины, а именно царя Федора, должны были привлечь золотые монеты, отправленные Елизаветой через Годунова. Однако царь принял драгоценную посылку крайне неприветливо. Золотые были отвергнуты как унижающие достоинство царя.
    Борису Годунову ничего не оставалось, как отправить королевскую посылку обратно в Англию и написать Елизавете письмо с извинениями. Здесь же он описал (к счастью для исследователей) этот подарок: "Поминки золотые, и в полы золотой, и в четверть золотой, и в денгу золотого". Причем самый малый номинал представлял собой замечательный экземпляр миниатюрной портретной медали королевы Елизаветы.
    Так чем же не приглянулся царю такой "поминок"? Причина обиды в том, что Федору Ивановичу поднесли золотые, пригодные по весу разве что для пожалования самому захудалому стрельцу. Вот тебе раз! А английская королева и не ведала о существовавшей в России системе пожалований и наград! Вот тут и нашла коса на камень.
    Елизавета, узнав о недовольстве царя Федора Ивановича, была возмущена и удивлена до крайности и в письмах к нему дала волю чувствам. "Со времени кончины нашего любимого брата, преславной памяти Ивана Васильевича, нашему государственному достоинству было оказано много разных оскорблений... Но ныне мы доведены до такой крайности, что едва ли нам можно их далее терпеть..." - писала она в послании. Через несколько месяцев оскорбленная королева отправляет еще одно письмо: "Из государской нашей любви и приязни к вам, любезнейший брат, мы повелели послать прелестный подарок... Теперь, когда мы уразумели желания, мы сознаем, что подарок этот был не удовлетворителен. Однако же он был не до такой степени ничтожен, чтобы и менее ценные подарки не пересылались между государями, меж коими ведется любовь и дружба. Подарок был отвергнут и пренебрежен самым оскорбительным образом и всенародно возвращен с поносительными речами, без уважения и братской любви... Если бы вы когда-нибудь прислали нашему величеству подарок в десять раз дешевле, и не хуже нашего отделанный, наше государское величество приняло бы его не из-за самой вещи, но из уважения к превосходству того, кем она подарена".
    Федор же упрямо стоял на своем: "Они не таковы, какие следовали, и мы, когда будем отправлять своего посланника, так же уменьшим наши подарки".
    Зато обходительные и учтивые письма покровителя англичан Бориса Годунова, который был явно ближе к пониманию мотивов королевы, а главное - интересов Московской компании, до такой степени умиротворили Елизавету, что вскоре она распорядилась отправить в Москву новый подарок для Федора Ивановича. На этот раз английская королева расщедрилась и учла все претензии русского царя. Составленная простодушными архангельскими таможенниками "Роспись благодети (подарков. - Примеч. авт.) к государю в Москве" включала 9345 золотых, 71 изумруд разной величины, золотые перстни, пуговицы, запоны с камнями. Последней в росписи значится "запона золотая, а в ней камень, а на камне вырезана образина королевы".
    Вот такая случилась забавнейшая ситуация, которую можно назвать историей одной глупости.
    Следующая история не так забавна. Загадочные события, описанные в ней, связывают воедино два разных периода: правление царя Федора Ивановича, уже известного читателю, и сына Бориса Годунова - тоже Федора.
    Из-за миниатюрности изображений на "чешуйках" портретного сходства денежникам достичь не удавалось. Как правило, год на русских монетах тоже не указывался. Лишь имена, иногда отчества, титулы. Именно это обстоятельство и наделало путаницу с дошедшими до нас монетами, на которых выбито имя "Федор". Без отчества. Чей же это сын - Ивана Грозного или Бориса Годунова? Попробуем разобраться.
    Оборотная сторона монеты в точности соответствует рисунку на штемпелях Федора Ивановича, который умер в 1598 г., так и не оставив наследников. С его смертью оборвалась династия Рюриковичей, и на престол после долгих уговоров взошел Борис Годунов. Его штемпелем и отчеканена лицевая сторона интересующей нас монеты. Ясно, что во времена Федора Ивановича этих штемпелей просто не могло существовать. Значит, монета не его.
    Борис Годунов умер в апреле 1605 г., и престол перешел к его сыну - шестнадцатилетнему Федору Борисовичу. Тем временем к Москве приближались войска Лжедмитрия I (рассказ о нем впереди). В мае московский воевода Петр Басманов, находившийся в походе против самозванца, перешел со своей ратью на сторону Лжедмитрия. Авторитет юного Годунова срочно нуждался в поддержке, однако времени для изготовления новых штемпелей с его именем и отчеством не было. Поэтому для ускорения чеканки решили использовать старые - Федора Ивановича (без отчества) и Бориса Годунова. Однако в июне сторонники Лжедмитрия подняли в Москве мятеж и захватили Кремль. Федор Годунов был убит, а через несколько дней в город торжественно въехал самозванец.
