РЦБ.RU

О потенциале экономического роста в России. Будет ли Россия новым экономическим чудом?

Июнь 2007

МАКРОИТОГИ 2006 Г.

    В целом 2006 г. оказался удачным для экономики (табл. 1, рис. 1). Ускорился экономический рост. Прирост ВВП составил 6,7%, что заметно выше уровня 2005 г. (6,4%). Это означает, что тенденцию замедления экономической динамики, ярко проявившуюся в прошлом году, по крайней мере, на некоторое время удалось приостановить.
    Причем, экономический рост в 2006 г. в значительной степени базировался на повышении производительности труда (на 7,2%, что более чем в 1,5 раза выше показателя 2005 г.).
    Экономическое развитие в 2006 г. происходило под знаком существенного расширения притока в российскую экономику доходов, связанных с рекордно благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой (цены на нефть Urals достигли исторического максимума в 61,3 долл./ баррель против 50,8 долл./баррель в 2005 г.). В таких условиях успешность экономического развития определялась уровнем решения трех основных групп задач:
    1. Предотвращение инфляционной раскачки российской экономики и обеспечение последовательного снижения инфляции.
    2. Трансформация притока нефтяных доходов в расширение рынков и экономический рост.
    3. Обеспечение на этой базе решения задач качественного развития российской экономики - повышение благосостояния населения и снижение социальной дифференциации, повышение ее инвестиционной привлекательности, создание потенциала будущего развития.
    Необходимо отметить, что большинство задач первой и второй групп в прошлом году были достаточно успешно решено. Что же касается задач развития, то здесь ситуация оказалась более сложной.
    Уровень инфляции удалось снизить до минимального уровня после финансового кризиса 1998 г. - 109%. Причем этот результат был достигнут на фоне стремительного роста денежной массы - денежная масса М2 увеличилась почти в 1,5 раза (+49%). В основе замедления роста цен - последствие стерилизации денежной эмиссии, вызванной притоком "нефтедолларов", в Стабилизационном фонде1, укрепления рубля в номинальном выражении по отношению к доллару США (на 8,5%) и сдерживание немонетарной инфляции через введение региональных лимитов на рост административных тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства.
    Сохранилось быстрое расширение внутренних потребительских и инвестиционных рынков, которое в значительной степени зависит от притока в экономику доходов, связанных с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой2. Причем в прошлом году, несмотря на то, что в целом конкурирующий импорт продолжил расти опережающими темпами - на целом ряде важных сегментов российские производители стали усиливать свои позиции.
    Отметим, что рост импорта в прошлом году отчасти сыграл позитивную роль для российской экономики - в результате принятого решения об обнулении ставок таможенных пошлин по широкому спектру неконкурирующего производственного оборудования его импорт существенно возрос, что содействует модернизации российских предприятий.
    Приток прямых иностранных инвестиций почти удвоился и составил 28,7 млрд долл. против 12,8 млрд долл. в 2005 г.3
    В принципе, не удалось решить лишь две стратегические задачи:

