Casual
РЦБ.RU

Пути развития экономики России

Июль 2007

    Интервью с директором Департамента макроэкономического прогнозирования МЭРиТ России Андреем Клепачом

    Экономика завтрашнего дня, экономика 2020 г. формируется сегодня. На повестке дня - скорейшая диверсификация всех секторов российской экономики и повышение ее устойчивости в долгосрочной перспективе. Один из путей решения - активное привлечение инвестиций в отрасли машиностроения, перерабатывающей промышленности, высоких технологий и сектор услуг. На вопросы главного редактора "Биржевого обозрения" Владислава Савина отвечает директор Департамента макроэкономического прогнозирования МЭРиТ России Андрей Клепач.

    Б. О. Уважаемый Андрей Николаевич, какие отрасли российской экономики будут развиваться наиболее высокими темпами? Какие секторы оцениваются как наиболее конкурентоспособные?

    А. К. Мы исходим из того, что относительные темпы роста отраслей российской экономики существенно изменятся в среднесрочной и особенно в долгосрочной перспективе. С одной стороны, мы вступаем в фазу умеренных темпов роста секторов, связанных с добычей сырья и топливно-энергетических ресурсов. Мы прогнозируем темпы роста добычи нефти и газа не более 1,5-2% в год, причем наибольший потенциал - у добычи газа и нефтепереработки. В металлургическом комплексе предполагаются также достаточно высокие темпы роста в основном за счет производства металлоконструкций и увеличения добычи железной руды. Иными словами, это те секторы, которые сейчас являются лидерами, но упираются в достаточно сильные ограничения по внешнему спросу. Хотя в настоящее время и наблюдаются рекордные цены на медь, никель, черные металлы, к 2010 г. мы ожидаем значительного снижения цен на основные сырьевые товары. Поэтому существенного наращивания экспорта черных и цветных металлов мы не прогнозируем, и в дальнейшем будет происходить переориентация с экспорта на внутренний рынок. Поэтому мы исходим из того, что в среднесрочной перспективе по металлургическому производству темпы роста могут снизиться с нынешних 9 до 6-7%, а в долгосрочном плане - до 4-5%.
    Таким образом, наибольшие возможности для роста имеются у тех отраслей, которые сейчас растут опережающими темпами в связи повышенным инвестиционным спросом. Например, это производство строительных материалов, где по 2007 г. рост ожидается примерно в 11-12%. Это и машиностроительная группа, которая пока демонстрирует неоднородную динамику: в 2006 г. производство электрооборудования упало, тогда как производство машин, оборудования и транспортных средств выросло на 3%. В 2007 г. мы прогнозируем рост машиностроения в целом на 7-8%. В долгосрочной перспективе машиностроительный комплекс, по нашим прогнозам, будет расти опережающими темпами: к 2020 г. экспорт продукции машиностроения вырастет в 4-5 раз, а объем производства машиностроительной продукции относительно ВВП увеличится в 1,5 раза. На первый взгляд может показаться, что это очень высокие темпы роста, но если сравнивать их с Китаем и Тайванем, то получаются совсем невысокие показатели.
    Таким образом, можно отметить, что та структура промышленности, которая у нас сейчас имеется, не может оставаться неизменной ни до 2010 г., ни тем более до 2020 г. Либо мы будем сталкиваться с деградацией российского машиностроения и практически полным переходом на импорт (за исключением некоторых секторов оборонной промышленности и сборочных производств из импортных комплектующих), либо этим секторам удастся совершить рывок и стать одним из локомотивов роста российской экономики. При этом машиностроение должно стать экспортно-ориентированной отраслью. Сейчас отрицательный баланс во внешней торговле машинами и оборудованием достигает 49 млрд долл. и к 2020 г., даже при росте экспорта в 4-5 раз, он может увеличиться до 250-270 млрд долл.
    Прежде чем изменятся макропорции развития экономики в высокотехнологичных секторах, должна сформироваться новая структура бизнеса, и мы сейчас как раз и находимся в начале этого пути. В настоящее время в машиностроении происходит активный процесс реорганизации и консолидации отрасли, причем как по линии государства, так и по линии бизнеса. Примеры тому мы уже наблюдаем в авиационной отрасли (создание Объединенной авиастроительной корпорации), судостроении, железнодорожном машиностроении, станкостроении.

    Б. О. Какие отрасли нуждаются в государственной поддержке/специальных программах?

