Casual
РЦБ.RU
  • Версия для печати
  • Скачать .pdf
  • Автор
  • Пискулов Дмитрий, Член Совета Национальной валютной ассоциации (НВА), Председатель Комитета НВА по профессионализму, этике и образованию, старший советник ICAP plc London, канд. экон. наук

  • Все статьи автора

Деривативы российских банков в 2006 г.: результаты исследования НВА

Июль 2007

    В начале 2007 г. Национальная валютная ассоциация (НВА), объединяющая свыше 70 банков и бирж, активно работающих на валютном, денежном и срочном рынках, провела второе годовое исследование деривативов российских коммерческих банков (первое проводилось год назад). Целью исследования являлось получение объективной научной информации о состоянии (оборотах и пропорциях) российского банковского срочного рынка и рынка производных финансовых инструментов (рынка деривативов) по всем валютам и со всеми контрагентами. Стоит отметить, что среди всех участников российского срочного рынка именно кредитные организации (банки) являются безусловными лидерами как по объемам операций, так и по набору инструментов, а также по профессионализму и наличию внутренних процедур риск-менеджмента.
    Результаты и выводы исследования базируются на ответах, предоставленных казначействами банков в ходе многостраничного анкетирования в феврале-июне 2007 г. В опросе приняло участие 26 банков (крупнейших отечественных и большинства "дочек" зарубежных банков), совокупная доля которых в общем обороте срочных, деривативных операций на межбанковском рынке, по нашим оценкам, превышает 90%.
    Предметом исследования являлся рынок всех срочных сделок, заключаемых российскими банками-резидентами: при этом как внутри страны (сделки типа "резидент-резидент", или так называемый оншорный рынок, от англ. on-shore transactions), так и трансграничных сделок российских банков с зарубежными коллегами (типа "резидент-нерезидент", или cross-border transactions). Фокус был сделан на внебиржевой сегмент (OTC) срочного рынка России, официальная статистика по которому, в отличие от организованного биржевого рынка, к сожалению, отсутствует, при этом также были получены данные по биржевым срочным инструментам, дополнившие общую картину срочных операций российских банков.
    Методология исследования в основном базировалась на аналогичных исследованиях мирового валютного и срочного рынков, проводимых раз в 3 года Банком Международных Расчетов (г. Базель). В частности, основной упор был сделан на статистике оборотов (дневных, месячных) по срочным сделкам, а не на статистике незакрытых сделок (notional amounts). Кроме того, для отнесения сделок к внутрироссийским был использован принцип страны нахождения торгового подразделения (trading/sales desk), вне зависимости от того, в какой юрисдикции данные обороты по сделкам были поставлены на баланс (забукированы). Применение этого методологического принципа позволило получить более объективные данные об оборотах рынка и снять основное противоречие исследования, свойственное для операций "дочек" зарубежных банков в России: многие из них имеют в России трейдеров и "сейлзов", которые, ведя переговоры и продажи с другими банками или клиентами, фактически участвуют в заключении срочных сделок внутри страны, однако в связи с налоговыми, юридическими или бухгалтерскими проблемами вынуждены учитывать их на балансе головной конторы за рубежом (чаще всего в Лондоне). При этом понятно, что срочные сделки с российским рублем (рублевыми деривативами), заключенные международными банками друг с другом за пределами России (так называемые oффшорные, или off-shore сделки), учтенные на балансе этих банков также за рубежом, в материал нынешнего исследования не вошли.