    Однако были обнаружены еще более загадочные "чешуйки". Одна сторона выбита штемпелями времен Бориса Годунова, а на другой имя "Федор" сочетается с отчеством "Иванович". Вряд ли сторонники Федора Борисовича Годунова могли пойти на использование таких штемпелей. Археолог Александр Колызин предположил, что чеканка монет от имени покойного Федора Ивановича, скорее всего, была произведена противниками Годуновых, желающих показать, что они признают законной лишь династию Рюриковичей.

НУМИЗМАТИКА САМОЗВАНЦА
    "Царь и Великий князь Дмитрий Иванович Всея Руси" - эта надпись на одной из "чешуек" начала XVII в. в свое время серьезно озадачила нумизматов. Знаем мы Дмитрия Ивановича Донского, но жил он за два с лишним века до этой монеты, да и царем себя не величал. Был еще один Дмитрий Иванович - младший сын Ивана Грозного, что малолетним погиб в Угличе в результате несчастного случая или хорошо спланированного убийства. Вот его-то именем и назвался беглый монах Гришка Отрепьев. Потеснил он семя Годуново, уверив многих, будто счастливо выжил, и решил занять престол московский. Для этого Лжедмитрий воспользовался помощью поляков, давно мечтавших о русских землях.
    20 июня 1605 г. самозванец вступал в Москву. Во время движения стража внимательно осматривала путь, чтобы предотвратить возможное покушение. Впереди и позади царского поезда следовали польские роты в боевом порядке. Очевидцы утверждали, будто вокруг Лжедмитрия ехало несколько тысяч поляков и казаков. Были в свите и знатные русские бояре. Но опасения оказались напрасными.
    Узкие городские улицы были заполнены жителями. Чтобы лучше рассмотреть процессию, люди забирались на заборы, крыши домов и даже на колокольни. При появлении нового царя толпа сотрясала воздух криками: "Дай Господи, государь, тебе здоровья!" Колокольный звон и приветствия москвичей неслись за каретой нового претендента на русский престол подобно волне. Как писал один из участников процессии, люди оглохли от колокольного звона и воплей.
    На Красной площади подле Лобного места Лжедмитрия встречало московское духовенство. Здесь же архиереи отслужили молебен и благословили самозванца. Лжедмитрий приложился к иконе, но будто бы не по православному обычаю, что вызвало среди русских некоторое замешательство. Но уже серьезное возмущение многих москвичей было связано с бесчинствами поляков. Едва православные священнослужители запели псалмы, музыканты из польского отряда заиграли на трубах и ударили в литавры. Никаких речей сказано самозванцем не было. Лишь перед надгробиями Ивана Грозного и Федора Ивановича в Архангельском соборе Кремля Лжедмитрий собрался с духом и произнес несколько слов, которых от него все ждали: "То батюшка мой, а то - братец". И все же православных смутило то, что наследник царского престола привел в церковь немало ляхов, поскольку боялся расстаться с телохранителями даже в храмах.
    Коронация Лжедмитрия состоялась через три дня после возвращения в Москву вдовы Ивана Грозного, которая будто бы признала в самозванце своего сына. Отрепьев старался всем внушить мысль, что его венчание на царство означает возрождение законной династии. Поэтому он приказал короновать его дважды: один раз - в Успенском соборе, а другой - у гроба "предков" в Архангельском соборе. В Успенском соборе самозванец повторил затверженную речь о своем чудесном спасении, а затем получил венец, скипетр и державу. Облобызав надгробия всех великих князей в Архангельском соборе, Лжедмитрий получил шапку Мономаха. При выходе из собора бояре осыпали нового государя монетами.
    Это были так называемые коронационные монеты-медали, отчеканенные, очевидно, в Польше, поскольку русские в то время не имели соответствующего оборудования для их изготовления. На одной из таких монет изображен Лжедмитрий в русской одежде, правда с королевской короной на голове, со скипетром и державой в руках. Надпись на монете гласит: "Дмитрий Иванович Божею милостию император Руси. Год жизни 24". На оборотной стороне помещен двуглавый орел. На другой монете-медали самозванец изображен в профиль с непокрытой головой и в горностаевой мантии, накинутой на плечи. В правой руке - скипетр. Круговая легенда гласит: "Дмитрий Иванович Божею милостию Царь и Великий князь всея Руси". На оборотной стороне написано: "Московской монархии подлеглых господарь, король и обладатель, и цесарь Руси, и самодержец".