  • трансформировать экономический рост в существенное улучшение социальных показателей. На фоне общего повышения реальных доходов населения рост дифференциации продолжился, а существенного прорыва в снижении уровня бедности не наблюдается;
  • ликвидировать недоинвестирование развития инфраструктуры. В результате, дефицит мощностей в электроэнергетике, автодорог и т. д. становится все более негативным фактором, сдерживающим общие темпы экономической динамики.
        Динамика ВВП, как и в предшествующие годы, определялась, как равнодействующая из трендов:
  • рост добавленной стоимости в промышленности - 3,7%;
  • рост добавленной стоимости в строительстве - 14,0%;
  • рост добавленной стоимости в секторе "транспорт и связь" - 9,4%;
  • рост добавленной стоимости в секторе торговли - 8,7%.
        Сегодня можно говорить лишь об отдельных признаках улучшения ситуации в сфере конкурентоспособности. В целом же негативные тенденции, сформировавшиеся в предшествующий период, получили свое дальнейшее развитие (табл. 2, рис. 2).
        Сохраняющаяся стабилизация физических объемов экспорта российских товаров привела к тому, что вклад экспорта в экономическую динамику, как и в 2005 г., остался на уровне 1 п. п.
        Значительное по своим масштабам расширение внутренних рынков, в принципе, достаточное, чтобы обеспечить экономический рост в размере 7%, в основном трансформировалось не в рост внутреннего производства, а в увеличение импорта. Соответственно расширение внутреннего производства товаров обеспечило прирост ВВП всего на 0,6 п. п.
        Возможные, но упущенные масштабы роста товарного производства демонстрирует развитие сектора услуг (где конкуренция с импортом, по понятным причинам, отсутствует, а вот расширение, вслед за ростом доходов населения - налицо). Его вклад в экономический рост увеличился в полтора раза - с 0,9 до 1,4 п. п.
        Такая ситуация означает, что экономический рост в рамках той модели, которая сформировалась в последние годы, может резко затормозится.
        Уже в ближайшие годы мировые цены на энергоносители могут стабилизироваться или даже начнyт сокращаться. Вслед за этим замедлится рост внутреннего рынка. Одновременно может стабилизироваться экспорт сырья - что снизит вклад "экспортного" фактора в экономический рост до максимум 0,5%. Единственная возможность обеспечить динамичный экономический рост в такой ситуации - обеспечить рост конкурентоспособности, для замедления динамики импорта и расширения экспорта несырьевых товаров.

    ВЫЗОВЫ ДОЛГОСРОЧНОГО ПЕРИОДА

        В перспективе перед российской экономикой встанут несколько вызовов. Ответ на них (означающий рост адаптационного потенциала российской экономики) сохранит высокие темпы экономического развития, позволяющие решать важнейшие задачи в области социального развития, национальной безопасности, создания потенциала устойчивого развития в будущем.
        К числу таких рисков можно отнести следующие:
        Макроэкономический - исчерпание возможностей интенсивного развития в сложившейся структуре экономики. Помимо снижения динамики экономического роста (см. выше), "инерционное" продолжение сложившихся тенденций уже в среднесрочной перспективе (не позднее 2011-2012 гг.) приведет к кризису платежного баланса - отрицательному сальдо баланса по текущим операциям и абсолютному сокращению золотовалютных решений. Итогом может стать девальвация рубля, способная, в свою очередь, втянуть росийскую экономику в "инфляционно-девальвационную петлю" - свойственный ряду стран Латинской Америке режим развития, когда экономика попадает в серию циклов "девальвация валюты" - скачок инфляции - борьба с инфляцией, сдерживающая рост - девальвация, которые крайне разрушительно воздействуют и на реальный, и на финансовый секторы экономики.
        Сырьевой - быстрый рост капиталоемкости добычи полезных ископаемых (нефти и газа), снижение рентабельности и инвестиционной привлекательности проектов.
        Важнейшей особенностью перспективного периода может стать существенное "инвестиционное удорожание" экономического роста.
        Переход к новым районам и площадям добычи энергоносителей (нефти в Восточной Сибири, газа на арктическом шельфе и др.) означает существенный рост ее капиталоемкости. Так, стоимость добычи нефти к 2030 г., по оценке ИНП РАН, возрастет в 1,5 раза, капитальные вложения на тонну добычи - в 1,3 раза, газа - в 1,5 и 1,7 раза соответственно.
        Социальный - стабильно высокий уровень бедности, "запертость" социального эффекта роста (проявляется в высокой и растущей дифференциации, возникновении "застойной бедности", деградации человеческого капитала).
        Несмотря на рост реальных доходов населения, в последние годы он крайне недостаточно конвертируется в повышение благосостояния населения. Так, в условиях стремительного повышения в последние годы реальных доходов населения, рост дифференциации населения по доходам лишь последовательно усиливался. В 2006 г. коэффициент фондов по доходам достиг максимального уровня за последние годы - 15,3 раза. Это означает, что на фоне "в общем и в целом" повышения жизненного уровня населения до масштабных социальных групп позитивный эффект роста практически не доходит.
        В итоге на фоне улучшения средних показателей реальных доходов сохраняется массовая бедность, принимающая застойные формы (по оценкам, 8-10% трудоспособного населения), что в свою очередь, ведет к ухудшению качества человеческого капитала, масштабной социальной девиации и существенным гуманитарным проблемам.
        Демографический - старение населения, в перспективе - быстрый рост пенсионной нагрузки. Возникновение шлейфа проблем, связанных с миграцией.
        Несмотря на ряд действий, направленных на повышение рождаемости и снижение смертности, в ближайшие 15 лет можно ожидать дальнейшего развития негативных демографических тенденций.
        Смертность, без учета возможного скачка смертности от СПИДа и других заболеваний, останется примерно на одном и том же уровне (16,5-16,7 умерших на 1000 человек), превышающем значения для развитых стран в 1,5-2 раза4.
        Соответственно, сохранится тренд естественной убыли населения. Согласно умеренно-оптимистичному прогнозу, страна будет терять ежегодно 600-800 тыс. чел. Без учета миграции к 2015 г. население сократится до 133-136 млн человек, к 2020 г. - до 127-132 млн человек.
        В перспективный период демографическое развитие, вероятно, пройдет две противоположные фазы.
        1. 2002-2010 гг. - "демографическое окно": короткий период когда нагрузка со стороны населения в пенсионном возрасте останется на умеренном уровне (0,42-0,45 пенсионера на одного трудоспособного).
        2. 2011-2020 гг. - период быстрого старения населения. Нагрузка со стороны пенсионеров на одного человека в трудоспособном возрасте повысится до 0,58.
        Технологический - начало в развитых странах нового большого этапа в развитии технологий плюс перенос в индустриализующиеся страны современных "высоких технологий", что существенно обострит конкуренцию на рынках.
        Конкретно, технологический вызов для России состоит в следующем:

  • в сфере производства - потеря позиций на рынках обработанной продукции. С одной стороны, качественный рывок в странах - технологических лидерах затруднит для России позиционировании на развитых рынках. С другой стороны, современные производственные технологии будут мигрировать в развивающиеся страны, производители которых будут существенно опережать российских по соотношению "цена/качество".
  • в сфере безопасности - угроза критического отставания от развитых стран по качественным параметрам военной техники (комплексная информатизация, аэрокосмические технологии), а от держав "второго эшелона" (КНР и др.) - по количеству средств вооруженной борьбы.
        Развитие этих вызовов способно привести к тому, что уже в ближайшие годы (2009-2011) темпы экономического роста не смогут достичь 5% в год, а к 2017-2020 гг., когда добавятся ограничения, связанные с демографическим фактором и снижением конкурентоспособности российской продукции из-за роста заработных плат, они могут упасть до 2% в год или менее.
        Проблема, однако, в том, что, согласно расчетам, минимально необходимые для поддержания социальной стабильности, национальной безопасности и др. темпы экономического роста в России составляют 5-5,5%. Отсюда длительный выход экономической динамики за эти пределы в данном варианте создает угрозу возникновения серии серьезных социально-экономических кризисов.

    НОВЫЙ КУРС НА ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПЕРИОД

        Таким образом, ключевой вопрос в области управления экономическим развитием состоит в том, за счет каких действий и по каким направлениям будет активизирован экономический рост и обеспечено эффективное позиционирование России в глобальной экономике.
        Благоприятный сценарий предполагает максимально активное использование тех потенциалов, которые позволяют ускорить экономический рост в Российской Федерации - значительных, но недокапитализированных конкурентных преимуществ (энергосырьевой, транзитный, высокотехнологичный потенциал), масштабного внутреннего рынка, потенциально сильной индустриальной системы, качественного человеческого капитала. Для их эффективной реализации необходимы действия по следующим направлениям:

  • переход к стратегическому управлению развитием, который задействует дополнительные ресурсы экономического роста;
  • последовательная капитализация конкурентных преимуществ - от более легко реализуемых (энергетический потенциал, транзитный потенциал) - к более сложно реализуемым (высокотехнологичный потенциал);
  • распространение эффекта роста на массовые отрасли на базе их модернизации за счет технологического трансферта, расширения внутреннего спроса, повышения инвестиционной привлекательности обрабатывающих секторов.
        Условия нормальной реализации этих направлений:
  • формирование долгосрочного видения приоритетов долгосрочного развития;
  • обеспечение взаимодействия между государством, бизнесом и регионами (на основе частно-государственного партнерства, форсайта и др.);
  • переход к проектной логике управления рядом аспектов развития (снятие инфраструктурных, технологических, кадровых и иных ограничений);
  • формирование стратегической переговорной позиции во взаимодействии с внешним миром.

    РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ

        Важнейшими ресурсами развития российской экономики на долгосрочную перспективу являются энергетический, транзитный и высокотехнологичный потенциалы. Их полномасштабное задействование лежит в основе конструктивных сценариев экономического развития, позволяющих России добиться новой эффективности экономики и благоприятного позиционирования на мировом рынке.
        Энергетический потенциал. Разведанные запасы нефти оцениваются в 15,5-15,7 млрд тонн, что соответствует примерно 34 годам при сегодняшнем уровне добычи. Около 50% запасов сосредоточено в уникальных крупных месторождениях - с запасами более 300 млн тонн каждое.
        Разведанные запасы свободного газа составляют 47,2-47,5 трлн куб. м - около 75 лет при сегодняшнем уровне добычи. При этом перспективные и прогнозные ресурсы газа оценивается в 170 трлн куб. м.
        Реализация существующих и намечаемых в настоящее время проектов позволит сохранить поступательный рост добычи и экспорта нефти и газа. Без реализации таких проектов объем добычи нефти стабилизируется (ограничения со стороны инфраструктуры, ресурсной базы и др.).
        С газом, в силу наличия значительных месторождений и уже реализуемых планов по развитию экспортной инфраструктуры, ситуация несколько менее напряженная. Хотя и здесь существует необходимость существенного увеличения инвестиций в добычу и транспортировку, что является основанием для повышения внутренних тарифов на газ.
        Ключевые проблемы, препятствующие реализации энергетического потенциала:
        1. Необходимость диверсификации экспорта: формирования транспортной инфраструктуры, ориентированной на растущие рынки АТР.
        2. Рост потребности в инвестициях.
        3. Увеличение экспортного потенциала газовой отрасли сопряжено с изменением топливного баланса в европейской части страны.
        4. Необходимость развития новых технологий добычи нефти и газа (в сложных геологических условиях, на арктическом шельфе и др.).
        Транзитный потенциал. Россия находится на стыке Европейского, Азиатско-Тихоокеанского, Южно-Азиатского (Иран, Индия) геоэкономических пространств. Это создает возможность ее позиционирования как транзитного пространства, соединяющего Европу и страны АТР (коридоры "Запад-Восток"), страны Европы и Среднего Востока (коридоры "Север-Юг").
        Однако имеющийся транзитный потенциал России используется крайне недостаточно. Объем транзитных перевозок составляет менее половины от потенциально возможного. По перевозкам контейнеров использование транзитного потенциала - менее 10%.
        Ключевой вопрос сейчас состоит в том, кто "оседлает" транзитный грузопоток "Восток-Запад" - Россия (за счет использования Транссиба) или Китай (альтернативный быстро реализующийся проект ТРАСЕКА). В 2020 г. транзит может принести стране около 20 млрд долл. против 5 млрд долл. в 2005 г. - это не учитывая синергетического эффекта, который даст развитие транспортной инфраструктуре.
        Высокотехнологичный потенциал. По абсолютному уровню расходов на исследования и разработки (в расчете по паритету покупательной способности) Россия устойчиво входит в 15 стран-лидеров, имея затраты на НИОКР примерно на уровне Италии. По численности занятых в этой сфере Россия находится на 3-м месте в мире, уступая лишь США и Китаю.
        По широкому фронту направлений фундаментальной и прикладной науки сохраняются возможности проведения исследований на современном мировом уровне, в том числе, с использованием уникальной стендовой и испытательной базы.
        В то же время эффективность использования имеющегося потенциала крайне низка (рис. 4). Потери от несоответствия объемов затрат на исследования и разработки конечным результатам инновационной деятельности оцениваются в 23-25 млрд долл. в год. Из них 22-24 млрд долл. составляет нереализованный экспорт высокотехнологичной продукции, до 1 млрд долл. - недополученные доходы от экспорта технологий. Это связано с тем, что недостаточна концентрация ресурсов на решении действительно приоритетных задач. В расчете на одного занятого в сфере НИОКР расходы составляет порядка 16 тыс. долл. (по паритету покупательной способности) в год, что ниже большинства развитых и интенсивно развивающихся стран Америки, Европы и Азии (включая КНР). Одна из причин распыления ресурсов и низкого качества российской системы НИОКР - разрывы между фундаментальной и прикладной наукой, между наукой и образованием, между прикладными исследованиями и потребностями бизнеса.
        Реализация амбициозных задач в сфере экономического развития предполагает определенную этапность решения задач.
        На первом этапе в силу наличия финансовых ограничений (в частности, напряженности платежного баланса и государственного бюджета) основные усилия будут направлены на реализацию капиталоемких инфраструктурных проектов, обеспечивающих рост добычи и экспорта сырьевых товаров и углеводородов, а также на создание институциональных условий (НИС, технологический форсайт и др.) и технологических заделов для "инновационно-технологического рывка" во второй половине десятилетия.
        На втором этапе начиная с 2014-2015 гг. на базе результатов, полученных на предыдущем этапе (в частности, стабилизации платежного баланса), возникнут возможности для наращивания производства и экспорта высоко- и среднетехнологической российской продукции и формирования на этой базе "второго полюса развития" российской экономики.

    ВОЗМОЖНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

        В рамках рассматриваемого временного горизонта Россия останется одной из быстрорастущих экономик мира. Темпы роста российской экономики будут существенно опережать расширение мирового валового продукта. После структурной перестройки в начале-середине следующего десятилетия (сопровождающейся снижением темпов экономической динамики до 5-5,5%), по мере того как будет формироваться "второе ядро" экономического роста в конкурентоспособных высоко- и среднетехнологических отраслях, динамика ВВП выйдет на устойчивые 5,5-6% в год (рис. 5) и будет ограничиваться в основном демографическими тенденциями.
        Такого уровня достаточно для решения основных задач в области повышения благосостояния населения, борьбы с бедностью, модернизации социальных институтов, обеспечения национальной безопасности, создания потенциала будущего развития (включая технологические заделы).
        В результате, уровень ВВП на душу населения по паритету покупательной способности увеличится по сравнению уровнем с 2005 г. в 2,7 раза и достигнет 28-30 тыс. долл., что соответствует сегодняшним показателям экономически развитых стран Европы (Германия, Франция).
        Соответственно, производительность труда (с учетом технологической модернизации промышленности и изменения структуры экономики) увеличится к 2020 г. в 2,2-2,3 раза против уровня 2005 г., что, вероятно, является пределом с точки зрения возможностей российской экономики (рис. 6).
        В одной из основ экономического роста в данном сценарии является ускоренное развитие высокотехнологичных отраслей промышленности. На протяжении всего прогнозного периода рост выпуска высокотехнологичной продукции будет обгонять общие темпы расширения ВВП (в 2020 г. - в 1,5 раза; рис. 7).

    • Рейтинг
    • 7

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
    Яков Миркин
    Инвестиции: макроэкономические вызовы
    Какую модель экономики мы создали за четверть века? Это экономика сверхконцентраций собственности и огосударствления. Экономика вертикалей, олигополий, ресурсы сверхконцентрированы в Москве, малый и средний бизнес — подавлен.
    Константин Угрюмов
    Софинансирование ИПК — улучшение качества жизни россиян не только в будущем, но и сейчас
    Банк России и Минфин РФ согласовали концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Гражданам предложат копить себе на пенсию самостоятельно. Вопрос в том, какое количество россиян согласится участвовать в новой пенсионной системе.
    АО «ЕФГ Управление Активами»
    Solvency II для НПФа
    Согласно Информационному письму Банка России - в первой половине 2017 года будет разработана дорожная карта внедрения Solvency II на российском страховом рынке. В статье описан опыт использования стандартов Solvency II для частных пенсионных фондов в ЕС, обсуждается возможность применения Solvency II для российских НПФов.
    Светлана Бик
    Долгосрочные институциональные инвестиции в инфраструктуру россии на основе концессии: итоги 2016 года
    В 2005 г. в РФ появилась возможность финансирования инфраструктуры за счет концессионной модели, которая является основной формой ГЧП для реализации крупных проектов. За прошедшее время к финансированию подключились и НПФы. Отличительной особенностью является присутствие в схеме финансирования концессионных облигаций.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100