ОБЩИЕ ДАННЫЕ ПО РЫНКУ ДЕРИВАТИВОВ

    Перед тем как обратиться к анализу результатов исследования НВА 2007 г. рассмотрим, что собой представлял мировой рынок деривативов в 2006 г. с точки зрения объема открытых неистекших сделок (табл. 1).
    Для дальнейшего анализа результатов здесь можно отметить два примечательных момента. Во-первых, в общем объеме неистекших деривативов (notional amounts) в мире львиная доля (более 80%) приходится на внебиржевые (в основном межбанковские) инструменты, тогда как роль биржевых инструментов существенно ниже (во многом это связано с более короткими сроками обращения биржевых инструментов), а по целому классу активов вообще отсутствует, например по кредитным деривативам. Во-вторых, максимальный объем приходится на процентные деривативы, имеющие значительные сроки до погашения, тогда как роль валютных неизмеримо скромнее.
    А теперь рассмотрим основные итоги исследования НВА. Говоря об оборотах российского рынка производных, статистика представлена в виде среднемесячных значений, что более корректно, принимая во внимание, что по многим инструментам отсутствует ликвидный ежедневный рынок, а сделки заключаются довольно эпизодически. Общий месячный оборот сделок со всеми деривативами, заключаемых банками-респондентами, составил в 2006 г. 52,3 млрд долл.
    Распределение оборотов срочных инструментов по базовым активам более традиционно для России (табл. 2, рис. 1) и отражает ее исторические реалии: абсолютное большинство сделок (более 95%, или 48,6 млрд долл.) приходится на валютные деривативы, следующее место занимают процентные инструменты (всего 3,8%, или 2,7 млрд долл.). Деривативы на облигации, акции и товары хотя и присутствуют у отдельных банков, однако доля их ничтожно мала (менее 0,5% на каждые), а кредитные деривативы в 2006 г. российские банки не заключали вовсе (при том что на Западе это наиболее бурно растущий рынок, в том числе на имена российских эмитентов).
    Операции с деривативами (так называемый финансовый инжиниринг), которые относят к элите сложных финансовых инструментов, предполагают наличие в банках соответствующих знаний, опыта работы и квалификации дилеров и руководства банков, утвержденных процедур заключения, исполнения и учета сделок, методик риск-менеджмента. Ведущую роль в процессе импорта в Россию этих технологий традиционно играют западные банки, представленные своими дочерними структурами. Доля "дочек" международных банков в объеме банковских деривативов составляет 55% (доля отечественных соответственно 45%), и это при том, что доля первых в совокупном капитале российской банковской системы неизмеримо ниже. При этом если валютные форварды и деривативы заключает большинство крупных отечественных банков, то с более сложными и непонятными процентными деривативами дело обстоит иначе: подавляющий перевес здесь на стороне "дочек" глобальных банков, а из известных российских имен процентные деривативы заключает лишь 30% банков. Следует однако признать, что ввиду основных проблем и препятствий для развития рынка деривативов в России, даже этот показатель кажется весьма позитивным.