    Во внешнем оформлении этих монет-медалей содержалась определенная политическая программа, рассчитанная на русских подданных и иноземных покровителей Лжедмитрия. Неслучайно он был изображен в королевской короне и назван императором и цесарем - титулами, которые ранее русскими царями не использовались. Самозванец стремился добиться признания за ним права на королевский титул. В дневнике польских послов найдены аргументы, которые применил самозванец в споре о титуле: "Мы не можем довольствоваться титулом княжеским или государским, ибо не только князи и господари, но и короли состоят под скипетром нашим и нам служат". Для Лжедмитрия, который отлично понимал свою зависимость от польских покровителей, вопрос о титуле приобретал особое значение. Эти монеты-медали и являлись одним из средств борьбы за признание за ним королевского титула.
    Ну, а жил Отрепьев в свое удовольствие: выказывал страсть к воинским потехам и играм, часто проводил артиллерийские учения, сам любил палить из пушек. В отличие от других властителей Кремля, Лжедмитрий не любил ездить в карете, а предпочитал выезжать верхом. На царской конюшне стояло немало чистокровных скакунов, и недавний чернец выбирал себе самых норовистых. Власть вскружила голову Отрепьеву. Он стал нетерпелив и высокомерен. Это выражалось даже во внешности, когда он старался прибавить себе росту посредством меховых шапок непомерной высоты и сапог на огромных каблуках. "Мал клоп, да вонюч", - говорили его недоброжелатели.
    В мае 1606 г. в Москву прибыла царская невеста - Марина Мнишек. Горожане не могли отделаться от впечатления, что в столицу вступила армия, а не свадебная процессия. Впереди следовала пехота с ружьями. За ней ехали всадники, с ног до головы закованные в железные панцири, с копьями и мечами. По улицам горделиво гарцевали те самые гусары, которые участвовали в походе самозванца на Москву. За каретой Марины следовали шляхтичи в нарядных платьях. Их сопровождали толпы вооруженных слуг. Гостям услужливо показывали дворы, где им предстояло остановиться.
    Свадьбу отпраздновали через несколько дней. Марина была торжественно коронована, но, к великому смущению москвичей, новая царица не взяла причастия, как того требовал обычай. Решительный отказ принять православную веру, исходивший и от Марины, и от ее родни, вызвал негодование жителей столицы.
    По традиции во время свадебной церемонии, как и при венчании на царство, в толпу разбрасывались монеты. В дневнике Марины Мнишек они описываются как золотые, за которые русские дрались палками. И не удивительно. Иностранцы отметили, что "золото было самое лучшее, величиною в талер и до самых маленьких в пфенниг". На них был изображен двуглавый орел, а надписи гласили: "Бжиею млтию Црь и Великий князь Димитрий Иванович всея Руси, Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Тверской, Полоцкий, Црь Казанский, Гдрь Астраханский". Скорее всего, эти монеты должны были нейтрализовать отрицательное отношение москвичей к женитьбе православного царя на католичке. Ропот недовольства самозванец хотел заглушить пригоршнями золота.
    Новый царь продержался на престоле меньше года. И не помогли ему ни расточительность, ни иностранцы.
    ...17 мая 1606 г. в царский дворец ворвалась толпа и обезоружила стражу. Самозванец, даже не пытаясь спасти свою жену Марину Мнишек, пустился наутек, но был настигнут толпой и разрублен на части. Через две недели, 1 июня 1606 г., на царство венчался организатор заговора - князь Василий Иванович Шуйский...

  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
"Мы хотим развивать российский срочный рынок"
Новая система управления рисками на срочном рынке Группы ММВБ
Даже профессионалы нуждаются в повышении квалификации
Определены победители чемпионата на Кубок ММВБ по срочному рынку
Совершенствование нормативной базы - необходимое требование развития клиринговой деятельности
Система управления рисками центрального контрагента (часть II)
Конференция, посвященная перспективам роста ликвидности акций энергетических компаний. Инвестиционное роад-шоу для региональных эмитентов
Итоги биржевых торгов на поставку лекарственных средств и изделий медицинского назначения, состоявшихся на ЗАО <ММВБ-Поволжье> 24 июня 2008 г.
Образина королевы, или вокруг Годунова
Оборот торгов ММВБ, ФБ ММВБ и НТБ, показатели финансового рынка, cреднедневной оборот ММВБ, ФБ ММВБ и НТБ
Новости Группы ММВБ, мировых бирж, МАБ СНГ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100