    А. К. Говоря о государственных программах и государственных мерах поддержки, важно отметить, что наряду с федеральными целевыми программами, как действующими, так и будущими, в настоящее время появляется целый пакет мер, опирающихся на ресурсы Банка развития и ресурсы бюджета по линии субсидирования процентных ставок и госгарантий, что позволит в полной мере использовать кредитный рычаг. Кроме того, у нас имеется национально-технологическая база, которая, в основном, ориентирована на перспективные технологии в металлообработке, изготовлении конструкционных и композитных материалов, новых форм сварки и литья. От реализации НИОКР, которые там заложены и будет во многом зависеть будущее технологическое развитие многих отраслей. Вся проблема в том, как эти НИОКРы превратить в технологии, и самое главное - выйти за пределы единичных образцов и запустить масштабное технологическое обновление экономики. Здесь нужна встречная позиция бизнеса, поскольку расходы частного бизнеса на НИОКР минимальны и продолжают снижаться относительно ВВП.
    А с другой стороны, как принято говорить, должны быть сформирована высокоэффективная национальная инновационная система. В стране имеется много всяких научных институтов, есть государственные научные центры, запущены технико-внедренческие особые экономические зоны и т. д. Инструментов, как видим, много. Главное - чтобы они все работали, и их деятельность имела бы ту "критическую массу", которая бы обеспечила технологический рывок и прорыв на рынках высокотехнологичной продукции и услуг. А пока особые зоны, как и технопарки, находятся в стадии первых шагов. Государственные научно-технические центры, в которых в основном концентрируются перспективные НИОКР, должны преобразоваться в национальные лаборатории. А это уже другой уровень по технологическому вооружению, по информационному обеспечению, по объему работ. Поэтому здесь нужно обновить, наряду с технологической базой ведущих секторов экономики, и сам сектор исследований и разработок, сделать его конкурентоспособным по меркам мирового рынка. Фактически Россия находится на пороге формирования новой стратегии технологического и научного лидерства. Без этого мы не сможем решить задачи преодоления нашего отставания от развитых стран по уровню жизни и не сможем создать конкурентоспособной по меркам мирового рынка национальной экономики.

    Б. О. А что Вы можете сказать про финансовый сектор?

    А. К. Мы исходим из того, что финансовый (в том числе биржевой) сектор экономики будет расти опережающими темпами в ближайшие годы. Одним из индикаторов, характеризующим глубину развития, часто используют показатель монетизации, которая в настоящее время достигает около 30% к ВВП. Мы исходим из того, что к 2010 г. этот показатель может быть порядка 50%, а к 2015 г. - порядка 60-65% от ВВП. И это уже будет сопоставимо с тем, что было в Германии лет 10 назад. Дело здесь не в самих цифрах, а в возможности создания мощного национального финансового сектора, конкурентоспособного на мировом рынке и способного стать одним из региональных финансовых лидеров, притягательного для капиталов из СНГ, прибалтийских и даже азиатских стран.

    Б. О. В прогнозе социально-экономического развития страны заложена определенная цена на нефть, скорректированная в сторону снижения относительно текущих уровней. На чем основан прогноз снижения цен на нефть и как повлияет на развитие экономики существенное отклонение цены на нефть от прогнозируемых значений?

    А. К. Мы всегда строим несколько вариантов прогнозов развития экономики в зависимости от того, как поведет себя цена на нефть. В прогнозе, который вносился в Госдуму, было несколько сценариев развития событий: вариант резкого снижения цены на нефть до 40 долл./баррель и вариант повышения цены до 60 долл./баррель и выше. Если коротко резюмировать, то можно отметить, что эффект влияния цен на нефть в большей степени зависит не от цены и объема нефтяного экспорта, а от того, как изменится за это время сама экономика. Скачок в 1 долл. - это примерно 3-3,5 млрд экспортной выручки (с учетом влияния цен на газ и остальное). Влияние цен на экономику опосредовано многими факторами, и определяющим будет являться то, как прореагирует на понижение/повышение цены на нефть поведение бизнеса и населения, а тем самым динамика инвестиций и потребительских расходов. Здесь одним из ключевых параметров становится уровень диверсификации, потому что инвестиции в социальный сектор, жилье, строительство дорог и развитие машиностроения в меньшей степени зависят от изменения цен на топливо и сырье. Поэтому при падении нефтяных цен до уровня 39-40 долл./ баррель, потери оцениваются примерно в 0,6-0,9% от ВВП. Особенно если это падение происходит до 2010 г. То есть рост экономики может снизиться с 6,1% прироста в год до 5,2-5,5%, а после 2010-2012 гг. устойчивость экономики повышается.
    Если же цены на нефть возрастают, то резкого ускорения роста ВВП не происходит. Рост сдерживается отсталостью дорожной и энергетической инфраструктуры, низким уровнем инноваций. По нашей оценке, при повышении цен до 60 долл./баррель и выше, темпы роста экономики повышаются на 0,3-0,4%, а дальше темпы роста замедляются до 0,1-0,2% в год. Иными словами, в недалеком будущем нефтяной фактор будет все меньше влиять на развитие экономики. Поэтому главным рубежом и фактором к 2010 г. и дальше, наряду с инновациями, являются наши возможности сделать рывок в развитии транспортной и энергетической инфраструктур.
    В наибольшей степени риски возникают в платежном балансе и денежно-кредитной политике. Поэтому при снижении нефтяных цен до 40 долл./баррель и ниже, мы получаем отрицательное торговое сальдо уже в конце 2008 - начале 2009 г. А при базовом прогнозе и сохранении цены на нефть от 50 долл./баррель и выше, торговое сальдо уходит в "минус" к 2010 г. Таким образом, ситуация определяется не только ценами и курсом, а в большей степени нашей способностью экспортировать продукцию высокой степени обработки и тормозить темпы импорта.
    Базовый прогноз, который утвержден Правительством РФ, показывает, что в 2009 г. мы переходим к нулевому сальдо текущего баланса, а с 2010 г. - к отрицательному сальдо текущего баланса. Это, конечно, не означает какого-то кризиса и обвала рубля, ибо имеются достаточные запасы золотовалютных резервов. А предполагает просто другую модель функционирования внешнеэкономической сферы и экономии в целом, т. е. модель, которая будет строиться не на экспорте товаров, а на притоке капиталов. Ключевую роль в устойчивости платежного баланса и национальной валюты начнет играть движение капитала. Мы закладываемся на то, что, несмотря на роль заимствований, приток прямых инвестиций в Россию будет создавать позитивную ситуацию в экономике. Приток капитала, по нашим подсчетам, может держаться на уровне не менее 3-4% от ВВП и будет позволять обеспечивать устойчивую ситуацию с национальной валютой.