ВАЛЮТНЫЕ ФОРВАРДЫ И ДЕРИВАТИВЫ

    Рассматривая статистику валютных конверсионных срочных сделок и деривативов (табл. 3), необходимо отметить достаточно высокие среднемесячные обороты банков-респондентов (48,6 млрд долл.), при этом на один банк может приходиться оборот до 6,5 млрд долл. в месяц. Как и в 2005 г., лидирующую роль продолжают занимать обычные валютные форвардные сделки 50,5% (из них более 2/3 составляют сделки с полной поставкой против беспоставочных сделок типа NDF), затем валютные свопы (доля которых несколько сократилась по сравнению с 2005 г. с 33 до 25,6%), а также биржевые валютные фьючерсы. Доля валютных опционов по-прежнему мала (всего 1,3%).
    Сделки с форвардными валютными инструментами (табл. 4) продемонстрировали в 2006 г. некоторое удлинение сроков, однако при этом подавляющее большинство сделок (96,1%) заключается на срок до 1 года; максимальные обороты приходятся на сроки от 1 до 6 мес. (57,5%).
    Валютные форварды и деривативы заключаются российскими банками в основном внутри страны или on-shore: контрагентами по данным сделкам являются банки-резиденты - 43,6% и ММВБ - 27,4%, тогда как доля трансграничных сделок с банками-нерезидентами составляет чуть менее 1/3 - 29% (рис. 2). Банки-нерезиденты располагаются в основном в Европе (главным образом в Лондоне) - 87%, в Северной Америке - 10% и почти 3% - в Азии (Токио, Сингапур и Гонконг).
    Разбивка по валютным парам в срочных конверсионных операциях (рис. 3) также традиционна и в целом соответствует значениям, сложившимся на кассовом рынке: здесь доминирует пара доллар/рубль - 83,8%, на втором месте евро/доллар - 9,9%, евро/рубль - всего 4,9%.
    Большинство срочных валютных сделок заключается на собственную позицию (80,7%), доля клиентских сделок - менее 20%.
    Нам нередко приходится слышать мнение, что рассматриваемую в данной статье и собранную с таким трудом статистику российского срочного рынка можно получить от профессиональных посредников: бирж и брокерских компаний.
    Чтобы окончательно прояснить этот вопрос, обращаем внимание читателей на следующую информацию: более 2/3 сделок (или 70,7%) заключается банками напрямую друг с другом в двусторонних сделках, и лишь 29,3% заключается через посредников. Мы не собирали данные по долям тех или иных посредников, но по индексу цитирования среди последних можно выделить следующие имена, хорошо известные профессионалам рынка: ММВБ, GFI, НФБК, ICAP, Tradition.

ПРОЦЕНТНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ И ДЕРИВАТИВЫ

    Перед тем как рассматривать срочные процентные инструменты, обратимся к данным по кассовому рынку межбанковских кредитов (МБК), полученным от 26 банков-респондентов.
    Дневной оборот российского рынка необеспеченных МБК только 26 крупнейших операторов превышает в эквиваленте 16 млрд долл., против 2-3 млрд долл. в начале 2000-х гг. При этом дневной оборот, приходящийся на отдельные банки, варьируется от 30 млн долл. до более 4 млрд долл. в день. По срокам почти 99% сделок приходится на период до 3 мес., из них 85% составляют короткие однодневные кредиты типа overnight или tom-next (табл. 5).
    По данным аналитиков, в мировых финансовых центрах доля однодневных межбанковских кредитов в общей массе сроков кредитования еще выше (превышает 95%). Причина проста - происходит переосмысление кредитных рисков, в том числе в связи с последними инициативами регуляторов (см. "Базель II" и т. п.): в результате банки все меньше готовы представлять друг другу необеспеченные кредиты, и все большую роль начинают играть сделки, обеспеченные различными активами (главным образом ценными бумагами), - в основном межбанковские сделки РЕПО, через которые средства могут передаваться на более длительные сроки.
    Исследование НВА касалось, в том числе, растущего рынка РЕПО российских банков. В общем объеме операций банков по привлечению и размещению ресурсов в рамках механизмов управления ликвидностью доля сделок РЕПО составила 21%. Среди контрагентов на первом месте стоят банки-резиденты (54%), затем - Банк России через ММВБ (28,4%) и банки-нерезиденты (17,6%). Сделки РЕПО проводятся с различными ценными бумагами: 44,3% - с корпоративными ценными бумагами (главным образом рублевыми облигациями) российских эмитентов, 37,3% - с государственными ценными бумагами, 8,7% - с облигациями субъектов РФ и с госгарантией, лишь 5,6% - с суверенными облигациями других стран. Почти 87% операций РЕПО проводится в российских рублях и лишь 13% - в долларах США.
    Теперь рассмотрим данные непосредственно по процентным деривативам. Следует отметить, что в 2006 г. этот рынок пережил качественные изменения: у банков и у брокеров появились регулярные котировки в ряде инструментов, на рынок вышли новые имена, и все это подогревается высоким интересом со стороны западных участников. Потенциал роста здесь огромный, достаточно вспомнить, что во всем мире процентные деривативы существенно превышают объемы валютных инструментов, тогда как в России ситуация пока обратная.
    Отметим, что среднемесячные объемы операций банков-респондентов в 2006 г. были пока что невелики - чуть менее 3 млрд долл., из них 63% - это рублевые инструменты, 29% - в долларах, и лишь 6% - в евро.
    Разбивка процентных деривативов по видам инструментов (табл. 6) на первый взгляд довольно неожиданна - она свидетельствует о высокой доле кросс-валютных свопов (cross-currency swaps) - 47,3%, являющихся гибридной формой процентных и валютных деривативов. На самом деле ничего странного в этом нет: данные сделки отражают трансграничный характер операций и фондирования зарубежного, и во многом российского бизнеса, когда доходы и расходы формируются в различных валютах.
    На втором месте по популярности стоят биржевые процентные фьючерсы (27,5%), обороты с которыми быстро растут. Процентные свопы (а также базисные свопы) стоят на третьем месте (16,8%), сделки типа FRA замыкают таблицу (6,2%), что отличается от международной практики (где они занимают второе место). Никто из респондентов не заключает сделки с процентными опционами.
    Сроки, на которые заключаются процентные деривативы, существенно длительнее сроков валютных инструментов (табл. 7). На срок до 1 года заключается 55% сделок, но при этом почти 30% сделок заключается на срок от 1 до 3 лет и 14,5% инструментов имеют период свыше 3 лет (максимальные сроки до 12-15 лет).
    Российские банки все более активно используют индикатор краткосрочных рублевых процентных ставок MosPrime rate, рассчитываемый ежедневно НВА. Трехмесячное значение ставки MosPrime используется 61% респондентов при платежах по процентным деривативам; 67% банков используют MosPrime также в качестве основы при установлении внутренних ставок по кредитным и депозитным продуктам для клиентов.

