Casual
РЦБ.RU

Исторический феномен биржевых векселей

Декабрь 2006

    "Вексель - это необеспеченная облигация" можно прочитать теперь в каком-нибудь пособии по финансовому менеджменту. Казалось бы, правомерность такого определения обусловлена этимологией слова "облигация" (здесь подразумевается все-таки перевод слова debenture, а не более общего - bond), что указывает на обязательство как десигнат для вариационного поля применяемых языковых единиц. Однако генезис понятия, в котором такое укорачивание смысла стало вполне возможным и логичным, занимает не один век жизни финансового рынка. Надо полагать, что подобное интеллектуальное языковое творчество, с чертами исторического non-sense, несет на себе и название новых бумаг, которые скоро появятся на российских фондовых площадках, - "биржевые облигации". Заметим, что эти облигации с равным успехом можно было бы назвать "биржевые векселя".

    Интересно, что по объему пересечения смыслов термин "биржевые векселя" применительно к фондовой инновации был бы даже выразительнее, чем "биржевые облигации", поскольку как таковые облигации могут обращаться и часто обращаются на бирже. Особенно этот обстоятельство касается России, где весь оборот по рублевым бумагам происходит именно на биржевых площадках. Следовательно, новый термин не предлагает нам ничего нового в плане формальных языковым возможностей. C другой стороны, векселя, конечно, никогда не обращались ранее на бирже, а потому определение "биржевые" существенно трансформировало бы привычное значение слова.
    На самом деле, поскольку облигация является инвестиционным инструментом, а вексель - оборотным, мы имеем здесь вне зависимости от языковой формы любопытный симбиоз в практике фондирования предприятий. Стремительное развитие рыночного хозяйства в России (точнее перестройка уже развитой индустриальной экономики в другую систему производственных отношений) позволило перепрыгнуть ряд исторически длительных этапов, на которых складываются доверительные отношения между субъектами хозяйствования, что, в частности, подразумевает уважение брэнда, преемственность в управлении, надежность прав и обеспечения. Как бы то ни было, следует признать, что вексель является все-таки в значительной степени атрибутом и историческим продуктом простого товарного хозяйствования, в котором осуществляются личные контакты между должником и заимодавцем в тесном экономическом пространстве. Неслучайно одно из обозначений векселя в английском языке - note at hand (помимо основного термина - promissory note). Или, точнее, бумага, которая вручается из руки в руки.
    Объем вексельных обязательств в период металлических стандартов XIX в. многократно превышал объем наличных денег. В этих условиях обмен платежными обязательствами и выстраивание на этой основе цепочки взаимоотношений в капиталистической формации периодически подвергается проверке на прочность. Особенно актуально такое тестирование "добропорядочности" агентов хозяйствования, если в системе начинается циклический кризис перепроизводства. В классическом случае это происходит внезапно, и бумажные обязательства, обеспечивающие стабильность деятельности, вдруг обнаруживаются пылающими в карточном домике, владельцы квартир в котором подвергаются нервотрепке и спешно пересматривают вопрос о горизонте своего видения ситуации спроса и предложения на рынке.
    Материальная основа срока, на который выдается вексель, это обычные отношения поставщика и заемщика-производителя, подразумевающие их ориентацию на время службы обязательства как сумму длительности производственного цикла и времени реализации произведенного товара. Так, если взять, например, сельское хозяйство, то здесь это воспроизводственное время с весны до осени или с осени до весны - максимум 9 мес. (270 дней). В тяжелом машиностроении или судостроении срок может быть и больше, но к массовому случаю товарных отношений это уже не относится, а принадлежит скорее к плановому хозяйству. Большие объекты производятся под заказ с гарантией оплаты, и торговые риски по ним минимальны.
    В период Великой депрессии 1929-1933 гг., столкнувшись с массовыми банкротствами, американский законодатель попытался отделить риски, связанные с нормальной оборачиваемостью средств предприятия, и собственно инвестиционными рисками. Таким образом, был принят Securities Act 193, который имеет 2 основные цели:

  • требование, чтобы инвесторы получали финансовую и другую значимую информацию по ценным бумагам, предлагаемым к публичной продаже;
  • запрет обмана, фальсификации при продаже ценных бумаг.
        Следует отметить, что в числе прочих положений в Securities Act было требование о необходимости регистрации ценных бумаг в SEC (североамериканская Комиссия по ценным бумагам и биржам), срок обращения которых превышает 270 дней (срок оборота средств по одному производственному циклу вряд ли превышает 9 мес.). А вот в современной российской практике такая тесная связь с производственным процессом теряется, срок обращения биржевых облигаций, не требующих регистрации в ФСФР России, не превышает уже 1 года (см. таблицу).
        Таким образом, по сравнению с США у российских эмитентов появляется окно возможностей от 270 до 365 дней - срок, в течение которого они вроде бы могут избежать регистрации выпусков своих ценных бумаг в государственных органах. Однако надо заметить, что в США все простые векселя сроком свыше 270 дней относятся к категории securities и, следовательно, подпадают под регулирование. А в российской практике никакого ограничения на выпуск векселей в плане сроков или объемов не существует. Даже норма выпускать векселя на сумму не больше собственного капитала носит для наших банков теперь рекомендательный характер.
        С другой стороны, вторичное обращение новых бумаг - биржевых облигаций разрешается только на бирже. Но, как известно, на мировых финансовых рынках, большая часть облигаций обращается вне бирж (OTC). Данное обстоятельство связано как с определенными удобствами работы по интернет-системам (например, Reuters), минуя биржевую площадку, так и с отсутствием спекулятивной цели играть на внутридневных колебаниях по этим бумагам.
        Отметим, в частности, одну особенность биржевых облигаций. Выпускать биржевые облигации могут только эмитенты, чьи акции входят в любые котировальные листы фондовых бирж. Для них новация представляет момент расширения их оперативных возможностей по привлечению ресурсов. По сути, они могут выводить теперь свои краткосрочные векселя на биржу, тогда как ранее для этого им пришлось бы, помимо всего прочего, заплатить налог за эмиссию ценных бумаг. Однако и с этим налогом доля вексельного финансирования организаций в последнее время снижается по сравнению с облигациями. Так, в середине 2006 г. доля векселей в общем объеме рублевого долга составила всего 21%.
        Между тем необходимый предприятиям объем финансовых ресурсов, биржи аккумулировать, может быть, и не смогут, а следовательно, остается потребность во внебиржевых каналах финансирования.
        В этой связи по-прежнему существует необходимость в развитии гибких форм государственного регулирования долгового обращения, которая вовсе не снимается вводом нового гибридного инструмента. Например, в США в 1982 г. SEC приняла Rule 415, которое стало законодательной основой рынка среднесрочных обязательств (свыше 270 дней до 10 лет). Новшество позволило предлагать среднесрочные бумаги инвесторам подобно коммерческим бумагам (векселям). В отличие от коммерческих бумаг, medium-term notes должны быть зарегистрированы в SEC. Но регистрация требуется только каждые 2 года. Этими программами пользуются, например, компании, дающие автомобильные займы.

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100