    Б. О. Насколько конкурентоспособность отечественной продукции зависит от динамики курса рубля? Какие секторы наиболее чувствительны к изменениям курса рубля?

    А. К. Вполне очевидно, что конкурентоспособность отечественной продукции существенно зависит от курса рубля, но степень этой зависимости разная. Мы исходим из того, что большую роль играют не только курс рубля и меры по его укреплению, но и внутренний спрос на высококачественные товары. Поэтому по мере роста доходов населения и ресурсов бизнеса это приводит к более высоким темпам импорта, и в 2006 г. и первой половине 2007 г. они не замедлились, а ускорились. Тем не менее оптимистический прогноз предполагает, что по мере дальнейшего развертывания, в т. ч. на базе импортных технологий, различного рода сборочных производств внутри страны, баланс между импортом и экспортом машиностроительной продукции изменится в пользу России.
    В условиях большого торгового профицита особых возможностей для снижения курса рубля не появляется, и Банк России будет вынужден проводить интервенции, чтобы поддерживать доллар США и евро. В условиях, когда конкурентоспособность экономики не будет повышаться и при этом будет низкий уровень притока капитала, дальше балансировать без существенного снижения курса рубля вряд ли удастся. Секторы, которые наиболее чувствительны к курсу рубля, - это потребительский сектор экономики и определенная часть машиностроения.

    Б. О. По мнению составителей аббревиатуры БРИК, именно эти страны будут показывать максимальные темпы роста в будущем. Какое место в этой четверке занимает Россия и за счет чего она может входить в число самых быстроразвивающихся стран, если экономика ориентирована в основном на экспорт и не обладает ни сравнительно дешевой рабочей силой, ни диверсифицированной экономикой с заметным развитием высокотехнологичных отраслей?

    А. К. Нельзя однозначно утверждать, что наша экономика ориентирована на экспорт. Проблема как раз заключается в том, что значительная часть высокотехнологичного производства не является экспортно-ориентированной. В отличие, скажем, от военного производства. Наша экономика ориентирована прежде всего на экспорт сырья и топлива. Россия заняла свое место в БРИК благодаря не темпам экспорта, а росту внутреннего спроса, т. е. росту производства, ориентированного на внутренний рынок. И в ближайшей перспективе внутренний спрос будет расти быстрее, чем экспорт, поэтому модель нашего дальнейшего развития связана не только с диверсификацией экспорта, но и с реализацией в полной мере конкурентных возможностей по использованию научно-технического и энерго-сырьевого потенциалов.
    Что же нас ждет? При условии, что мы растем темпами примерно 6% в год (прогноз до 2010 г.) и в дальнейшем можем даже ускориться в случае массового технологического перевооружения до 6,5-6,8% в год, то это означает, что наша доля в мировой экономики может даже вырасти с нынешних 2,6 до 3-3,4%. Если же ожидать, что нынешние темпы роста экономики Китая снизятся с нынешних 10-12 до 6-7%, то даже в этом случае удельный вес Китая и Индии в мировой экономике повысится быстрее, чем России. Иными словами, существующая разность потенциалов между нашими странами не уменьшится, а возрастет.
    Сейчас на страны БРИК приходится примерно 26,5% мировой экономики по показателю паритета покупательной способности. Из них 2,6% плюс 1/10 - это Россия. К 2020 г. доля стран БРИК может составить 37-38% даже при условии замедления роста китайской и индийской экономик, а доля России может составить 3,4% или чуть меньше 1/10.
    Для того чтобы соревноваться с Китаем и Индией, нам надо не только сохранить высокие темпы роста, но значительно улучшить демографическую динамику, остановить сокращение населения и главное - создать такие ниши на мировом рынке, где мы сможем стать лидерами. Речь идет о лидерстве, опирающемся не только на наше сырьевое богатство, но и на интеллект и высокие технологии, на капитализацию нашего культурного богатства. Это задача не может механически сложиться из отдельных структурных и институциональных преобразований. Она требует выработки новой целостной стратегии развития России и формирования новой элиты, способной осуществить этот прорыв.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100