ПРОБЛЕМЫ И ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ДЕРИВАТИВОВ

    Мы отметили, что срочный рынок растет, появляются новые инструменты и увеличивается количество игроков. Все это происходит не благодаря, а вопреки окружающей юридической и регулятивной среде, основные инфраструктурные проблемы которой хорошо известны и пока все еще не решены. При этом очевидно, что только максимально развитый срочный рынок, дополняющий его кассовый сегмент, может адекватно обслуживать потребности российской экономики и банковского сектора в снижении общего уровня финансовых рисков.
    Основными препятствиями, мешающими развитию рынка деривативов в России в 2006 г., в порядке убывания важности (от 10 до 0 баллов), банками-респондентами названы следующие: законодательные и юридические проблемы - 8 баллов (отсутствие положений о ликвидационном неттинге при банкротстве как кредитных организаций, так и предприятий вообще; отсутствие единой договорной базы межбанковского срочного рынка); налоговые проблемы - 6,4 балла; проблемы учета (отсутствие единой методики и рекомендаций Банка России, особенно для более сложных процентных деривативов) - 5,8 балла. Отсутствие единой терминологии и правил, а также недостатки инфраструктуры рассматриваются участниками как существенно менее важные проблемы (важность - менее 3 баллов).
    Существенным прогрессом в начале 2007 г. стало принятие Госдумой Закона о новой редакции ст. 1062 Гражданского кодекса РФ, вводящей судебную защиту беспоставочных срочных сделок (деривативов), - этот шаг законодателей был оценен исключительно положительно как внутри страны, так и в мировом финансовом сообществе. Вкупе с ростом оборотов рынка эта новость повлияла на общую оценку того, как изменилась в последнее время в стране ситуация с вышеназванными проблемами: 55% банков-респондентов выразили оптимизм, указав, что "ситуация улучшилась", и лишь 5% посчитали, что "ситуация ухудшилась". При этом 40% участников считают, что она не изменилась, и этот достаточно высокий показатель должен заставить удвоить усилия всех причастных к решению текущих проблем рынка деривативов.

  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100